Три сапога пара (СИ), стр. 31

Учиться очень интересно. Хотя тут путаница, вводят новую программу и не всем выдали учебники.

Кормят тут очень хорошо. От пуза. И мясо можно есть сколько хочешь.

Мама, мне тут очень нравится!

Обними за меня Аннушку, наверно совсем большой стала. Если будут женихи досаждать, покажи им мое фото (прилагаю к письму). А еще у меня есть ружье.

Очень по вам скучаю, надеюсь в этом году выбраться на каникулах с побывкой.

С самыми теплыми пожеланиями.

Искренне твой, Малыш Рей».

Потянувшись, бывший лейтенант протяжно зевнул, и, отложив в сторону протез, лег спать. Полостью довольный жизнью.

– Опаздываете, молодой человек!

Инвалид непонимающе огляделся. Он находился в комнате. Только что-то изменилось. Сразу так и не поймешь…

Осознание пришло сразу.

Во-первых, за окном вместо привычного пейзажа была какая-то хмарь. Во-вторых, вместо современных газовых светильников со стен светили висящие в воздухе свечки. В-третьих, Рей увидел, что его правая нога вернулась на свое законное место. А озадаченный жест активации мыслительной активности дал понять, что голову покрывал ёжик коротких черных волос.

Ах да, самое главное – в центре комнаты, уперев локти на спинку стула, сидел старый Роберт. Вполне себе живой. Правда немного не такой, каким его запомнил Рей. С длинного костистого лица ушли все признаки старческих слабостей. В карих глазах горел лихорадочный огонь. На голове была широкополая шляпа анатома. Одет старый Роберт был в черную рубашку с серебряными манжетами. А еще у него было четыре руки.

А еще на второй кровати сидел Ричард. Он был вплавлен в стену и у него не было рта.

Короче инвалид сразу догадался что спит.

– Доброго вечера! – пробасил Салех, и, не обращая внимания на присутствующих в комнате, начал прыгать на правой ноге, явно наслаждаясь процессом. После чего засунул руку в карман и извлек оттуда ложку.

Он подошел к вплавленному в стену нанимателю, схватил того за вихляющий в стороны подбородок, и начал ложкой выковыривать ему правый глаз. Жертва замычала и забилась. Глаз выпал, и повис на тонкой ниточке сосуда. Оттерев кровь об одежду Рей продолжил экзекуцию и вырвал второй глаз. Посмотрел на свою жертву, истекающую кровью. Огляделся. Выглянул в окно. Подергал дверь. Та оказалась заперта.

– Эм… мистер Роберт, не подскажете, тут где-то бабы есть?

– Увы, нет.

– Плохо, должны быть бабы. Тогда одолжите стул? – Роберт поднялся и отошел в сторону, на лице его застыл вежливый интерес.

Согнав со стула мертвого старикашку, Рей схватил предмет мебели и швырнул его в окно. Стул не отскочил. Просто оказался на прошлом месте. И на него тут же сел визитер.

– Угомонились?

Поинтересовался через какое-то время снящийся Штоф.

– Ах, да, тут вед тоже тут! – обрадовался Рей. Подошел и нанес ночному визитеру удар ногой в голову.

По ощущениям – словно пнул кирпичную стену. Было больно. Было очень больно.

Роберт поднялся, навис на упавшим Салехом наступил ногой топу на причиндалы. И тут бывший лейтенант понял, что больно ему до этого не было.

– Это же сон, не может так больно быть! – пропищал Рей, сквозь льющиеся из глаз слезы.

Старый Роберт расхохотался. Его руки замелькали в воздухе, он вздернул рея, держа за шею и вырвал из стены Ричарда. Оставив в стене одежду с кожей.

– Ну что, ученики! Теперь то вы понимаете, что всё это на самом деле?

– Это не сон? – просипел Рей.

– Он, самый настоящий сон. Просто у меня есть тут власть. И теперь вам предстоит исполнить свою клятву. Вы будете учиться, сученышы!

Снова мелькнула черная рука, глаза вернулись в глазницы. Длинный коготь сверкнул, и рассек кожу графеныша на месте рта. Раздался протяжный крик.

– И у меня есть явный фаворит. Рей, скажу прямо, вы мне нравитесь. Как вы этого прощелыгу! Раз-раз, и глазки повисли. Очень качественная работа. Так, шкеты, вы меня сейчас наверно не слышите…

То, что называло себя Робертом встряхнуло приятелей. Рей почувствовал, как боль прошла. Он обессиленно рухнул на пол. Рядом, ощупывая лицо и тело, упал Ричард.

