Три сапога пара (СИ), стр. 59

– Поразительные выводы, как ты только догадался? – ответил Ричард, чуть рассеяно. Кажется, гомонящая толпа сбила его с толку.

– Дык, вилы, факела, топоры. Вон, мужик с картечницей. И глаза у них такие… не добрые, – Рей не уловил иронии и ответил честно.

Ропот усилился и вперед вышел высокий, плотно сбитый мужчина. Был он усат, лыс, и превосходил габаритами даже Рея.

– Ты Ричард Гринривер? – прокричал мужик, когда гул чуть стих. Видимо, его слегка пугал окровавленный топор в руках юного аристократа. Да и сам он больше походил на ожившее исчадие ада, чем на человека.

– Я. Ты что-то хотел от меня, смерд? – Ричард вышел вперед.

– Эй, пацан, этот мистер тебя просил донести послание? – обернулся мужик, и вытащил на свет давешнего мальчишку, которому Ричард дал монетку за работу «глашатаем»

– Он… Точно он! И страшный тот тоже с ним был.

– Значит, это ты пообещал спалить наши дома, если мы не заплатим тебе? – выкрикнул усатый, размахивая зажатым в руке топором. – Ты решил сжечь редакцию, запугать нас! Но у тебя не вышло!

– Мистер Салех, пожалуйста, не надо так громко смеяться, – процедил Гринривер в сторону. – Уроды! Говномесы, черви! Вы не достойны даже грязи на моих ботинках! –проорал Ричард в толпу. – С чего вы вообще взяли, что это я?

– Что, благородный, поджилки трясутся? Запахло жареным и в отказ идешь? – ответил парламентёр под вопли одобрения. – Думал сможешь запугать нас? Наш город? Знай, мы и не таких уродов в пруду топили! У нас тут это, гражданское общество! Вооот! И сейчас ты ответишь за всё! Сдохнешь!

– Сдохнееешь! – подхватила толпа.

Двери ресторации с грохотом захлопнулись за спиной компаньонов. И, судя по звукам, их чем-то подперли.

– Мистер Салех, я знаю, это будет трудно, но вы убиваете правую половину площади, а я левую. Плачу по серебрушке за каждого убитого, – глаза юного аристократа зажглись каким-то инфернальным весельем.

Откуда-то прилетел камень. Прилетел не точно. Но стало ясно, что камней сейчас будет гораздо больше.

– Жаждете благородной крови, урроды? Так знайте! – голос Ричарда обрел неожиданную глубину. – Я ненавижу вас, жители Римтауна! Не я сжег редакцию, но, если бы я мог, я бы сделал это сам! Сжег бы весь ваш чертов город! Каждый дом, каждый сарай! В пепел!

Где-то на середине фразы темное небо внезапно подсветилось. Сразу со всех сторон. По всему городу взметнулись столбы пламени. Но, казалось, Гринривер этого не замечал и продолжал изрыгать проклятия и оскорбления.

– Я бы убил каждого на этой площади, самым мучительным образом, и сам этот жалкий городишко я бы сбросил в бездну! На корм тварям, что ждут за гранью! Смерть, смерть и только смерть я бы принес вам, жители Римтауна. И Смерть встретит каждый, кто подымит на меня руку! Вы сдохните! Вы все…

Весь мир неожиданно обрел ярко фиолетовый оттенок. Звезды скрылись за набежавшими тучами. И сами облака закрутились в жуткий водоворот, в котором то и дело сверкали молнии. Небо рокотало.

– Ричард, теперь понятно, почему ты не рассказывал про свой атрибут, – восхищенно пробасил инвалид, почёсывая в затылке рукояткой хлыста. А ты умеешь только открывать врата в бездну? Или закрывать тоже?

– Это не я… У меня другой атрибут, – просипел графеныш внезапно севшим голосом.

Тем временем жители города, в ужасе озираясь на происходящее, опускались на колени в едином порыве.

– Смилуйтесь! Смилуйтесь благородный лорд! – неслось со всех сторон. Остро пахло страхом.

– Так что происходит-то? Ричард? – снова уточнил бывший лейтенант, защелкивая в хлыст баллон со спиртом.

– Пиздец! – честно признался Гринривер.

Судя по отблескам в небе, Римтаун действительно проваливался в ад.

