Три сапога пара (СИ), стр. 43

– И вы, наверняка, умеете неплохо драться… – продолжала гнуть свою линию девушка. – Это так... волнительно…

Большая часть слушающих диалог молодых людей недовольно скривилась. А засмущавшийся Салех сжевал ложку. И с противным звуком заскрежетал металлом. Через несколько мгновений он очнулся и озадаченно уставился на изуродованный кусок металла.

– Есть немного…

– А можете дать мне пару уроков? В частном, так сказать, порядке?

Теперь у инвалида покраснели еще и уши.

– Кхм, а как прошло занятие мистера Гринривера? Что с ним такое приключилось? – прервал флирт один из студентов.

– А, забавная история, у мистера Гринривера проявился второй атрибут. Ему преподаватель не поверил, и тот его расчленил…

Наступившая тишина была просто оглушительной.

– Не, вы не подумайте, не специально. – Начал объяснять ситуацию Рей. – То есть, конечно, он хотел, но вышла ужасная случайность. Тут даже следователь был, узнал все обстоятельства дела, и сказал, что это была смерть по неосторожности, в конце концов, мистер Симпсон сам начал конфликтовать с Ричардом. А тот парень вспыльчивый, и ему сегодня дамы в грубой форме отказали и…

– То есть преподаватель разозлил сэра Гринривера, тот его убил и это сочли несчастным случаем? А убил Гринриверпотому, что утром ему отказали дамы?

Салех задумчиво почесал лысую макушку.

– Все примерно так, только преподаватель умер случайно. Это следователь так сказал… – постарался пояснить ситуацию Рей. – Преподаватель сам сознательно провоцировал срабатывание способности.

– Ну, конечно, провоцировал, он ведь преподаватель, это его работа! – в голосе высказавшегося Виктора были истеричные нотки.

– Я настоятельно не советую распространять слухи насчет мистера Гринривера. Это понятно? – угрожающе прорычал Рей, поднимаясь из-за стола. – Все вопросы вы сможете задать своему одногруппнику напрямую, завтра. Если вас не устроят ответы, задайте вопрос администрации университета. А теперь прошу извинить… – С этими словами громила подхватил все еще бессознательного нанимателя и отправился в сторону общежития.

Взгляды в спину он проигнорировал.

Сунутый под душ Ричард начал трепыхаться. И громко застонал.

– Мистер Салех, я начинаю думать, что умер и нахожусь в очень паршивом посмертии. А вы мой персональный демон-мучитель. Который должен выжать из моего тщедушного тельца максимально много боли.

– Крепись, Ричард, пиши письма отцу, теперь у тебя официальный статус – великий волшебник. Так в протоколе написано! – поздравил нанимателя Рей, протягивая ему очередное «пыточное» зелье.

– Вы сейчас серьезно? – удивленно вскинул голову Ричард.

– Более чем! Профессор Ремуль теперь, наверно, твой новый преподаватель. Мировой мужик, кстати, ты его только не убивай, пожалуйста…

– И ты туда же, да не специально я сделал это…

– Ну, я так господину следователю и сказал. И он мне поверил.

– Мистер Салех, вы едва не убили меня и попытались разнести на части всех взрывчаткой. Мне кажется, следователю было глубоко плевать на истину, он просто очень хотел жить!

– Нет, Ричард, это все, потому что я очень дипломатичный! И людям нравлюсь! – парировал Рей. То ли серьезно, то ли в шутку.

– Мистер Салех, больше всего в вас людям нравится, когда вы уходите! – ядовито заявил молодой аристократ.

– О, Ричард, они хотя бы не умоляют меня об этом! – благодушно ответил здоровяк.

– Я вас умоляю, постоянно. Иногда со слезами. Но…

– Но ты мне за это заплатил, – хохотнул инвалид.

– Но я тебе плачу. О боги… Черт… – ругнулся Гринривер, осматривая себя.

– Что? – покосился Салех на мокрого работодателя.

– Рубашка... – поясняя свои слова, графеныш вытянул руки вверх, и стало видно, что рукава рубашки заканчиваются на середине предплечья.

– Слушай, будь умнее, купи себе сразу три десятка. У тебя ведь не должно быть проблем с финансами.

– Ага, а потом меня будут высмеивать за то, что я одежду ем! У братьев есть доступ к семейной бухгалтерии.

