Три сапога пара (СИ), стр. 11

– Не слишком ли жестоко? Студиоз навряд ли хотел тебя оскорбить. Ричард, черт возьми, это была столовая при кампусе. Студентики, облил бы он тебя чернилами… – бывший лейтенант испытывал какое-то мерзкое чувство. Словно пнул котенка.

– Вы не верно истолковываете произошедшее. Аристократа может оскорбить только аристократ. А черни надо указывать на ее место. И если бы вы в глубине души этого не понимали, то не прострелили бы этому студентику коленку. У вас хорошие задатки и славные инстинкты. Не противьтесь им.

– А нас за произошедшее не отчислят? – запоздало поинтересовался бывший лейтенант.

– Не забивайте себе голову пустяками. Свидетели подтвердят, что было что-то очень похожее на нападение. Вы превентивно устранили угрозу, при этом у нас вами контракт. Плюс ваши многочисленные контузии, плюс связи отца.

– Этому Ю-Вонгу предстоит долго лечиться, не факт, что он сможет нормально ходить.

– Ну, я наслышан о возможностях волшебников на поприще медицины, так что сомневаюсь, что ему угрожает что-то серьезное. А если и нет, то какое вам дело?

На это инвалид не нашел что ответить и весь оставшийся путь до общежития они проделали молча.

Переговоры с комендантом общежития Ричард взял на себя. Он просто захлопнул дверь кабинета перед носом Салеха и какое-то время общался там с мистером Ясоном (имя которого поведала табличка на двери).

В итоге крайне довольный Гринривер, позвякивая ключами, поднялся на третий этаж, увлекая за собой приятеля. Комната, которую им выделители, находилась на третьем этаже и выходила окнами в сад. Обстановка была скромной но добротной. Две массивные кровати, пару стеллажей с книжными полками, столы, обитые зеленым сукном. На входе небольшой гардероб. Туалет и душевая кабина в отдельных комнатках. Газовые фонари на стенах. Вода из-под крана текла, правда, только холодная, но Ричард уверил что этот вопрос будет решен в самое ближайшее время. Рею обстановка понравилась.

– Сарай, конечно, но это лучшие апартаменты во всем университете. Представляете, комендант просто отказался брать больше! Так что дойдите до цирюльника, и проследите, чтобы наши вещи перевезли сюда. Ах да, и добудьте мне стеклянную банку, посимпатичнее. Надо упаковать трофей, – и Гринривер помахал завернутым в платок пучком волос, поясняя о каком трофее идет речь.

В этот момент в дверь настойчиво постучали.

Визитером оказался массивный мужчина в костюме дворника. Габаритами он превосходил даже Салеха, а на поясе у него болталась дубинка, сверкающая рунными цепочками.

– Господа! Вас срочно вызывает проректор по безопасности. Собирайтесь, я вас провожу.

«Опять не пообедаем» тоскливо подумал бывший лейтенант. Тон дворника не предполагал препирательств.

Глава 3

Кабинет проректора находился на четвёртом этаже северного крыла центрального учебного корпуса. Хозяин кабинета, представительный мужчина с короткой бородкой и завитыми усами, встречает гостей достаточно приветливо. Дверь за спиной дворника захлопывается.

— Господа, присаживайтесь!

Ричард с Реем занимают пару стульев у вытянутого рабочего стола. Проректор достает из стола парку из плотного картона.

— Разрешите представиться, наследный князь Эмансоль Брин – Шустер. Я отвечаю за порядок на территории ВУНВОВ. Наш университет относится к коронным учебным заведениям, и потому обо всех серьезных нарушениях доклад идет на прямую… — фраза сопровождалась многозначительно поднятым к потолку указательным пальцем.

– Крайне рад знакомству. Сэр Ричард Гринривер, сквайр. Младший сын графа Гринривера. И мой компаньон – телохранитель, мистер Рей Салех, пехотный лейтенант в отставке, награжден стальной омелой.

Последней фразе Салех удивился. Он точно помнил, что ничего подобного своему нанимателю не рассказывал.

