Античная наркомафия-8 (СИ), стр. 1

Безбашенный

Античная наркомафия — 8

1. Уборка генетического мусора

— Менты! — презрительно хмыкнул Володя, глядя на прикрывающуюся щитами городскую стражу, — Мои орлы уже сделали бы эту Красную Пресню, млять, и сейчас уже занимались бы зачисткой!

— И с какими потерями? — поинтересовался я.

— Да уж всяко с меньшими, чем эти увальни! С таким-то прикрытием! — как раз в этот момент по баррикаде "ррывалюционеров" начинал пристрелку уже третий пулевой полибол, — Додумались, млять — с цетрами "черепахой" строиться!

— За это начальничек стражи огребёт, млять, по первое число.

— Гнать надо вообще к гребениматери такого горе-стратега!

— Надо бы, конечно, но не уверен — сам же знаешь, чей он ставленничек…

— То-то и оно, млять! Всю бы эту камарилью вдоль аллеи на сучьях вздёрнуть!

— Пока — очередь этих, — я кивнул в сторону баррикады, — До тех добраться — ну, когда-нибудь доберёмся и до тех…

Я ведь рассказывал в своё время о нехилых проблемах с некоторыми не в меру обезьянистыми "блистательными", то бишь потомками древних тартесских царей? С тех пор кое-кого вычистили, но не все титулованные уроды дали такой удобный повод, а так, с бухты-барахты, высшее сословие за жопу не возьмёшь. Гибель нескольких и тяжёлые ранения доброго десятка городских стражников — точную цифирь будем уже по итогам всей операции уточнять — достаточный повод, чтобы вздрючить облажавшегося идиота по самые гланды, но недостаточный, чтобы вытурить на хрен с должности, если этот идиот — сын уважаемых родителей и родственничек аж целого "блистательного". Ошибка, даже грубейшая — ещё не преднамеренное преступление, от расплаты за которое не спас бы уже никакой блат. Считать тяжким преступлением и врождённую бестолковость в сословных традиционных социумах, к сожалению, как-то не повелось — тот же Гай Теренций Варрон, угробивший при Каннах крупнейшую в истории Средней Республики восьмилегионную римскую армию и даже под суд за это не угодивший, соврать не даст. Наш-то остолоп под судом точно побывает, потому как у нашего Васькина не забалуешь, но тоже совсем не с тем результатом, которого хотелось бы. Но с говном, конечно, смешаем засранца, потому как строить "черепаху" из легковооружённых с их маленькими круглыми цетрами — это ж додуматься надо! Нет, в принципе возможно подобное построение и с круглыми щитами. "Черепаха", строго говоря, изобретена греками, а позднее будет успешно применяться и викингами, но что греческий гоплон, что унаследованный викингами от варваров времён Великого переселения народов поздний римский щит — это вовсе не маленькая иберийская цетра. Размер, как говорится, имеет значение. Классикой же для "черепашьего" строя стал продолговатый римский скутум, дающий лучшее прикрытие и облегчающий тем самым маневрирование построения, включая и атаку. Не просто же так эллинистические армии, толк в "черепахе" понимающие, начинают перевооружаться на похожую овальную фирею кельтского типа. Наша испанская — такая же, поменьше скутума, но не критично. Ну вот что мешало дураку не гнать легковооружённых под обстрел, а вызвать тяжёлую пехоту?

Но и это тоже не самое лучшее решение против засевших за баррикадой хоть и не особо умелых, но довольно многочисленных пращников. Есть же техника, в конце-то концов! Ага, уже подвозят её — три малых полевых баллисты. Надо отдать этим бузотёрам должное, с баррикадой они придумали неплохо, но против ядерного оружия ей не устоять. Ещё лучше это кустарное сооружение разметали бы гранаты, но в метрополии, вблизи от римских глаз и ушей, огнестрел и пиротехника — табу, так что придётся обойтись ядрами. Оно, впрочем, и к лучшему — меньше будет случайных жертв и ненужных разрушений…

Первые ядра, ушедшие с перелётом, наглядно это подтвердили, когда одно из них проломило стену складского здания далеко за спинами "ррывалюционеров", но затем артиллеристы пристрелялись, и их боеприпасы начали разламывать баррикаду. Оттуда тут же послышались вопли ушибленных обломками, и толпа бунтующих отхлынула немного назад, что от неё и требовалось силам правопорядка. Поверх баррикады навесом ударили подошедшие вслед за артиллерией балеарцы, а немногих смельчаков, вернувшихся на их оборонительный рубеж, чтобы отстреливаться, прицельно выбивали лучники.

