Три сапога пара (СИ), стр. 53

– А, так того, дамы. Мисс Сертос обменяла тебя на мисс Штраус. Мисс Штраус попросила ее бить. А потом мы все вместе резали тебе руку, чтобы срастить перелом. Так что на сегодня тренировка все. Рука должна к вечеру срастись, – ответил Салех, не отвлекаясь от хлыста. В какой-то момент оружие смазалось и дерево в одно мгновение словно освежевали. Запахло свежей древесиной.

– Вы решили перевооружиться? – Ричард решительно проигнорировал последнюю реплику, для сохранения крепкого душевного здоровья.

– А, так мне вчера профессор Ремуль подарок сделал. Проводники. За счет университета. Между прочим, их получают самое ранее на втором году обучения, а то и на третьем. Тебе тоже дадут, не переживай, – последняя фраза прозвучала успокоительно.

– Честно, у меня нет сил вникать во всё, что вы мне сейчас наговорили. У нас ведь завтра выходной? – Ричард без сил прислонился к ближайшему дереву и сполз на землю.

– Самоподготовка. И индивидуальные занятия с преподавателями. Но они со следующей недели. Как и большая часть лекций, – ответил Рей, поддерживая темп. Черная смола с его лица стала капать чаще, а облако сгустилось. – У нас сегодня вводная лекция по тактике и физическая культура.

– Тогда у меня есть деловое предложение! Завтра мы отправимся в лучший бордель в этом городе. И снимем его весь. Мне надо снять напряжение. Иначе я свихнусь. Я больше так не могу, честно.

– Ты как-то подрастерял лоск, Ричард, я тебя не узнаю! А где все те высокопарные обороты, где тонкая ирония? – подколол нанимателя инвалид.

– Мистер Салех, пожалуйста, провалитесь в ту бездну, которая вас исторгла, в наказание за мои грехи? – огрызнулся Ричард. – Черт возьми, я не думал, что вы можете выглядеть еще хуже. Право, надо что-то делать с вашим дымом! Хоть, признаюсь, так даже лучше. Теперь вас сложно принять за человека даже издали.

– Вперед, лечиться. А я к алхимику, думаю, он объяснит мне, что со мной происходит! И исправит. Оно жжется.

В комнату Ричард в этот раз вернулся своим ходом.

Рей ополоснулся в душе (дым пошел гуще и пришлось открывать окна нараспашку) и поспешно отправился в город. До занятий оставалось еще пару часов. В итоге, не найдя внутренних сил для хоть какого-то социального взаимодействия, графеныш заказал через коменданта еду в комнату и завалился на кровать, уставившись в потолок. Ему было плохо.

Тем временем Салех искал лавку алхимика. Лавка находилась в богатой части города. На перекрестках дежурили полицейские. Дважды Рея пытались остановить. У него справлялись о здоровье, соболезновали задымлению и показывали дорогу. В итоге бывший лейтенант завалился в богато выглядящую лавку. Звякнул колокольчик.

– Что ууууууугодно доброму господину? – поинтересовался из-за прилавка мужчина средних лет в черной жилетке.

– Вы мистер Торвин? – буркнул Рей, оглядываясь.

– Яааа… Чем обязан? – проблеял мужчина, разглядывая гиганта.

– Меня зовут Рей Салех. Я душехранитель сэра Ричарда Гринривера. Именно я заказывал у вас эликсиры последнюю неделю, – представился инвалид.

– Да – да, какая радость, вы же мой привилегированный клиент, хотели что-то узнать? Лавочник смотрел на визитера как кролик на удава.

– Понимаете, какое дело, я вот утром вашим эликсиром воспользовался. И начал дымиться. И пахнуть елкой. Очень неприятно, знаете ли… – начал описывать суть проблемы коптящий инвалид.

– Ах, какая неприятность, видимо, я что-то напутал в рецептуре. Как же здорово, что вы живы… – алхимик кажется, был готов упасть в обморок.

На этих словах владельца лавки Рей удивленно вскинул брови. После чего выглянул на улицу, перевернул табличку на ручке, чтобы все видели, что лавка закрыта. Потом закрыл дверь на торчащий в личинке ключ. И опустил жалюзи.

В лавке сразу стало темно. Где-то обреченно завыла собака.

