Нэдия (СИ), стр. 2

— Ну? — нетерпеливо спросил он. — Или вы резко перестали нуждаться в работе?

Нэди поежилась от этой злой усмешки и, крепко взяв сестру за руку, двинулась в мрачный дом. Внутри он оказался таким же, как снаружи — темные обои на стенах, массивная мебель из дерева, тяжелые бархатные портьеры, закрывающие окна. Не дом, а крепость. Мужчина уже не оглядывался, следуя вглубь коридора, девчонки едва поспевали за ним.

В библиотеке, куда они пришли, было также мрачно, как и во всем остальном доме, да еще и пыльные полки не добавляли уюта, всем своим видом говоря, что стояли так несколько лет и будут стоять дальше. Массивная мебель из черного дерева, стены серо-синие, тяжелые бархатные шторы в цвет мебели не добавляли уюта. Нэди вздрогнула, представив, что ей придется большую часть дня находиться в этом мрачном помещении, но ползолотого в месяц перевешивали все доводы против.

— Итак, — господин устроился в кресле за столом и махнул рукой, предлагая то же самое сделать девочкам в креслах напротив, — вам срочно требуется работа и жилье, мне срочно требуется помощница по библиотеке. Видите ли, я не живу здесь постоянно, — он побарабанил пальцами по столу, нахмурился и посмотрел Нэди прямо в глаза, — но здесь находятся редчайшие книги, которые передаются из поколения в поколение в моей семье. Перевозить их нет смысла, поэтому и приходится приезжать сюда и самому заниматься этой библиотекой. — Он усмехнулся. — Представляете меня с веником?

Кора совершенно неожиданно для себя хихикнула. Черты лица господина разгладились.

— Ты славная малышка, — заметил он, — тебя ждет большое будущее. И тебя, — глаза его уставились прямо в Нэдины, заставив ту поежиться. — Как случилось, что две благородные девицы скитаются в обносках на задворках магического мира?

— Это наша семейная история, она уже в прошлом, — девушка выдержала его взгляд и сама нахмурила брови. — Нам нужна работа и жилье, как вы верно заметили, а вам нужна помощница. Оплата нас устраивает. Если мы вам подходим, то мы готовы приступить прямо сегодня.

— Я искал одну помощницу, а не две полпомощницы, — снова усмехнулся он, — вернее, треть помощницы и две трети другой.

— Тогда нам незачем здесь больше оставаться. — Нэди встала, сестра последовала ее примеру.

— Сидеть!

Неизвестная сила обрушилась на девочек и подтолкнула их обратно в кресла. Нэди пыталась сопротивляться и у нее это почти получилось, но вскоре она упала в кресло, тяжело дыша.

— Занятно. — Господин оказался рядом с девочками так быстро, что они даже не успели проследить его путь.

Не применяя рук, он выдернул Нэди из кресла и пальцами приподнял ее подбородок вверх, заглядывая в глаза.

— Кто твои родители, девочка?

— Какое это имеет значение? — Нэди зло сощурила глаза.

— Для тебя сейчас все имеет значение. Кто был магом в твоей семье? Отец? Мать?

— Я не знаю! — девушка сбросила его пальцы с лица. — Мы прибыли с той стороны мира, поэтому ваш вопрос кажется странным. Там нет магов!

— Ошибаешься, детка, — мягко сказал мужчина и повернулся к Коре. — Встань, пожалуйста.

Девочка послушалась и оказалось, что ростом она чуть выше локтя этому странному господину.

— В тебе я тоже вижу потенциал, — пробормотал он. — Надо же! Два дарования в таком захолустье!

— Что вы имеете в виду? — Нэди уже готова была бежать отсюда и подавала отчаянные знаки сестре из-за плеча хозяина дома.

— Вы обе обладаете магическим потенциалом. — Он обернулся и взглянул девушке в глаза. — Если его развивать, этот потенциал превратится в дар и умение пользоваться магией. Вероятно, оба ваших родителя были магами, иначе этот потенциал не был бы так высок. Полагаю, только поэтому вы не умерли от голода и холода. Но близки к этому, резерв у вас истощен. В этом городе есть школа магии для одаренных детей, малышку я бы мог туда устроить, а тебя, — еще один взгляд на Нэди, — туда уже не примут, возраст не тот. Тебе нужно пробовать в академию магии, а она уже находится в столице края, в Арвенкуре.

