Пепел. Книга первая, стр. 1

Мир сошел с ума. И это было ужасно. В одно мгновение самые близкие стали врагами. И не просто врагами, люди превратились в чудовищ. Человечество было обречено. Всего за несколько часов человек перестал править этим миром, превратился в скот и был вынужден спасаться.

Мы последние, кто остался в живых.

Будучи маленькой девочкой, я попала в Подземелье. За долгие годы, что я здесь нахожусь понимание нормальной жизни стерлось из памяти. В переломный момент у меня появилась возможность не просто сбежать из этого места, но и скрыться от самого могущественного и ужасного человека. Я не знаю, что ожидает меня на поверхности, но выбора больше нет. Побег это единственная возможность спасти себя и близкого мне человека. Кто друг? Кто враг? Это вечные вопросы, на которые я не знаю ответа.

Меня зовут Джей, и это моя история.

Часть первая: Подземелье

Глава первая

– Эй, Джей постой! Джей подожди меня!

– Если ты будешь и дальше тащиться как каракатица, то мы не успеем на слушание о вылазке! А это, я, пропустить не могу! – бегу дальше по коридору и распихиваю всех локтями, за что мне в след летят не самые приятные реплики, да и черт с ними, я должна услышать вердикт из первых уст.

– Ты же понимаешь, что тебя все равно не выпустят наружу? – моя единственная подруга Дженна наконец догнала меня. – Сенатор тебя не выпустит! Ни за что на свете! Джей? Ауууу ты слышишь меня?

– Да срать я хотела на Сенатора и его мнение по этому поводу, если я пройду отбор, то даже он не сможет сделать ровным счётом ни-че-го! А я пройду отбор, вот увидишь! Я не могу больше терпеть всё это, понимаешь? – мы петляем быстрым шагом по последнему коридору, который ведёт в святая святых подземелья, <<верховный зал суда>> – так они называют этот просторный холл. У дальней стены стоит трибуна и всё самое важное в нашей никчемной жизни произносится оттуда, а по периметру расставлены скамейки как в какой-то кафедре.

Иду между ступеней и не могу протолкнуться через поток людей, это сродни бегу во сне, вроде и силы прилагаешь, но практически не двигаешься с места. Расталкивать всех приходится одной рукой, на второй повисла Дженни – которая на ходу просит у всех прощение за моё поведение. В принципе, как всегда.

– Уважаемые жители подземелья! – Боже меня сейчас стошнит от этого голоса, уверенный раскатистый на весь зал. – Прошу минуту внимания! Как я уже говорил ранее, наши запасы заканчиваются и фермы не справляются с содержанием всех жителей.

Выдерживает паузу, что бы до всех дошло уже, что больше в этой консервной банке нечего делать. Завуалированно сообщает: мы все умираем. Но мне это только на руку.

– Восемнадцать лет назад произошла ужасная катастрофа, и как вы все знаете, мои дорогие друзья… вакцинация, к сожалению, не помогла человечеству. Нам с вами повезло, что мы живы и здоровы. Первая вылазка наружу была ровно через триста шестьдесят пять дней как мы попали сюда. И так продолжается каждый год, мы выбираем двадцать человек, и это лучшие из лучших. Но к моему величайшему сожалению.... ни один гражданин подземелья не вернулся, мы не знаем, что с ними произошло, но лично я, молюсь за них, и верю, что они живы, но по каким то причинам не могут вернуться за нами. Сейчас мы вынуждены опять собрать группу для отправки на верх… я понимаю, что вам страшно и волнительно, но это крайняя мера, завтра начнётся отбор и в очередной раз двадцать лучших кандидатов отправятся уже через восемь дней на разведку и я уверен, что именно эта группа добьётся успеха и будет нашим спасением! – свою речь заканчивает практически криком. Зал взрывается аплодисментами, и я их понимаю, ведь это не жизнь, а существование. Без возможности вздохнуть свежий воздух полной грудью, увидеть солнце и зажмурится от его ярких лучей, растения, что благоухают свежестью, зверей с их грацией. Делать то, что хочешь и не оглядывать по сторонам.

– Господа, прошу тишины! – на лице Сенатора появилась мерзкая улыбочка, меня аж передернуло от его взгляда, когда в толпе он нашёл мое лицо.

