Грани сумеречных миров. Леди из этих (СИ), стр. 2

Парень вскочил с места и уставился потрясенно на младенца, который продолжал вопить во всю силу своих легких, несмотря на все попытки матери его успокоить.

- У тебя сумеречный лорд!

Подскочив к ней, парень выхватил младенца, встряхнул его, отчего малыш успокоился и затих, вглядываясь мутными глазенками в этого странного человека.

- Отдай! - Беляна кинулась на него, но была остановлена сильной рукой на расстоянии.

- Нельзя! - парень сурово сдвинул брови и взглянул на нее. - Это сумеречный лорд, он будет чуять запах молока и снова заплачет. Ты не должна брать его на руки. Видела, как тут все затрещало? - кивок. - Он тут разрушит все за минуту, пикнуть не успеешь.

- Это мой сын!

- Да что ты? - иронично выгнул бровь незнакомец, - а то я не понял, что твой. От тебя ж молоком несет за километр. Почуял твой запах и пришел посмотреть, что за баба сюда сунулась. Да еще кормящая. У тебя мозг вообще есть? Родила лорда и поперлась в сумеречный лес. Зачем? Отвечай!

- Я не обязана отчитываться перед тобой! - зло отозвалась Беляна, напряженно следя за сыном. Тот расслабленно лежал на руке у парня, сонно хлопая глазенками.

- Дура ты! - он зло сплюнул. - Бабы отдают таких детей сразу после родов, а ты бешеная, что ли? Зачем сюда пришла?

- Сына спасти хочу! - упрямо сжала губы Беляна.

- Дура и есть! Идем, отведу тебя, там помогут.

Женщина подхватила рюкзак и двинулась вслед за этим странным человеком, который уверенно шел через лес, обходя заросли и выискивая одному ему ведомую тропинку. Малыш не плакал, уснул, свернувшись в крепких руках, даже мокрые пеленки не тревожили его.

- Фу, как же от него несет! - парень резко остановился и обернулся к Беляне. - Такой маленький, а такой вонючка!

Беляна открыла рот, решив возмутиться, но парень ловко размотал младенца и, сморщив нос, посмотрел на пеленку. По нему было видно, насколько его раздражает этот запах, но он ловко вытер попу ребенку и передал грязное матери. Та в это время достала из рюкзака чистую ткань и передала незнакомцу.

- Как тебя зовут? - спросила она, решив, что нужно отблагодарить парня хотя бы разговором.

- Вуллаф, - парень искоса взглянул на Беляну, заворачивая младенца в ткань. У него было много младших братьев и сестер, поэтому навык обращения с детьми доведен до автоматизма. Может, именно поэтому сам он до сих пор сторонился всего, что связано с девушками. Конечно, он пользовался доступностью некоторых из них, но связывать себя детьми не собирался, хотя в этом году ему уже исполнилось 27 лет, солидный возраст для старшего сына.

- Куда мы идем, Вуллаф? - Его имя из уст этой странной незнакомки прозвучало тягуче и нежно, взметнув по коже тысячу мурашек.

«Эта самка сведет с ума половину стаи!» - вдруг подумал он, но вслух сказал:

- Для начала ко мне домой. А через пару дней или раньше, когда ты окрепнешь, отведу тебя к господину, пусть решает сам, что делать с таким подарочком. Как зовут тебя?

- Беляна. - Женщина уже отдышалась и шла теперь легко, не обремененная спящим младенцем.

- Из светлых, что ли? - Вуллаф резко повернул голову. - Как же тебя угораздило попасть на темную землю, да еще родить?

- А меня и не спрашивали, - грустно усмехнулась в ответ она, - выдали замуж за первого, кто попросил, да и забыли. Папа с мамой умерли, старшим в роду стал дядя, а я для него неугодная родственница. А теперь вот и муж выкинул из дома.

- Так уж и выкинул? - иронично усмехнулся парень. - Уж, наверное, не пустил бы, коли сама не пошла б в лес. Слуги у богатых детей сюда приносят, а бабы ихние дома сидят.

- И часто детей приносят? - нахмурилась Беляна, представив, как у несчастных матерей забирают их кровиночек.

- Раньше чаще было. Сейчас уж не рожают почти, боятся сильно. Простые-то плодятся, куда им деваться, да только у простых не рождаются сумеречные лорды, у магов только бестолковых. Которые знать не знают, куда семя свое плескать.

- А ты знаешь? - в голосе Вуллафа Беляна услышала злость.