Глава 17

— …ну и я стал раздеваться, только двери закрыл, и шторы задернул, шоб срамом не светить на всю улицу, приличный квартал всё же. Говорю, давайте тогда исправляйте вашу ошибку. А он так распереживался, так распереживался, говорит, мистер Салех, я вам дарю всю свою лавку и всё ее содержимое. Из большого уважения значит. Чтоб я обиду не таил. А я ему и отвечаю, зачем мне лавка, я в алхимии мало чего понимаю, так что всю лавку не надо, пусть будет половина лавки, а мистер Траст продолжает варить свои замечательные зелья. Сошлись на семидесяти процентах. Потом он меня полил каким-то отваром, дым прекратился. Обработал еще раны чем— то, так что они сочиться перестали. И мы пошли к нотариусу. Так что теперь я совладелец алхимического товарищества, под названием «Салех и Торвин». Так что теперь я из зажиточных, – закончил делиться новостями Рей. В руках он нес огромную охапку красных роз.

Ричард ошарашено рассматривал душехранителя. Молодой аристократ пытался сформулировать хоть какой-то внятный ответ. Не выходило.

— А цветы откуда? И кому? – решил в итоге поинтересоваться молодой аристократ.

– Ах, да, точно. Это тебе!

Расширенные глаза и выступившая испарина была ответом.

— Ты должен сегодня вручить эти цветы мисс Сертос. Я обещал! – пояснил Салех, кажется, не заметив реакции компаньона. А также облегченный выдох после того, как он услышал вторую фразу.

— Так, стоп, ты о чем? Почему я должен дарить ей цветы?

— Так она со мой расплатилась с помощью своей подруги. Вот я и…

— Стоп, стоп, пожалуйста, подробно и с самого начала, что еще случилось пока я был в отключке?

И Рей детально изложил события последнего утра, что случились после того, как графеныш потерял сознание от боли. Дослушав историю Гринривер громко и со вкусом, расхохотался.

– Мистер Салех, дам вам добрый совет: в таких историях всегда требуйте предоплату, — произнес молодой человек успокоившись.

– А зачем? Люди честные. Мне всегда долги возвращают, – пробасил инвалид, на что-то обидевшись.

-- Угу, Рей, вы же каждый день зубы чистите, неужто себя в зеркале не разглядывали? Люди возвращают вам долги не потому, что они порядочные, а потому что уверены в факте своей мучительной смерти в случае просрочек! – ответил Гринривер.

– Так я никогда не… – замялся бывший лейтенант.

– Не смешите богов, мистер Салех. Хотите сказать, что никогда так не делали? Так это еще страшнее, никто не знает, что случилось с людьми, которые вам деньги не отдали. Их нет. Просто нет, – пояснил свою мысль Ричард.

– Так зачем, в таком случае, предоплата? – поинтересовался гигант.

– Потому что дело касается меня. Будь на то моя воля, данная сделка может не состояться. А так бы вам перепало. С женщины с такого не убудет.

– Я, между прочим, на свидание хотел девушку пригласить! – обиделся Рей. – Это тебе не девка из борделя!

– И у нее наверно дырка поперек? – дернул щекой Гринривер. – Все женщины по своей сути продажны. Не важно кто перед тобой: банная девка или королева. Вопрос в цене. Просто кто-то может позволить себе только первых, а кто-то пачками скупает вторых. И давайте сюда цветы. Я искренне восхищен вашей оборотистостью. Хотя вынужден признать, для меня впервые, чтобы женщина платила чем– то, кроме невинности, чтобы оказаться со мной в постели!

– Всяк имеет свою цену, извозчик и граф, вопрос только в цене. Кто-то может себе позволить только извозчика, а кто-то скупает пачками аристократов, – Салех сплюнул. – Как-то это по-скотски.

– Как и вся наша жизнь! – философски заметил Ричард, не став развивать дискуссию.

На лекцию по тактике они зашли последними. Занятия проходили в лекционной аудитории, представляющей собой амфитеатр. Ричард огляделся и отправился к одногруппнице с цветами наперевес. Вернулся быстро, и красный как рак.

– Мистер Салех, вы что, подарили своей девушке букет больший, чем моей?

– Да, а что? Ты бы мой не унес…

– Вы только что меня унизили перед Ребеккой. Теперь она думает, что мой телохранитель щедрее меня!

– Молодые люди, прошу, занимайте свои места! – разнесся зычный бас преподавателя, что вошел в аудиторию. Массивный мужчина, на фоне которого даже Рей смотрелся не таким огромным. – О, я вижу даму с цветами, весна, любовь, бурление чувств… Замечательное начало, надеюсь, до конца обучения вы дойдете в полном составе, а не как обычно…

×
×