Глава 19

Небо продолжало плавиться, словно в синюю гладь воды кто-то вылил густую масляную краску бардового цвета. Всполохи света в небе заставляли тени плясать жуткий танец. Присмотревшись, можно было понять, что тени пляшут, словно припадочные, и их рывки никак не связаны с нездешним светом.

Горизонт стал сильно ближе, и можно было видеть, как небо, перемешиваясь с чем-то, напоминающем слизь, стекает на землю. А на небе набрякают огромные капли.

Глядя на всё происходящее, Рей в очередной раз проверял оружие и очень печально вздыхал.

— Ричард, не могу сказать, что ты мне особо нравился, но боюсь, тут всех моих навыков не хватит. Так что программу максимум мы уже провалили. А программу минимум провалим в ближайшие минуты, — голос бывшего лейтенанта был спокоен.

– Так все плохо? — Гринривер сделал большой глоток из бутылки, не отрывая взгляд от неба.

– Будь тут армейский корпус при поддержке магов, полный выводок мастера – химеролога и стая костяных гончих, я бы все равно прощался. Тут нужен архимаг. Или аватара божества. Это точно не ты?

— Увы.

– Был рад знакомству, Ричард Гринривер. Ты мне нравишься, жаль не вышло сделать из тебя человека.

— Ты мне тоже нравишься, Рей Салех. И для меня было честью сражаться рядом с таким человеком как ты, твое благородство… — Ричард посмотрел на компаньона, который выпучил глаза и приоткрыл рот, от изумления. — Ладно, ладно ты меня раскусил, – продолжил графеныш другим тоном. — Ты омерзителен как моровое поветрие, надеюсь, ты сдохнешь в муках, и вообще, иди нахер. Я умру счастливым зная, что ты не оставил потомков, такая мерзость не должна размножаться!

– Вот, вот теперь верю! – расхохотался инвалид, защелкивая замок картечницы.

-- И что нас ждет? – снова присосался к бутылке молодой аристократ.

– Я ебу? В аду я еще не был! – ответил Рей, наблюдая за небом. – Но мы узнаем об этом… прямо сейчас!

Огромная фиолетовая капля летела с искажённого неба. Люди, на которых падало непонятное нечто, разбежались в ужасе. И вот светящаяся сфера коснулась земли. С тонким хрустальным звоном сфера лопнула, разлезлась невесомыми осколками и на землю вступила она…

Демоница была ослепительно красива. Идеально правильные черты лица, корона острых рогов, высокая грудь, и манящее женское естество. Руки, словно затянутые в латные перчатки, которые полностью закрывали предплечья. Ноги венчали изящные копыта. Жутким украшением из пятки выходила костяная шпора. В руках гостья из-за грани сжимала клинок, словно сделанный из стекла. В глазах незнакомки плескалось расплавленное золото.

Смех сотней хрустальных колокольчиков разнесся по площади. А перед лицом существа из-за грани появился какой-то символ.

– Погонщица. Высшая демоница, – поделился наблюдением Салех, впрочем, не подымая оружия.

– Ты знаешь, как ее убить? – поинтересовался Гринривер, с любопытством огладывая новое действующее лицо.

– Если только у тебя с собой нет тонны рунной взрывчатки. А лучше двух,– инвалид почесал в затылке рукояткой пистолета.

– И зачем тогда мне знать, что это за ебань? – раздражено спросил графеныш.

– Ну, вдруг тебе интересно?

– Ах, какая любопытная компания! Сколько вкусной еды! Сколько великолепного страха! Хотя мне обещали сжигаемых за живо, но все живы и собрались в одном месте! Так даже лучше! – от голоса демоницы вибрировал воздух и противно ныли зубы. Люди на площади стали падать на землю, прижимая ладони к ушам, и беззвучно крича.

– Леди, вы ослепительны, разрешите облобызать ваши ноги! – Ричард отбросил бутылку в сторону, уронил топор и сделал шаг навстречу погонщице. Взгляд полный жидкого золота уперся в молодого человека. И тот взмыл в воздух, зависнув как муха в сиропе.

Тем временем знак, висящий в воздухе, налился темным светом и устремился вперед, прилипнув к дверям ресторации. На стенах появилась прозрачная пленка.

– Так нам не помешают развлекаться ваши друзья. Ах, сколько восхитительных эмоций, какой накал жизни! Мальчик, милый мальчик, ты хочешь мне подарить что-то?

– О да, миледи, позвольте вас коснуться, это все, чего я желаю перед смертью! – просипел Гринривер которому пребывание в воздухе причиняло боль.

×
×