– Мистер Роберт, я дико извиняюсь, а зафиксируйте, пожалуйста, моего душехранителя. Мне срочно нужно восстановить душевное равновесие. После чего я стану договороспособен и вежлив, – удивительно учтиво попросил Гринривер с ненавистью глядя на Рея.

– Ой, как неловко вышло… Ричард, может сначала послушаем мистера Роберта? Вдруг он занят и у него есть дела? Зачем задерживать уважаемого человека? – испуганно затараторил Рей. Он был не робкого десятка, но сейчас творилась какая-то чертовщина.

– Руки, пожалуйста, в вытянутом положении, и пальчики пусть растопырит. Ага, спасибо! Я быстро, обещаю.

Старый Роберт благосклонно кивнул.

Какая-то сила подняла Салеха и намертво зафиксировала в воздухе. Инвалид влип, как муха в паутине. В руках графеныша появились блестящие тонкие гвоздики. Десять штук. И небольшой молоточек.

– Я тебя размажу! – прошипел бледнеющий Рей.

– Ничего личного, просто сон! – безумно оскалился Гринривер. И вогнал иголку под ноготь указательного пальца своего душехранителя. Боль затопила сознание бывшего лейтенанта. Он забился как в припадке. И заорал, срывая горло.

Вторая иголка…

– Болван! Кретин! Неуч! Ты же его так убьешь! Мясник! Балбесина!

Сквозь волны боли до Ричарда доносились чьи-то слова. Он приоткрыл плотно зажмуренные глаза и увидел, как Роберт стучит графенышем об стену.

– Твой пациент должен жить, страдать и сраться от ужаса! Труп – это не профессионально! Запомни: нет, я лучше тебе запишу! – паукообразная фигура извлекла из воздуха перо, кончик которого светился белым. Запахло паленым мясом и теперь уже Ричард заорал дурниной.

И в этот момент раздался стук. Все замерли. Стук повторился.

– Продолжим завтра. Надеюсь, вы успели уяснить правила! – недовольно просипел старик. Все вокруг начало стремительно тускнеть. Рей проснулся.

Инвалид был насквозь мокрым от пота, по телу гуляли отголоски перенесенной боли. Руки тряслись. На соседней кровати ощупывал руку Ричард. Стук повторился.

Рей, кряхтя, поднялся, и подойдя к двери, распахнул ее.

На пороге оказался старый знакомый. Профессор Ян-су. Вид он имел самый что ни на есть жалкий. Лицо заливал пот, одышка говорила о долгом беге. Белых халат был скомкан, одна пола задрана.

– Профессор? Чем обязаны позднему визиту? – проявил Салех не свойственную ему вежливость.

– Ппомните вы давеча несли труп, в прозекторскую? – сбивчиво спросил визитер

– Да, какие-то проблемы?

– Ввы не могли его случайно ну… Потерять? Положить там в другую аудиторию? – продолжил заикаться профессор.

– Исключено, нам помог найти прозекторскую куратор группы. Он же и запер за нами дверь. А что?

– Ппонимаете, какая неприятность, труп ппотерялся…

– Потерялся? – недоуменно потряс головой Салех. В голове все еще жили образы прошедшей ночи.

– Ннну, потерялся, или украл кто его…

– Труп? Украл? Зачем?

– Ну, тогда наверно все очень плохо, кажется, труп того… сбежал! – казалось, мистер Ян-Су был готов упасть в обморок.

И тут раздался голос Гринривера.

– Сбежал! Как пить дать, сбежал! Всесветлый творец всего сущего, труп сбежал, радость-то какая!

Графеныш натурально рыдал от счастья.

Глава 10

— Ммолодые люди, а что вы делаете? — с какой-то оторопью уточнил профессор минут через пять.

– Собираемся. Не переживайте, мы быстро, — ответил Ричард, размышляя, куда ему пристроить короткий меч с массивной гардой-кастетом. Лезвие можно было использовать как зеркало из-за серебряного наплава.

Салех тем временем проверял патроны. Часть из них содержала подкалиберные серебряные дротики. В других – простая картечь, связанная тонкой шелковой нитью. Перед помещением в патронташ каждый патрон внимательно осматривался.

×
×