Варлорд. Врата Тартара (СИ), стр. 46

- Запеканка – это особо приготовленная водка, ваше благородие.

- Каким образом приготовленная? – поинтересовался я с неподдельным интересом.

Название это было мне очень знакомо, застряв в памяти вот уже много лет назад. Дело в том, что в детстве я прочитал коротенький гастрономический рассказ Чехова «Сирена», который может вызвать неконтролируемое слюноотделение даже у закоренелого солнцееда или пищененавистника. И было в этом рассказе упоминание того, что хороший обед замечательно полирнуть тремя стопочками запеканки. Сносок в тексте не было, а как запеканка может оказаться в рюмке, я тогда не понял, но хорошо запомнил. И столь неожиданно было встретить это загадочное название сейчас, да и еще с возможностью ответ получить.

- Запеканочка готовится в нашем фермерском хозяйстве, в пригороде, ваше благородие. Для приготовления используем водочку из чистейшей талой воды финляндских ледников. Дважды перегоняем ее на лимонных корках, заливаем в четырехлитровую бутыль и добавляем многие пряности. Бутыль обмазывается слоем ржаного теста, после четыре дня ставится в печь, в вольный дух после выпечки хлеба. После этого водочку процеживают и подслащают медом. Цвета и вкусы разные – мята дает зеленый цвет, черника – черный, подсолнечные семена – фиолетовый, скорлупа кедровых орехов – коричневый, шафран - желтый.

- Занятно, благодарю, - покивал я, и официант моментально исчез из поля восприятия.

«Ешь ананасы, рябчиков жуй» - неустанно принялся твердить мне лейтмотивом внутренний голос, когда не удержался и в числе прочего заказал одно из фирменных блюд – запеченные в золе перепелиные яйца с тертыми рябчиками. При этом испытывал странные чувства. Гастрономический рассказ Чехова читал в детстве, в девяностые - время, когда за лакомство считался черный хлеб с сахаром, политым водой (чтобы не рассыпался). В сытные дни – черный хлеб с маслом и вареньем. И описанные Чеховым гастрономические изыски были тогда для меня фантастикой даже более отдаленной от реальности, чем Волшебник Земноморья Урсулы Ле Гуин. Сейчас же словно сам стал частью этой фантастической истории. Причем почему-то с необычайной четкостью вдруг ощутил, что нахожусь не в родном, а в чужом и непривычном мире. Впрочем, после бокала Шабли все быстро прошло, и от тяжелой тоски по дому не осталось и следа.

О-очень неспешно отобедав, о-очень нескоро покинули ресторан с намерением прогуляться до Ростральных колонн. Выйдя по Конюшенной на Невский, оказались вдруг в потоке веселой гомонящей толпы, среди которой четко делились группы с белой атрибутикой, и красно-белой. После беглой справки в гиде выяснил, что сегодня на Петровском стадионе проходит матч между футбольными командами «КСП», он же «Императорский спортивный Клуб Санкт-Петербург» и Унистас. Болельщики первых были в белом, привычный и традиционный цвет роялистов. Поклонники Унистас носили красно-белые цвета, и судя по кратким обрывкам услышанной мной риторики и разговоров, позиционировали себя как «народная» команда.

Веселящаяся толпа нас подхватила, и вместе с ней вышли на Дворцовую. Мне столь шумное сборище не очень нравилось, хотя люди были веселы и не агрессивны. Несмотря на свободную продажу алкоголя, который употребляли в летних террасах многочисленных кафе. Я было хотел как-то уйти с потока направляющихся на Петровский стадион, свернув в Александровский сад, но Анастасия смотрела вокруг с интересом.

Причем неожиданно княжна словно невзначай взяла меня за руку и на краткий миг ощутимо прильнула грудью к плечу, когда мы прошли между двух групп. Руку мою после этого она не отпустила, словно это было в порядке вещей. Приняв как должное, отметил произошедшее краем сознания – потому что думать об этом слишком «громко», учитывая нашу сохраняющуюся ментальную связь, явно не лучшее решение.

