Над пропастью в огне (СИ), стр. 1

Анна Штогрина

Над пропастью в огне

Глава 1

Ника

— Почему тебе это важно? Ведь другим плевать! — раздраженно говорит Арсен, и нервно курит.

Черт возьми, он снова курит в моей комнате и этот едкий дым меня ужасно раздражает. Сколько раз я просила его выходить на балкон. Потом родители меня долго отчитывают, думая, что эта пагубная привычка моя.

— Именно потому, что другим плевать. Кто то должен быть тем, кому не все равно, — устало объясняю в сотый, нет в тысячный раз, ему одно и то же.

— Но ты ведь знала, что сегодня все уезжают на дачу к Филу. С тобой никто не пойдет, — Арсен тушит сигарету в импровизированную пепельницу из стакана. Оборачивается ко мне и его голубые глаза полны раздражения.

— Со мной пойдут многие. Я созвала в интернете группу небезразличных людей. Ты ведь тоже знаешь, что сегодня сбор важных шишек из разных политических организаций. Будет пресса, — клоню свою линию.

— Вот именно. Сегодня твое безрассудство закончится очередным приводом в полицию. Твой митинг не одобрили власти. Ваше пикетирование мэрии будет незаконным, и вас всех упекут за решетку. Спасутся только те, кто быстро бегают. А ты, как Жанна Д’Арк будешь стоять до последней минуты, — Арсен подходит ко мне размашистым шагом длинных ног, и я вижу в его взгляде не только осуждение, но и разочарование. Он явно выбрал себе в девушки не ту о ком мечтал.

Я устало тру виски и откидываю пряди длинных золотых волос на спину.

— Я уже все решила и не могу подвести своих единомышленников, — тверже говорю я, чтоб у моего парня не возникало желания меня дальше переубеждать.

— Ни я, ни ребята с тобой не пойдем. Ника, я устал постоянно бороться за собачьи приюты, за освобождение моряков из сирии, за геев и лейсбиянок, и еще за всякую другую херь, типа мира во всем мире, — цедит сковь зубы Арсен и подходит ко мне совсем впритык, нависает надо мной длинной массивной фигурой, закрывает мрачной тенью все мои солнечные порывы, — Что на этот раз? Побили бабушку у вокзала и власти не обратили внимание? Или твои фанатики обнаружили очередную точку продажи солей спайса для детей?

Я моментально вспыхнула и покраснела до кончиков ушей.

— Понятно. Ника, это из за этой новой аптеки, которая открылась на прошлой неделе! — утвердительно заявляет Арсен.

— Да. Именно из за нее. Она находится в ста метрах от школы. И я не хотела тебе говорить, но я несколько дней следила за ней и снимала на видео, как дети покупают наркотики. Дети, понимаешь! Да самому старшему из них пятнадцать лет. А младшие едва ли пошли в седьмой класс, — я выразительно уставилась на Арсена. Ну неужели и ему плевать на всех вокруг?!

— Ника! У этих детей есть родители и это они, а не ты, должны следить за аптеками. А у меня должна быть девушка. И вот это как раз именно ты, — Арсен положил свои руки мне на плечи и уткнулся лбом в мой лоб.

Он прикрыл глаза и перевел дыхание, стараясь унять свое раздражение. Я подумала о том, что у него тяжелые руки для моих плеч, а слишком модная светлая челка лезет мне в глаза.

— Зайчонок, поехали сегодня к Филу. Будут ведь твои подруги Марина и Илона. Мы проведем весело время, переночуем и завтра вернемся. Покушаем шашлыки, покупаемся в море, сходим на пляжную дискотеку. Нам всего по двадцать три года, а у меня ощущение, что по пятьдесят три. Ты постоянно в своей группе помощи. Еще и на работу устроилась, непонятно зачем. Будто твои родители бедные люди. Или я не могу обеспечить свою девушку, — наконец, Арсен снял с меня свои тяжелые руки и бережно приподнял мой подбородок наверх.

— Я обещаю приехать к вам. Попрошу папу завезти меня или возьму у него машину-сдалась я. Главное пообещать, как обычно. А там, даже если я не успею, никто особо не расстроится. Потому что все мои друзья имеют нехорошую способность напиваться в хлам до десяти вечера. И Арсен, к сожалению, не исключение.