– Всех кандидатов, кто хочет положить начало новой эры человечества и стать нашими героями, я попрошу пройти в тренировочный блок, там вас уже ждут медики, они осмотрят вас и только здоровые и крепкие люди смогут пройти наружу.

Хлопнул в ладоши и потёр их друг о друга, как будто поймал назойливого комара и растер в порошок. Не отпускает ощущение, что прихлопнул он меня.

– Так же проверят знания кандидатов; на умение обращаться с оружием, врачевание и даже дедукцию. Спасибо за внимание! Да прибудет с нами милость Божья!

За всё время он не отвёл от меня взгляд, и что-то мне подсказывает что Дженни права, мне от него не избавиться не только при жизни, но и после смерти. Холодок побежал по спине, я так сильно сжала зубы, именно от этого отбора зависит моя жизнь.

Чувствую, как подруга потянула меня из зала вслед за толпой.

– Нет, нет и нет! Это просто самоубийство выходить от сюда, я думаю, что ты должна ещё подумать, прежде чем уходить. А как же твоя мама? Она больна и не переживёт если с тобой что-то случиться! Джей? Ты вообще меня слушаешь?

Если бы вы только знали, как я устала делать то, что мне говорят. Изо дня в день одно и тоже. Гонг, подъем, ужасная еда в столовой, работа «туда куда пошлют», ринг и снова гонг, отбой. В перерывах между этими делами, забота о моей маме, которой с каждым вздохом становится только хуже. Смотреть каждый день на то, как она медленно и мучительно умирает, пытка. Но в этом месте я ничего не могу сделать. Я бессильна.

– Я не могу здесь остаться. И ты знаешь причину. К тому же ты обещала присмотреть за ней, пока меня не будет. – выразительно смотрю на подругу, от чего она опускает глаза в пол.

Как она не понимает, если я останусь, то меня ждёт участь похуже смерти. Меня ждёт жизнь под гнётом Сенатора. Он маньяк ей Богу, я не знаю как остальные этого не видят, возможно они все понимают, но их политика такая, «пока меня не трогают, я не влезаю в неприятности».

– О, нет! Он идёт в нашу сторону! Не оборачивайся!

Поздно… К нам уверенной походкой движется этот монстр. В своём коричневом строгом костюме, конечно потрепанного временем, но чистого и с галстуком, «с галстуком!» кто их вообще носит в наше время и в нашем месте? Ему примерно лет сорок пять или около того, карие глаза которые кажется смотрят в самые недра твоих потаенных страхов и вытягивают их на поверхность, тоненькие губы как две струны, прямые и безжизненные, нос с горбинкой, я надеюсь, что когда то он был сломан. От этой мысли мои губы растянулись в улыбке, и вот я уже рисую в своём воображении, <<сейчас он подойдёт, и я ему сломаю нос ещё раз, и там появится горбинка размером с кулак>>. Мммм заманчиво, даже очень.

– Джей Хелена Морис, Дженни ….

– Крайтон сер. – писк подруги.

Подсказывает моя подруга и буквально начинает склонять голову в поклоне.

– Ах да, конечно! Дженни Крайтон, добрый день милые леди. И я надеюсь на общее благоразумие и понимание того, что в этих стенах более безопасно, нежели на верху. – выразительно смотрит на меня.

– Это, смотря для кого. – будь проклят мой язык, даже в моменты страха перед ним, я не могу промолчать.

Блин, я даже вида его не переношу, он словно пиявка, присасывается и забирает все жизненные силы. Из-за него моя мама больна и мало того именно по его указке её не лечат местные врачи.

– Мисс Крайтон? Не оставите нас на минутку, с моей суженой? У нас очень личный разговор.

По его взгляду кристально ясно, что это не просьба – это приказ.

– Ааа… да, конечно, Джей я буду ждать тебя…. Ну вон там.

Указывает в противоположную сторону от отборочного пункта и сбегает, вот же предательница. Хотя.... я бы на ее месте сделала тоже самое, его компания крайне не приятна. До тошноты.

– Милая, посмотри на меня. – делает шаг ко мне.

– Вы не можете меня так называть, никакая я не милая. – шаг от него.

– Как грубо с твоей стороны, так разговаривать с твоим будущим супругом. У тебя не может быть более важных дел чем Я. По-моему, я уже не раз тебе это объяснял.

×
×