Ангел-Хранитель 320 (СИ), стр. 1

Игорь Поль

АНГЕЛ-ХРАНИТЕЛЬ 320

Моему терпеливому критику — Наталии Ольховой

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

ЩЕНКИ

Глава 1

Низкое, бледное от стужи небо. Света заходящего солнца едва хватает на то, чтобы разглядеть ствол своей винтовки. Сергей лежит в сугробе под сенью разлапистой ели, локти увязли в снегу, шея вытянута, щека в теплозащитной маске плотно прижата к прикладу. Тело одеревенело от холода, от которого не спасают ни плотный комбинезон, ни едва греющий в режиме тепломаскировки климатизатор.

Насквозь мокрое белье леденит спину. Не выдержав, Сергей слегка пошевелился в попытке убрать колено с проклятого корня.

— Ты мне еще станцуй, мясо! — тут же раздался в наушнике сиплый рык сержанта.

— Виноват, сэр! — сконфуженно пробормотал Сергей.

— Да уж, виноват. На настоящей войне нас бы уже накрыли из минометов, — не успокаивался сержант. — Или причесали бы с воздуха. И все это — из — за одного олуха, демаскирующего позицию. Заноза, встать!

Сергей неуклюже поднялся, привычно отряхнул оружие и прижал его к груди. Спина чесалась от ненавидящих взглядов. Ничего не попишешь — в мобильной пехоте правит бал старый, как мир, принцип воспитания через коллектив.

— Направление — на два часа, высота 45, ориентир — сухое дерево. Выдвинуться к указанному ориентиру, укрыться, произвести разведку местности. Связь по шестому каналу. Ускоренным маршем! Выполнять!

— Есть, сэр! — Сергей сорвался с места и тяжелой трусцой рванул вверх по плавно поднимающемуся склону.

Хватая ртом разреженный воздух, он добежал до вершины, мешком рухнул в сугроб и приник к прицелу. Покрытие брони приняло цвет окружающей среды — серые пятна на белом фоне. Пощелкав переключателем режимов обзора, Сергей еще с минуту поводил стволом. Через прицельную панораму шлема видны лишь зеленоватые контуры деревьев. Лесистая долина перед ним упиралась в заснеженный склон, увенчанный зубцами красноватых скал. Пахло ночным морозом.

— Первый, здесь Заноза, — пробубнил Сергей, прижимая к шее ледяную пуговицу ларингофона, — Занял позицию. Веду наблюдение. Чисто.

— Первый, принято. Обеспечить прикрытие взводной колонны, после прохождения основной группы перейти в головное охранение, — проскрипел наушник.

— Заноза, принял. Конец связи.

На этот раз он зарылся в снег так глубоко, что из сугроба виднелась только верхушка шлема в пятнах зимнего камуфляжа. Ни к чему превышать лимит терпения взводного сержанта. Только не сегодня.

К моменту, когда между деревьями показался передовой дозор, он почти не чувствовал рук от холода.

Надвигалась еще одна долгая зимняя ночь.

Глава 2

Эта история началась в тот день, когда Джим Терри, клерк из отдела статистики, неожиданно пригласил Сергея отметить в баре свой день рождения.

— Будет весело, — пообещал Терри. — Интересные девочки, неплохая музыка. Тебе понравится.

— Договорились, — кивнул несколько удивленный Сергей. Они с Джимом не считались близкими приятелями. Так, дежурно здоровались в коридоре, да изредка перекидывались парой слов в офисном кафетерии. Однако пора было начинать обживаться в их скучном городке, и вечеринка с перспективой завести новые знакомства была не самым плохим вариантом на субботний вечер.

Временами Сергей завидовал людям, умеющим быть в центре внимания без всяких усилий со своей стороны. А Джимми, казалось, именно таким и был, чему в немалой степени способствовала его бешеная популярность у местных дам. Совершенно непривлекательный внешне — невысокий, щуплый, курносый, с узким веснушчатым лицом — Терри, тем не менее, никогда не оставался без женского внимания и служил постоянным объектом сплетен в их большом коллективе.

