Коридор в 1937-й год (СИ), стр. 1

Ольга Солнцева

Коридор в 1937-й год

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Глава 1. Наши дни. Рита и Артем

Я молю, помоги мне в пути моем бурном и длинном,

Помоги одолеть мне и жажду, и голод, и боль,

Чтобы мог я вернуться когда-нибудь в край тополиный,

В наш родной городок, (в наш старинный рассохшийся дом)…

Владислав Крапивин

Последняя лекция в университете закончилась в два. Рита подхватила рюкзачок, надела его на спину и отправилась по длинному коридору учебного заведения на выход. В холле на первом этаже, у стенда, как всегда толкались девчонки. В основном, первокурсницы. Громкое его название «Наши успехи» вряд ли бы привлекло внимание студенток, если бы не частое появление там фотографии третьекурсника Артема Муравьева. Что тут скажешь, он был красив, как греческий Бог, к тому же спортивен, как атлет Орсипп. Природа очень постаралась, создавая его: темно-серые глаза, прямой нос, а волосы с искусно выполненным, ненавязчивым мелированием придавали ему незабываемый образ мужчины-мечты. Все без исключения особи женского пола, в том числе, и преподавательницы вплоть до пенсионного возраста, млели рядом с парнем. Он был вежлив и обходителен, улыбчив и доброжелателен, обладал мягким чувством юмора. А уровень обаяния у него зашкаливал так, что устоять перед ним было просто невозможно.

Однако Рита старалась не попадать под его чары по той причине, что быть в толпе воздыхательниц Артема казалось ей унизительным. Вокруг парня и без нее порхало множество поклонниц. Словно бабочки вокруг ароматного цветка, они не давали ему возможности и минуту побыть в одиночестве.

Второй причиной игнорирования Артема Муравьева – пусть даже у него достоинств не перечесть, – было ее твердое мнение: он был слишком легкомысленным. Ну, разве можно с такой скоростью менять подружек? Нет, Рите такой мужчина рядом был не нужен. Она девушка серьезная, значит, и любовь, и отношения с противоположным полом должны быть соответствующими. Всё по правилам: ухаживания, предложение, свадьба, а дальше всё остальное. И – на всю жизнь. В радости и в горе…

Кстати, у Риты поклонников и без Артема хватало. Только отношения дальше первого свидания не продвигались. Странным образом все пригласившие ее прогуляться кавалеры, в первый же вечер лезли целоваться. Отчего девушка сразу на них вешала ярлык: поверхностный, не способный на глубокие чувства, а значит, не интересный.

Ее поклонники появлялись и исчезали навсегда, всплывая порой с девушками, которых Рита знала. А рядом с ней вакантное место идеального для нее мужчины так и оставалось пустым. Но Рита не унывала. А спокойно и терпеливо продолжала ждать большой, чистой и очень серьезной любви.

Поневоле все страсти вокруг Артема проходили у нее на глазах – всё же учились они на одном курсе. Уже почти все красавицы-студентки побывали в списке девушек мачо. А вот Риту Артем не замечал. Может, по причине, что девушка усиленно не обращала на него внимания. Вроде как самолюбие его заедало, что имеется особа, подкат к которой обернется для него поражением. Да, Рита делала вид, что нет мужчины по имени Артем Муравьев. Хотя издали за ним наблюдала, все больше убеждая себя в том, что тот – человек беспечный. Значит, она абсолютно права и ведет себя с ним соответственно его поведению.

Тайно она признавалась себе: обидно, конечно, что он к ней даже не пытается приблизиться. Ох, как бы хотелось Рите холодно, с легким презрением, посмотреть в его сторону и гордо заявить:

– Мне такие парни, как ты, не интересны!

Однако отвернуться и сделать вид, что нет такого человека на свете – по имени Артем Муравьев – не могла. Здесь странным образом ее разум не работал. И еще было заметно в нем другое, противоположное, которое, возможно, девчонки за его красивой внешностью не замечали: парень он был умным, интересным, начитанным, и поговорить есть с ним о чем, и его самого послушать.

Вот такие противоречивые чувства вяло развивались на заднем плане – учеба не давала Рите полностью посвятить себя романтичным отношениям.