На этом разговор утих.

А вскоре молодые люди легли спать. С чувством глубоко внутреннего содрогания.

Где-то в ректорате.

– Что скажешь о наших главных подозреваемых? Удалось срисовать психологический портрет?

– Опасные долбоебы, – вздохнул следователь короны, баюкая в руках бокал кальвадоса. Тот изумительно пах свежими яблоками.

– Извини? – его собеседник, мужчина с крайне неприметной внешностью, вскинул брови.

– Один – идеальный ликвидатор. Способен организовать бесследное исчезновение кому угодно. Находится в жесточайшем неврозе. Импульсивен, мнителен, истеричен. Образован. Если сорвется – придется серьезно попотеть, чтобы справиться. Второй – даже не знаю… не воспринимает мир реально. При должной подготовке – типичный «смерть до горизонта». Расчетлив. Да… скорее всего именно расчетлив, – на этой ноте содержимое бокала было уполовинено, и следователь захрустел долькой груши.

– Сомнения? Какие еще варианты? – участливо спросил собеседник наполняя опустевшие бокалы.

– Безумен. Например – контужен. Еще вариант – просто идиот. Чтобы доказать мне невиновность своего компаньона, едва не разнес всех нас рунной взрывчаткой. Демонстрация, не спорю, вышла крайне убедительной, но…

– Может действительно знает что-то про Гринривера?

– Не могу быть до конца уверенным. За минуту до этого он, дабы продемонстрировать как Гринривер дематериализует предметы, проткнул ему руку ножом. Уже после него в ход пошла взрывчатка. Этот Салех абсолютно равнодушен к чужим страданиям, эмпатия как у кирпича. Хотя опять же, я не знаю точно, возможно это просто запредельное хладнокровие. Когда я наводил справки о Рее Салехе, то у меня складывалось ощущение, что я заглядываю в пустой чемодан…

– Но даже в самом пустом из самых пустых есть двойное дно?

– В точку. Еще могу сказать, что, не смотря на образованность одного и жизненный опыт второго, эти двое – клинические идиоты. Они не изучали уложение университета, не имеют представления о правовом статусе волшебников, и, кажется, вообще не понимают на кого учатся, – следователь снова глубоко вдохнул запах спиртного.

– Общественное мнение? – собеседник расслабленно вытянул ноги к огню.

– Просто что-то с чем-то. Отдельные перлы я даже записал. Общество считает их кровавыми отморозками. Хотя внесу поправку: кровавыми всемогущими отморозками. Демонов они едят на завтрак, запивают всё свежевыжатой кровью. Это они сожгли задние местной газеты, внимание, за шуточный пасквиль. Пытают стариков, насилуют женщин, ими подкуплено всё руководство университета, все преподаватели, а также местная полиция. Гринривер – бастард императора, Рей Салех – его брат-близнец. Ах да, Рей Салех – темный маг плоти, а Ричард – его кукла. Вернее, куколка, типа нимфы, и он, сожрав сотню душ, переродится. Разумеется, все это инкогнито. Кстати, последняя байка ходит на самом высшем уровне. Они их даже святой водой напоили…

– Неплохо. А что из этого правда?

– Первое. Они действительно сожрали демона. Не всего, но в деле участвовала мясорубка, соль, специи и немного сала…

Молчание затянулось.

– Ты считаешь, они подойдут для наших целей?

– Да, идеально!

Глава 14

— О, молодые люди, я уже начал переживать, вдруг бы вы не стали спать вообще? — радостно воскликнул старый Роберт, размахивая сразу всеми четырьмя верхними конечностями. Что характерно, все руки были заняты. Трубкой, каким-то бутербродом, прозрачным бокалом и каким-то глиняным сосудом.

– И как бы, по-вашему, мы это сделали? — дернул щекой Гринривер, оглядываясь.

Комната была всё та же. За окном – серая хмарь. За столом – довольный жизнью повелитель темных снов. На столе разложена закуска и стоят пару бутылок.

— Вы могли бы выбить себе мозги. Или ночевать в храме светлых богов, – добродушно ответил старик. И Ричард понял, что тот пьян. Не в «ноль», но уже достаточно для того, чтобы появилось характерно «пьяное» благодушие.

×
×