Увлеки меня в сумерки (ЛП), стр. 1

Перевод: zhenechka_poyma

Сверка: Amelie_Holman

Бета-коррект: olgo4ka

Редактор: Amelie_Holman

Оформление: Skalapendra

Аннотация

Опасный красавец Саймон Нортам, герцог Харсгрова, и его чопорный брат-адвокат уживаются с трудом, но провал свадьбы Мейсона и кража его невесты выводят соперничество братьев на новый уровень. Семья Герцога ничего не знает о его магической отваге или о Братстве Судного Дня, так как же он сможет всем объяснить, что судьба человечества лежит на хрупких плечах этой прекрасной, но упрямой невесты, которую он давно жаждет соблазнить?

Фелиция — Неприкасаемая, редкий человек, чье присутствие нейтрализует магию, даже непреодолимые чары, окружающие гробницу Морганы Ле Фэй. Легендарная злая ведьма, обладающая невероятной силой, могла бы вознести гнусного колдуна Матиаса к его конечной цели — мировому господству… конечно, если он сможет ее воскресить. Постоянно скрываясь, Фелиция все же прислушивается к своему возникшему и доводящему до кипения желанию соединиться с Герцогом, но он не спешит связать свою жизнь — тело и душу, — с возлюбленной, чья лояльность может в любой момент оказаться под вопросом. Саймон Нортам, герцог Харсгрова стоит перед ужасным выбором: предать своего брата и идею выживания всего магического мира… или потерять женщину, которая притягивает его, лишая контроля.

Глава 1

Наши дни. Англия.

— Ты чертовски не вовремя, — сказал Саймон Нортем, герцог Харстгров, когда его сапоги захрустели на покрытом снегом полу.

Обугленные руины поднимались, словно призраки в туманной дали. Грузные серые тучи и вечерний туман обещали еще более плохую погоду.

— Скажи это Матиасу.

Брэм Рион откинул свои растрепанные ветром волосы.

— Согласен, — Герцог, так Саймон предпочитал, чтобы его называли, уступил.

Не было подходящего времени для того, чтобы Матиас Д'Арк атаковал дом Брэма. Но несколько недель назад он и его армия Анарки обрушились на резиденцию Риона в надежде уничтожить Братьев Судного дня, группу волшебников, посвятивших себя избавлению магического мира от злого колдуна и его приспешников. Матиас проповедовал равенство классу Лишенных магического мира, но это была уловка. Он занимался пытками, грабежами и убийствами, и все ради нечестно полученной власти. Атака почти застала Брэма, лидера Братьев Судного дня, и остальных воинов врасплох. Они едва спаслись, и были вынуждены покинуть дом, их штаб, чтобы остаться в живых.

Сейчас Брэм собрал Герцога и двух других воинов у останков поместья. Герцог опасался проверять груды почерневшего камня, штукатурки и кирпича, разбросанные среди многих выброшенных личных вещей. Это было похоже на последствия стихийного бедствия. Но в этом не было ничего естественного.

— Ты меня не понял.

Герцог приподнял бровь, глядя на Брэма.

— Сегодня чертовски неудобно, для того чтобы притащить меня сюда. Вчера? Завтра? Было бы отлично.

— Прости, что не сверился с твоим календарем.

Тон Брэма сочился сарказмом.

— Если я опоздаю на свадьбу Мейсона, моя семья убьет меня. Он мой брат.

— Сводный брат, — не слишком мягко указал Брэм. — Это не займет много времени, Ваше Высочество. Ты будешь в ЛоуЧестер Холле задолго до большого события.

Герцог улыбнулся.

— Я вздерну тебя за яйца, если не успею.

— У тебя есть время. Церемония ведь только в полночь, да? Странное время.

— Сегодня канун Нового Года. Новые начинания и все такое.

Герцог пожал плечами.

— Мне интересно, почему ты потребовал, чтобы мы пришли сюда сегодня вечером.

— Я только недавно обнаружил, что больше не могу телепортироваться в свой дом и войти любым другим способом тоже. Существует несколько возможных причин.

Он вздохнул.

— Ни одна из них не хорошая.

— Например?

— Думаешь, великий Брэм Рион объяснится?