Но главное, что она не унывала, не раскисала и верила в свою счастливую звезду.

…Рита выскочила из университета, весело процокала каблучками вниз по ступенькам и направилась по тротуару к своему дому. Ну, не совсем к своему. Уже почти два года она снимала комнату у одной пожилой женщины. Очень хорошей. Рите несказанно повезло. Та брала с нее символическую плату и тоже радовалась тому, что квартирантка оказалась девушкой приличной…

На улице стояла ранняя осень, царствовал месяц сентябрь. Еще не полностью сменили окраску листья на деревьях, а так, кое-где, осенние изменения разноцветными пятнами бросались в глаза то тут, то там. Как будто художник окунул кисточку сначала в ведро с желтой краской и взмахнул ею, потом повторил то же самое с красной. Радовались теплу птицы, щебеча и соревнуясь, кто громче. Солнце старалось, светило изо всех сил, как будто хотело доказать, что оно не только может летом создавать жаркую погоду.

Да, сентябрь в этом году был теплым. Даже на ночь Рита все еще не закрывала окно.

Всё было как обычно. Шла она из университета домой. Сумка на плече, каблучки стучат, мужчины оборачиваются. Привычная обстановка – ничего нового.

И вдруг Рита замерла от неожиданности: навстречу ей шагал Артем Муравьев. Независимый, красивый, с легкой улыбкой на губах. Женщины всех возрастов ему вслед оборачиваются, шеи скручивают, друг на дружку натыкаются. А он идет гордый, привлекательный, с легкой, независимой улыбкой на лице.

У Риты сердце-предатель застучало, словно заведенный мотор. Но внешне она старалась оставаться хладнокровной, как индеец из племени ирокезов. Хотя не только сердце, но и мозг работал лихорадочно. Что сделать при более близкой встрече, которую уже не избежать? Поздороваться? Улыбнуться? Кивнуть небрежно? Пройти мимо, не взглянув на него, не заметив?

А пока что она пыталась идти походкой независимой девушки, уверенной в себе: вертела головой то направо, то налево, с преогромным интересом. Ах, реклама на магазине! Ой, трамвай номер три! Ух, какой красивый цветочек во-оон на том газоне… Главное, чтобы Артем там себе чего-нибудь не напридумывал. А то решит, что и Рита – в его свите фанаток.

Расстояние катастрофически уменьшалось между ними, а Рита все еще не решила, как себя вести.

Артем неожиданно остановился, преградив ей дорогу. Она одарила его гневным и недоуменным взглядом: что за приставала на ее пути? Посмотрела ему в лицо. Он стоял и обезоруживающе улыбался. Ну, и как же тут устоять? К тому же, однокурсник, хоть и в упор не видит ее в университете… И Рита тоже ему улыбнулась: открыто и радостно…

…А дальше последовал восхитительный вечер. Они гуляли по городу и болтали, болтали, болтали. Точнее, болтал Артем, а она с интересом слушала. Ох, как любил он поговорить, в том числе и о себе! Ему нравилось, чтобы им восхищались, его обожали.

А еще любил говорить об истории. России, других государств. Сыпал интересными фактами, что не заслушаться было невозможно. И рассказывал не хуже их преподавателя Дмитрия Александровича.

Они гуляли у реки, которая разделяла город на верхнюю и нижнюю части. Тротуар шел вдоль высокой стены… Нет, не стены, а большой ступени-переходу к верхней части их населенного пункта. Там ходили трамваи, машины, сновали пешеходы, возвышались здания. И за рекой раскинулась та же картина – только нижняя часть города – со своими улицами, транспортом и постройками.

Неожиданно Артем продемонстрировал, как он, оказывается, умел еще и удивлять.

Прямо посреди тротуара росло высокое раскидистое дерево. Такое высокое, что начиналось оно в нижней части города, а верхушкой заглядывало в верхнюю часть. Как оно умудрилось сохраниться в городских джунглях, прямо в центре пешеходной секции дороги, можно было только предполагать. Широкоствольное, основательное, протянувшее свои ветки в разные стороны. Интересно, сколько ему лет? Наверно, еще и войну видело.

×
×