— На вас поступила жалоба от студентов второго курса. За «необоснованное нападение с применением огнестрельного оружия» и «оскорбительное и вызывающее поведение». Как-то можете прокомментировать данное происшествие? – проректор сложил руки замком перед собой и поднял брови, всем своим видом демонстрируя вежливую заинтересованность.

— Да, у меня возникла словесная перепалка со студентом по имени Ю-Вонг, в ходе которой тот предпринял попытку нападения. Попытка была превентивно предотвращена моим телохранителем.

— Как вы определили, что это была именно попытка нападения?

— Мистер Салех? – перевел стрелки Ричард.

— Студент Ю-Вонг выхватил чернильницу и перо. За час до этого я проходил замеры атрибута и профессор проводящий замер уверил меня что моя способность охлаждать бутылки позволит мне уничтожать армии. Опираясь на эти данные, я заподозрил в жесте Ю-Вонга смертельную угрозу моему нанимателю и открыл упреждающий огонь по конечностям.

– Складно, очень складно. Даже придраться не к чему. – с притворным сожалением вздохнул князь. -- С правилами внутреннего распорядка, которые, в частности, регламентируют разрешение подобных конфликтов, вас должны будут ознакомить только через два дня, когда начнется учебный процесс. С точки зрения закона вы поступили абсолютно верно, хоть и излишне жестоко. Но все же, я вынужден буду наложить ряд дисциплинарных взысканий. Во всей империи за год выявляют не более сотни волшебников. Это примерно в пятьдесят раз меньше чем магов. И каждый волшебник является большой ценностью. Потому нам и пришлось отказаться от сословных различий. А все выпускники приравниваются к безземельному дворянству. Так же хочу отметить, что волшебники находятся вне юрисдикции судебной системы и все случаи нарушения законов со стороны волшебников рассматриваются специальной комиссией при личной канцелярии императора.

– И зачем вы нам все это рассказываете? – не выдержал Салех. Он давно потерял нить разговора и изначально не понимал его смысла.

Проректор и Ричард с одинаковым выражением вежливого терпения посмотрели на бывшего лейтенанта. Тот стушевался.

– Тут замешаны личные интересы самого… – снова палец указывает на потолок. – Потому дело обретает излишнюю деликатность. К тому же, мистер Салех прав в своем умощаключении, но он не знает всей картины целиком. В результате произошедшего студент Ю-Вонг сумел остановить кровотечение с помощью своего атрибута. Нарисовал повязку на ноге.

– А что он мог делать изначально? – поинтересовался Гринривер.

– Оставлять несмываемые надписи на любой поверхности в зоне видимости. В общем, по итогу произошедшего я решился на эксперимент. Господа, в рамках наказания за порчу коронного имущества вы обязаны в течение следующих трех месяцев в выходные дни стажироваться в местном отделении полиции. Так же мистер Салех моим указом назначается старостой группы и становится ответственным за учебную и физическую подготовку одногруппников. С самым широким спектром полномочий. Разумеется, вам будет назначенная дополнительная стипендия. Сэр Ричард, я официально запрещаю вам использовать условия контракта личного найма для получения тех или иных преференций от вашего нового старосты.

Осознав последнюю фразу, бывший лейтенант улыбнулся. Широко и радостно. Разошедшиеся губы обнажили ряд заострившихся зубов и покрытые мелкими язвами десны. Водянисто-голубые глаза приобрели мечтательный вид. При взгляде на радостного инвалида, Ричард заметно побледнел.

– И да, последнее, обратитесь на кухню, повара охотно пойдут на небольшое нарушение регламента и организуют вам питание с преподавательского стола. Так же можете организовать доставку пищи из городских ресторанов. Очень рекомендую оценить кухню «Черного лебедя».

– Сердечно благодарю, – смущенно улыбнувшись, поблагодарил графеныш.

– И при случае обязательно упомяните в письмах отцу мою искреннюю благодарность за те три бочки кальвадоса, качество напитка было высоко оценено самим! – бывшего лейтенанта начал раздражать этот многозначительный жест. Но он промолчал.

Когда за спинами приятелей закрылась дверь учебного корпуса, Ричард не выдержал.

×
×