Вечеринка проходила в баре «Три рыцаря». Откуда у провинциального заведения образовалось столь громкое и не менее дурацкое название, история умалчивает, однако в зале напрочь отсутствовали как сами рыцари, так и любые элементы их экипировки. Да что там говорить — ни единый элемент оформления этого заведения даже близко не намекал на средневековье. Островок барной стойки в центре просторного зала, слегка затемненные окна — хамелеоны, россыпь овальных столиков между кадками с якобы земными пальмами, и крохотная эстрада с сияющим шестом для стриптиза. Днем тут было полутемно и пусто, лишь служащие из расположенного неподалеку управления горнодобывающей компании «Стилус», где, кстати, и работал Сергей, изредка забегали сюда перекусить или выпить чего — нибудь холодненького. Вечерами же бар становился средоточием ночной жизни Джорджтауна, здесь играл новомодный духовой джаз и в зале яблоку было негде упасть от наплыва серьезных декольтированных девушек и молодых людей в стильных пиджаках. Покачивая модными бакенбардами, они цедили дешевые коктейли и под звуки старых мелодий изображали сливки общества, глубокомысленно обсуждая достоинства давно забытых поп-групп.

Сегодняшний вечер не был исключением. В сумеречном свете по углам зала уже клубился полупьяный народ. Визг труб и голоса музыкантов, чьи потные лица ярко блестели в свете софитов, заглушали гомон толпы. Большинство оркестрантов, разодетых в забавные старомодные смокинги, были чернокожими, и только над ударной установкой торчал тощий белый парень, казавшийся в свете красно-синих прожекторов ожившим мертвецом.

Как всегда в начале вечера шест для стриптиза пустовал.

Джим семафорил руками из дальнего конца зала.

— Наконец-то! — перекрывая шум, крикнул он. — Я уж решил, придется отдуваться одному. Дамы все уши прожужжали — где этот твой русский симпатяга?

— Думаю, ты бы легко справился и без меня. — улыбнулся Сергей. — Поздравляю!

Он протянул подарок — коллекционный минидиск с подборкой симфонической музыки.

— Ты, как всегда, оригинален, — принимая яркую коробочку, сказал Джим. — Идем, познакомлю с компанией.

— Дамы и господа, имею честь представить своего друга. Это Сергей. Тот самый человек-загадка, о котором вот уже третий месяц шепчутся наши дамы.

— Очень рады, — пьяно улыбаясь, пропищала за всех светленькая девочка в облегающем синем платье.

Сергей изобразил вежливую улыбку.

— Падай, братан, — чернявый, косящий на один глаз парнишка подвинул ему стул. На плече его потертой кожаной куртки красовался засаленный шеврон с эмблемой горных егерей — перечеркнутая красной молнией снежная вершина. Обладателя эмблемы штормило.

— Примешь?

— Как полагается, — ответил Сергей.

Чернявый махнул рукой и официант поставил перед Сергеем высокий стакан с жидкостью синего цвета.

— Выправка у тебя — блеск. Где служил?

— Да я, вообще — то…

— Вот за это и вдарим, — перебил его чернявый и жадно припал к стакану. Затем пьяно рыгнул, и, глядя Сергею куда — то в переносицу, выдал: — Знаешь, меня ведь тоже хорошо помотало…

Джим позвенел вилкой по стеклу, привлекая их внимание.

— Стас, все мы знаем, какой ты геройский парень, но все же дай нашему гостю прийти в себя.

Чернявый качнулся всем корпусом, пытаясь сфокусировать взгляд на говорящем, однако быстро сдался и уставившись в стакан, пробормотал:

— Ишь, штафирки. Разожрались на гражданке…

На вид парнишке было лет девятнадцать — двадцать, и даже при самом диком полете фантазии он никак не тянул на армейского ветерана.

«Вечер обещает быть томным», — подумал Сергей.

По другую руку от него парень с собранными в длинный хвост волосами увлеченно рассказывал симпатичной кареглазой девушке:

— Я вам говорю: Шопен был гением джаза! Если бы его не отравил этот монгол Маккартни из «Роллинг Стоунз», он бы еще дал всем вздрогнуть! Чего стоит одна только «Smoke on the water»!

Подруга поощрительно ему улыбалась, не забывая прикладываться к высокому бокалу с чем-то молочно-белым и пузырящимся.

×
×