Маррок телепортировался в ряды магических воинов, его серо-голубые глаза были полны веселья. Гигантский воин времен короля Артура любил дразнить Брэма.

— Без своего обычного остроумного обаяния?

Айс Рикард, шурин Брэма, поднял темную бровь, которая почти исчезла под его черной шапкой.

— Зачем ему начинать сейчас?

— Вы все можете отвалить.

Брэм приблизился к почерневшему, накренившемуся вдалеке дому.

— Помимо недавнего нападения на семью Лоури, Матиас был похож на церковную мышь, так как он не смог победить Айса в поединке за место в Совете. Мы знаем, что он не откажется от своего стремления завладеть магическим миром. Так что его почти три недели молчания вызывают у меня зуд.

Действительно. Братья Судного дня были самой большой преградой между Матиасом и безграничной властью. Никому из них не нравилось то, что они не могли угадать следующий шаг гнусного волшебника.

Сдержав проклятие, Брэм сказал:

— Совет дал нам, и только нам поручение на убийство Матиаса… но для этого мы должны найти его.

— Мы найдем.

Герцог закутался в коричневое итальянское шерстяное пальто, а затем медленно произнес:

— Надеюсь, он не чувствует себя обязанным встретить Новый год, ознаменовав его нападением. Завтра мне гораздо удобнее бороться с хаосом.

Как это часто бывало, юмор прервался на Айсе.

Настроение воина было черным, как его водолазка.

— Чертов ублюдок должен быть уничтожен. Но как мы убьем человека, который уже однажды был мертв?

— Мы… как-нибудь. Но сначала мы должны получить доступ в мой дом. Внутри слишком много информации, которая может ему помочь.

Айс пронзил Брэма взглядом.

— Не сочинения ли твоего дедушки?

Брэм не сказал ни слова.

— Ты оставил здесь труды Мерлина? — Герцог чуть не задохнулся.

— Я был без сознания, когда Матиас напал, если помнишь, — сказал Брэм обороняясь.

Неприятное ощущение появилось в животе у Герцога. Мерлин был величайшим волшебником всех времен, начиная с эпохи короля Артура.

— Если эти записи попадут не в те руки, магический мир будет полностью разрушен.

— Всенепременно, — признал Брэм.

— Черт, — пробормотал Айс.

— Есть шанс, что Матиас не знает, что у тебя есть тексты Мерлина?

Брэм пожал плечами.

— По крайней мере, я уверен, он надеется, что они у меня. И, конечно, понятия не имею, что Шок мог ему сказать.

Их предполагаемый двойной агент Шок Дэнзелл… чью преданность никто не мог точно определить. Хитрый ублюдок.

Герцог вздохнул.

— Тогда ладно. Мы попробуем зайти в дом и поискать книги Мерлина. Я могу остаться на час и вернуться завтра, если потребуется. Мейсон протянул оливковую ветвь, попросив меня быть его шафером. Мы не разговаривали около десяти лет, так что я не могу опаздывать.

Не то чтобы Герцог особенно хотел присутствовать на празднике. Фелиция Стаффорд была бы потрясающей невестой. Белый только подчеркнет ее невинность. Ее голубые глаза горели жизнью и огнем, которые она изо всех сил пыталась подавить.

Мысль о Фелиции заставляла его кровь кипеть, дыхание прерываться. Черт возьми.

На их первой официальной встрече прошлой ночью, когда Фелиция скользнула мягкой ладонью по его руке, он почувствовал толчок. Герцог подозревал, что она не принадлежит брату. Но она выбрала Мейсона по причинам, которые он не мог понять, поэтому Герцог стиснет зубы на сегодняшней церемонии, надеясь, что сможет удержать взгляд от невесты и заглушить запретное желание раздеть ее и уложить в постель.

— Шафер, — усмехнулся Айс. — Вся помпезность и торжественность человеческой свадьбы звучит абсурдно. Почему людям просто не сказать слова Клятвы, и все?

Герцог спрятал улыбку.

— Они говорят клятвы, но напыщенность, я подозреваю, нужна для матерей. Моя в своей стихии, сама запланировала мероприятие для Мейсона и Фелиции.

×
×