— О, вот теперь-то они покажут себя во всём блеске! — прикололся спецназер над городскими стражниками, двинувшимися наконец к баррикаде рысцой и полусогнувшись, — Пришли менты, нам всем кранты!

Бузотёры, конечно, не собирались сдаваться так легко, да им этого, собственно, никто теперь и не предлагал. Такие предложения делаются только один раз, и кто не внял им вовремя, потом пеняет на себя. Так что и терять многим из них было уже нечего. Пасть в бою или повиснуть высоко и коротко по приговору суда — один хрен смерть, а в бою она всё-же почётнее. Ну, раз так — какие проблемы? Ядра баллист, круглые пули полиболов, стрелы лучников и "жёлуди" балеарцев множили на ноль всякого, кто высовывался из-за укрытия. Герои — ресурс ценный, трудновозобновимый, и если расходовать его быстрее, чем "бабы ещё нарожают", то результат легко предсказуем — герои кончатся раньше, чем средства для их уничтожения. На макроуровне межгосударственных войн и такой подход иногда прокатывает, если у противника человеческое поголовье поменьше, и герои у него кончаются ещё быстрее, но тут у нас микроуровень локальной портовой бузы, и сколько там тех героев у того отребья? Как и следовало ожидать, кончились они быстро, остальная сволочь снова отхлынула назад, уже не мешая городской страже растаскивать баррикаду, а балеарцы, снова добавив навесом, рассеяли толпу окончательно. Хотя, куда она денется? Порт оцеплён, и разбежаться из него некуда, лучники в оцеплении, если не сдаёшься им сразу же, стреляют без предупреждения наповал, а внутри порта тоже хрен затеряешься, потому как он невелик, и прочешут его при зачистке весь — тоже, кстати, не имея приказа брать смутьянов непременно живыми. Кто не знает за собой очень уж серьёзной вины и может ещё иметь какую-то надежду на помилование, тот сдастся сам, а это мечущееся в панике стадо обгадившихся бабуинов гуманизма не заслуживает — чем больше их бойцы перебьют при зачистке, тем меньше неприятной работы останется судьям и палачам.

— Отчаянные ребята! — заметил Володя, глядя в трубу на гавань, — Ай, молодцы! Ты только глянь, до чего они там с перепугу додумались! Выплывают, млять, расписные Стеньки Разина челны!

Вероятность бунта портовой черни предусматривалась заранее, и идея "забыть" в гавани парочку ушатанных волнами в хлам и предназначенных на слом бастулонских гаул принадлежала Хренио. Одну из них эти обезьяны таки сообразили спихнуть на воду, набившись в неё как сельди в бочку, и теперь невпопад выгребали между волноломами в море. Млять, только бы их не задержали покинувшие с началом бунта гавань и стоящие на якорях на внешнем рейде купцы! Но нет, не дёргаются — видимо, их успели предупредить. Беглецы тоже судьбу не искушают и разменять посудину не пытаются, а чешут подальше на всех вёслах. Жаль, только на одной посудине. Хотя — нет, вот и вторая следом за ней, и тоже переполнена. Вот и славно — гребите, главное, не ленитесь. Млять, ну куда вас несёт, идиоты! Так и есть — не вписались и впечатались левым бортом в волнолом. Нет, повезло, хвала богам — пробоину не схлопотали и чешут дальше. Ну и чешите себе, Нетон ждёт.

Понятно, что пересекать Атлантику в планы этих горе-мореманов не входит, но кого гребут их планы, неправильные по определению? Патрульная бирема — не гадесская, конечно, а наша — обозначилась с запада, прозрачно намекая, что в этом направлении им ничего хорошего не светит. К востоку им и самим не хочется, там — римская Бетика, а это для подобных им означало рабство и в лучшие-то времена, теперь же и в рабы могут не взять, хоть и в дефиците рабы — там самим жрать нечего. Да и эпидемия там свирепствует, так что перспектива, мягко говоря, не вдохновляющая. Но Атлантика — это серьёзно, а тут ещё и осень, начало сезона штормов, и идти на корм рыбам не хочется тем более. Можно представить себе, в каком настроении они решились всё-же свернуть к востоку. Ага, хрен вы угадали! Такая же бирема нарисовалась и оттуда с тонким намёком, что и это тоже не их путь. Правильно, марш в открытое море! Требовали отправки туда, на Острова? Вот и отправляйтесь туда теперь сами, если вам судьба найти к ним дорогу, а главное — доплыть. А чтобы не передумали, обе биремы идут следом — не стремясь догнать, но и не давая им расслабиться. А ветерок крепчает медленно, но верно…

×
×