Гомонящие болельщики в контрасте строгого города придавали происходящему определенный шарм, и видно было, что княжне увиденное в диковинку и интересно. Как раз в этот момент прямо перед нами рванулись друг на друга две группы болельщиков. От неожиданности я даже вздрогнул – все выглядело как столкновение двух групп околофутбольных хулиганов, настолько громко и слаженно обе компании прянули друг на друга. Но когда болельщики разных цветов смещались, стало ясно что соревновались они не в том, кто сильнее бьет и чаще попадает, дольше удерживаясь на ногах, а кто кого перекричит и переобнимает. Забавное зрелище, я как-то подобное в Италии видел.

Нас тоже чуть задело краем, когда со смехом большая группа красно-белых отбежала от общей свалки. Один из них, массивный бородач в огромном полосатом цилиндре, едва не врезался в меня и чуть задел Анастасию. Извиняющимся жестом он поднял руки с раскрытыми ладонями, прося прощения сразу за все на свете, глянув грустными, маслянисто поблескивающими глазами чуть навыкате. В этот момент его толкнула в плечо весело орущая парочка – девушка и парень в футболках разных цветов, и бородач принялся извиняться уже перед ними. Я в этот момент почувствовал рядом пустоту – которую только что заполняла аура Анастасии. Обернувшись, столкнулся с остекленевшими взглядом девушки. С гримасой усилия она подняла руку, касаясь правого бока, при этом чуть сгибаясь. Без раздумий я, даже не совсем осознавая что делаю, рывком задрал ей платье под грудь. Не обращая внимания на ошарашенные взгляды и даже парочку ободряющих выкриков рядом, увидел маленькую красную точку прямо под ребрами. Шило, причем игла осталась внутри.

В этот момент наша с княжной ментальная связь вдруг оборвалась, словно махом обрубленная, а я необычайно четко почувствовал эманацию смерти. Ни с чем не сравнимое ощущение бездонной пропасти, которое как ментат испытывал всегда, когда кто-то умирал рядом. Вот только сейчас, с княжной, оно было во сто крат сильнее. Ноги девушки уже подкосились, и она начала мягко оседать на землю, испустив тихий последний вздох.

Время словно на краткий миг остановилось и я, прокрутив события последних секунд, словно разбив на кадры, как вживую увидел волоокий взгляд бородача. Отпуская уже мертвую Анастасию, которая мягко упала на мостовую, осмотрелся по сторонам и успел среди частокола ног увидеть валяющийся на брусчатке полосатый цилиндр, точь-в-точь как был на голове бородача.

- Полицию вызови! - крикнул я замершему рядом мужчине и бросился в сторону, куда побежал убийца. Но едва сделав первый шаг словно врезался в стеклянную стену, и мигом позже меня закрутило уже знакомым чувством, затягивая во всепоглощающий бездушный водоворот. Все тело перекрутило, будто узлом заворачиваясь, навалилась огромная тяжесть, а чуть погодя вдруг вернулась привычная легкость. Сделав по инерции шаг вперед, я запнулся о брусчатку и едва не упал.

- Все в порядке? – оказались совсем рядом глаза встревоженной Анастасии.

«Все просто отлично, Томми», - невольно мысленно произнес я. «Все просто за-ши-бись!»

Заполошно осмотрелся, чувствуя, как стучит в горле сердце. Не знаю, как и кто это сделал, но совершенно ясно - искривлением времени я только что вернулся в прошлое, в тот самый момент, когда княжна взяла меня за руку и на миг прильнула к плечу. Вот рядом разогревающие себя криками группы болельщиков, готовые побежать друг на друга, вот первые вскинутые вверх руки – а это значит, что от рокового удара меня отделяет всего несколько секунд, не больше.

Глава 10

Княжна, явственно почувствовавшая взрыв моих эмоций, всерьез насторожилась и даже испугалась. Она сейчас стояла почти вплотную, взяв меня за руки и заглядывая в глаза. Мы оба были сейчас в туристических очках, но дополненная реальность в моих убирала в поле зрения с ее лица девайс, я это еще в ресторане настроил. Она, судя по всему, тоже.

По напряженному взгляду я увидел, что Анастасия – из-за моего ошеломленного состояния, с каждым мгновением все сильнее осознает, что происходит нечто страшное. Глянув через ее плечо, я увидел приметный красно-белый полосатый цилиндр в уже бегущей друг на друга толпе болельщиков.

×
×