— Ника, сколько раз я говорил, тебе нужна тачка. И твой отец не жмот. Он был готов подарить тебе ее на День Рождение еще в восемнадцать лет. И если ты против использования бензина, взял бы тебе электрический Ниссан Лиаф, — и снова надоедливые нравоучения.

На своей машине определенно удобно ездить в миллионном городе. Но мне это ни к чему.

Моя новая работа — редактор информационного сайта. Оплата небольшая, зато удобный график и печатают иногда мои статьи.

Мне доставляет радость знать, что я сама зарабатываю себе на жизнь, а не сижу у отца на шее. С недавних пор мне удается оплачивать аренду маленькой квартирки в нормальном районе. И иногда даже купить себе более-менее приличные вещи.

Папа с мамой не претендуют на мою свободу. Они добровольно дали мне шанс наиграться во взрослую. Возможно, им мой переезд дался легко, потому что они хорошо знают с кем я. Мой парень, Арсен, для них самый лучший вариант, который случился с их дочерью.

Красивый и богатый, сын Леонида Чадова, ген директора компании по предоставлению мобильной связи. После окончания института, Арсен устроился к отцу в фирму и теперь вся его жизнь напоминает мне отутюженные горы. То есть плато. Ровная, гладкая при этом холодная и безликая.

А я так не могу! Меня все волнует. И это не просто слова в пустоту. Это реальный крик души эмоциональной девушки, коей я являюсь. Когда я читаю перед сном о совершенных в мире злодеяниях, я не могу долго уснуть. Ворочаюсь, придумываю решения и варианты моей помощи в данной ситуации.

Но я и не настолько наивна, как может показаться. Я прекрасно понимаю, что повлиять на экономический кризис или войну в Ираке, я не могу. Но вот в нашем городе помочь пожилым людям или бездомным животным, это вполне мне по силам.

В интернете в Инстаграмме, я организовала целое движение против наркотиков #stopspace. Оно уже набрало более ста тысяч небезразличных людей. На выходные мы устраиваем рейды по разным мелким точкам продажи запрещенных препаратов. Я часто организовываю и сама учавствую в митингах.

Если бы только мои близкие люди разделяли мое мнение, мне было бы намного легче. Не пришлось бы скрываться и придумывать для Арсена истории. Будто бы я провела выходные в дорогом спа отеле, а не ездила расчищать морские склоны.

Или, к примеру, что я с подружками из Инстаграмма собираюсь провести вечер в модном ресторане, а не стоять в ночной темноте двора, выслеживая мелких наркоторговцев синтетическими солями.

Все просто. Я узнаю и фиксирую информацию.

Затем я сливаю ее на своей странице в соцсети, фото и видео, адрес наркоторговца. Дальше действуют уже другие заинтересованные общественные организации. Типа “Молот правды”, #молотправды, у них в составе в основном крепкие бойцы, сильные и справедливые мужчины. Именно они потом расправляются с наливайками, сомнительными аптеками и торгашами. Когда сдают в полицию преступников, когда наказывают сами.

Сегодня для меня важный день. Мы долго обращались в полицию, чтоб прикрыть аптечный наркопритон у школы. Мэр, политики и влиятельные бизнесмены сегодня собираются в мэрии. Это мой шанс быть услышанной, и я его не упущу.

— Ника, ты точно решила не ехать к Филу? — напомнил о себе Арсен.

— Я же сказала. У нас сегодня митинг. Я не могу не пойти. Ведь инициатором этого движения была я, — повторяю одно и то же. Долблю словно дятел несчастную голову Арсена. Да уж, жаль мне его. Но и я иначе не могу. Мои принципы и убеждения — это сама Я!

Мой разгневанный блондин несколько минут жует щеки и разглядывает меня так, будто пытается превратить в Снегурочку своими ледяными глазами.

Я лишь подавленно вздыхаю. Мне не разорваться никак! И к прискорбию Арсена, я всегда буду выбирать не его. И, вероятно, причина именно во мне…

— У нас ведь еще есть пару часов. Ты могла бы меня задобрить немножко. Поцелуешь! — меняет тактику Арсен. Он не спрашивает, а утверждает. Склоняется к моим губам, и пока я успеваю воспротивиться, нежно и деликатно целует сам.

×
×