Сестры переглянулись. Это было заманчиво, конечно, но пришлось бы разделиться, а это уже невозможно.

Маг будто читал их мысли.

— После окончания академии все выпускники вступают в ковен магов, их распределяют по рабочим местам, а оплата у нас за работу достаточно высока.

— Вы прямо как змей-искуситель! — не выдержала Нэди. — Ваш какой интерес?

— Самый прямой, дорогая моя, я директор местной школы магии. Конечно, помогая вам, я лишаюсь вновь помощника в библиотеке, но что не сделаешь ради будущего нашей страны!

2

Прошла уже неделя с того памятного дня, когда сестры познакомились с мистером магом, которого звали Силан эр Норран, что означало принадлежность к касте драконов. Для девочек это мало что значило, имя как имя, а сама принадлежность к могучим ящерам казалась сказкой. В самый первый день они шептались, лежа в постели и пришли к выводу, что это просто типа тотемного животного для мага. Поначалу, конечно, маг показался им злодейским злодеем, но по факту оказался совершенно другим, с юморным характером и добрым по натуре. Благодаря ему жизнь девочек была спасена в первый же день их встречи с этим хмурым господином.

И вот, спустя семь дней, Нэди ехала в общем дилижансе в сторону столицы Фенталии, города Арвенкур, а сестра осталась в школе для магов под присмотром эр Норрана. Сама школа девочкам понравилась — добротное здание в пять этажей под черепичной крышей, на первых трех располагались учебные аудитории, на двух последних жили дети, мальчики на четвертом, девочки на пятом. В комнате, помимо Коры, жили еще три девочки, все они были из полных магических семей, но показались милыми и дружелюбными. Коре выдали полный комплект одежды и обуви, снабдили учебниками и тетрадями, а потому Нэди была спокойна за сестру. Эр Норран и ей выдал школьное платье и крепкие башмаки и плащ, криво усмехнувшись и сказав при этом, что так она меньше похожа на оборванку с рынка. Он же купил ей билет до Арвенкура и даже выделил несколько монет на непредвиденные расходы.

Нэди была счастлива, что их с сестрой судьба устроилась. Ее страшило, конечно, будущее в академии, но вряд ли это было хуже, чем несколько лет скитаний. Куда интереснее и загадочнее казался факт наличия в ней магического дара. Ведь удивительно, что ее мама и папа, будучи ярыми сторонниками движения за освобождения их страны от гнета магов, смогли произвести на свет двух магически одаренных девчонок. Первые годы детства Нэди помнила плохо, начала себя осознавать, когда сестре было уже годика два, но какие-то смутные тени воспоминаний периодически проносились перед глазами. Вот отец, большой мужчина с бородой, подкидывает ее вверх и ловит, а мама смеется, вот она идет с ним за ручку, облизывая шарик только что купленного мороженого, а в следующем воспоминании он читает ей сказку на ночь. Потом эта война с магами, отец уехал и больше не вернулся, а мама замкнулась в себе и первое время вообще была как восковая кукла. Она часами просиживала в своей комнате, завернувшись в отцовский любимый плед и плакала. А потом уже появился ненавистный отчим. Сестре в то время было около пяти лет, а самой Нэди тринадцать, она была нескладным подростком, упрямым и своевольным, но тот быстро укротил ее, однажды избив ремнем при всех. С тех пор девочка редко разговаривала с отчимом, стараясь избегать его, а мама вообще устранилась из жизни дочерей, все время проводя в спальне. Иногда, когда она все же выходила к ужину, от нее даже чувствовался запах вина и какой-то неухоженности. Сам же отчим, Фэллей КатерОвич, частенько устраивал пирушки, на которые съезжались многие богачи их города, громко хохотали на первом этаже, зажимали служанок, пировали с размахом, поэтому детям было запрещено спускаться вниз, но они и не стремились. Так и получилось, что с гибелью отца для них умерла и мать. А когда она, спустя несколько лет, все же скончалась в родах, то девочки не почувствовали сильного горя. Их куда больше заботила дальнейшая судьба их самих.

×
×