- Ни одного щенка еще не принесла мне баба, - зло отозвался он.

В это время парень остановился, а женщина, не ожидая от него такого, резко налетела на него и уткнулась носов в спину. Непроизвольно она сделала вдох, отчего по ее телу побежали мурашки, а все волоски встали дыбом от непонятного животного страха. Странное ощущение! Отстранившись, Беляна выглянула из-за плеча парня и спросила:

- Что там? Почему мы остановились?

В следующий момент она увидела поляну, на которой играли двое волков, один поменьше, другой побольше. Шерсть меньшего волка была светлая, с серебристым оттенком, лапы тонкие, хвост пушистый, а у большего волка костяк мощный, шерсть темная. Это явно были взрослые особи, но игрались, как щенки, прыгали, покусывали друг друга, меньший волк будто в поддавки играл.

- Идем отсюда, - вдруг хрипло сказал Вуллаф и свернул обратно в кусты.

Беляна еще раз бросила взгляд на волков и пошла следом за парнем. В это самый момент она услышала рычание позади себя и испуганно взвизгнула. Вуллаф, уже свернувший за куст, резво выпрыгнул оттуда, вручил ребенка женщине и встал между ней и волком, который словно собирался напасть на Беляну.

Увидев Вуллафа, животное будто слегка припало на передние лапы и, нагнув голову, смотрело исподлобья. Парень не говорил ни слова, молча смотрел в глаза огромному монстру, а потом обернулся к женщине.

- Отходи за деревья, чтоб он тебя не видел.

Дважды повторять было не нужно. Беляна сиганула  напролом, с треском ломая сухие ветки, и спряталась между двух сросшихся стволов, крепко прижимая к себе сына. Она не знала, тот ли это волк, что толкал ее в лес, но страшно было безумно, сердце сильно колотилось в груди как сумасшедшее. Сколько она так простояла, женщина не знала. Ей казалось, что вечность. Когда Вуллаф показался из-за кустов, из груди ее вырвался вздох облегчения. Не осознавая, что делает, женщина кинулась к нему на грудь и вдруг заплакала. Парень неловко приобнял ее, стараясь не раздавить младенца, а потом взял за плечи и слегка отстранил.

- Замолчи! - резко сказал он, поднимая подбородок Беляны двумя пальцами и заглядывая в ее испуганные огромные глаза. - Разбудишь пацана, а нам надо успеть добраться до заката в безопасное место.

- А в-волки? - всхлипывая, женщина вытерла лицо рукой.

- Ушли, - хмуро ответил Вуллаф. - Тебе надо покормить ребенка или сцедить молоко, вонь ужасная от тебя.

Отшатнувшись от таких резких слов, женщина покраснела.

- Ты будешь смотреть? - тихо спросила она.

- Что я, сисек не видел? - снова грубо отозвался парень. - Садись здесь, мне надо отойти.

- А вдруг волки вернутся?

- Не вернутся, я прослежу.

С этими словами Вуллаф повернулся и шагнул за кусты, сразу же скрывшись из виду.

Женщина уселась на мох, достала потяжелевшую грудь из платья, лиф которого был совершенно промокшим от молока, наспех обтерла соски куском чистой материи из рюкзака и принялась кормить ребенка, одновременно сцеживая на землю молоко из второй груди. Сын был очень голодным, жадно причмокивал, в уголках рта пенилось молоко. Прошло примерно полчаса, она успела полностью сцедить грудь, а малыш все еще не выпускал сосок изо рта, изредка посасывая его. Глазки его были закрыты, пеленки промокли, но Беляна опасалась сейчас отрывать сына от себя, думая, что он заплачет.

- До сих пор сосет? - голос Вуллафа раздался из-за плеча.

Женщина густо покраснела, увидев, как парень разглядывает ее голую грудь и быстро накрылась пеленкой.

- Да, видимо, сильно проголодался.

- Парень не промах, - засмеялся Вуллаф. - Когда еще удастся на бабской сиське повисеть.

- Ты грубиян! - не сдержалась Беляна.

- Ой, можно подумать, ты девочка-припевочка, - зло отозвался мужчина. - Вставай, пора идти, пока совсем не стемнело. В сумерках станет идти тяжелее, а нам еще часа два через лес тащиться. Давай сюда пацана.

Женщина осторожно вынула сосок из ротика сына, спрятала грудь в начавший подсыхать лиф платья и передала ребенка Вуллафу. Тот снова ловко перепеленал малыша, что тот даже не пискнул и сказал:

×
×