По ту сторону игры (СИ), стр. 44

А там… твою же мать… У меня чуть глаза на лоб не вылезли.

— Да ну нахер… — не удержался я от матюга. — Нет, ты видел, видел?

— Ебать… — изящно выразилась ведьма.

— Майн готт… — бундеслейтенантша смахнула слезу со щеки. — Как это мило и волнительно. Я вам завидую, девочки…

Ну не знаю, было ли чему завидовать, а вот удивляться — точно было.

Провожать нас на войну собралась целая толпа народа. Весь административный и религиозный командный состав: жрицы Садия, Жадия, Мина и прочие во главе с самой верховной Ламией, общественная староста Алвии Виола с заместительницами, когорта отраслевых ведущих специалисток, в том числе лекарша Лантея и мастерица кузнечных дел Даллия. А также, тридцать «избранных» и еще несколько дамочек, которых я не опознал. То есть, надо понимать, все те, на которых мы… гм… отметились. Справедливости ради скажу, что старый ловелас Петрович, окучил в полтора раза больше народу, чем я. Но и я постарался сдуру…

Но не суть, не это главное. Главное то, что все провожающие, поголовно были… Нет, это пиздец какой-то… В общем, все они были с животиками.

Бля… это мягко сказано, что с животиками. Со здоровенными пузами, градации эдак девятого месяца беременности. С учетом того, что еще вчера, беременностью у них и не пахло, картинка выглядела насквозь сумасшедшей. Даже несмотря на то, что дело происходит в игре. С эдакой скоростью, они нас осчастливят потомством если не сегодня, то завтра точно…

Глава 18

Глава 18

К храму мы добирались по реке, под странным названием Прелесть. Хотя, название вполне отражало содержимое. По пологим берегам расстилался сплошной ковер из цветов, капельки росы на которых под лучами солнца блестели как россыпи драгоценных камней. Плакучие ивы полоскали плети своих ветвей в хрустальной воде, настолько прозрачной, что был виден каждый камешек из мозаики дна и вальяжно извивающиеся в неспешном течении зеленые ленты водорослей.

Гребцы-дриады, мощными синхронными движениями коротких весел, стремительно гнали по воде нашу лодку, очень похожую на длинную пирогу с высоко загнутым носом и кормой. И молчали — за все время мы не обменялись с ними даже словечком. Впрочем, мне тоже было не до разговоров, я сидел, как пришибленный и почти ничего вокруг не замечал.

Вот как это называется? Черт знает что и сбоку бантик, вот как. Это же надо было сподобиться на старости лет… семнадцать… нет, девятнадцать детишек заделать. Сука, даже в голове не укладывается. Да, мать ее ети, я понимаю, что все это ненастоящее, виртуальное, но… но… Блядь, даже слова подобрать не могу. Допустим, все дамочки вскоре родят, и что дальше? А папаша свалит куда подальше, бросив на произвол сироток. Нет, я так не могу, супротив всей моей сущности таковое. Надо бы их как-нибудь обеспечить, что ли. Или наведываться время от времени, для присмотра. Ребятенки должны знать своего отца… Тьфу ты, какая дурь в голову лезет… С ума схожу, что ли?

— А ты чего молчишь? — пихнул я локтем Петровича. — Молодой папаша, ептыть…

Надо сказать, адмирал тоже был явно не в себе, сидел понурившись и закаменев мордой, аки печальный истукан.

— Я того-этого… — ведьма решительно хлюпнула носом. — Отказываться от чад не собираюсь. Пусть они и виртуальные…

— Будь вы мужчинами! — влезла в разговор Санта. — Из вас получились бы замечательные отцы! Я горжусь вами, девочки!

Но тут же замолчала, наткнувшись на наши свирепые взгляды.

Несколько часов, мы плыли молча, а ближе к вечеру, молчание прервала Примула, старшая отправленного с нами отделения силовой поддержки, удивительно красивая, но чем-то похожая на вампиршу дриада. Она наконец заговорила и сообщила, что мы находимся недалеко от храма.

Местность к этому сильно изменилась, пологие холмы сменили антрацитово-черные каменные глыбы, нависавшие над рекой с обеих сторон. Вскоре показались две гигантские, несколько десятков метров в высоту, по виду очень старинные статуи, изображавшие двух обнаженных молодых девушек, простирающих руки над рекой с правого и левого берега Прелести. Ползучие растения почти полностью оплели изваяния, но все равно еще можно было различить, что девушки своей внешностью, больше напоминают расу Дану, чем дриад.

— Скоро Храм, — хрипловатым голосом, скупо прокомментировала Примула.

И действительно, через несколько минут лодка оказалась в большом озере, стиснутом с двух сторон очень похожими на зубы дракона скалами. Выглядевших очень зловещими, в наступающих сумерках. С дальней стороны озерца, просматривался уходящий в воду, полуразрушенный каменный причал, а прямо за ним, какое-то строение, похожее на портик с колоннами, уходящий своим торцом прямо в скальный массив.

Несколько дриад переместились на нос лодки и вскинули луки, остальные налегли на весла. Пирога как стрела полетела по отливающему багрянцем следу заходящего солнца, протянувшемуся по воде прямо к Храму.

Я тоже приготовился стрелять, и вложил в свой лук стрелу с листовидным двузубым наконечником, разделенным глубокой ложбинкой от острия до основания. Такие наконечники меня научила ковать Даля, они, при попадании в тело, раскрывались и буквально ввинчивались в плоть, рассекая все на своем пути. При этом, помимо прямого урона, вызывая страшное кровотечение в двадцать пять пунктов. Правда, против одоспешенных противников особо не действовали. А для надежности, вдобавок смазал стрелу отравой Петровича, что давало дополнительный неслабый урон ядом. С учетом повышения моего мастерства владения луком, такая комбинация должна была работать убойно. Даже на превосходящих по уровню противников.

На причале мелькнуло несколько громоздких силуэтов, тут же тренькнули луки дриад и силуэты мгновенно пропали с виду. Я выстрелить так и не сподобился.

Пирога на полном ходу заложила крутой вираж и с ювелирной точностью причалила к берегу.

Из храма вылетело несколько абьюзов и размахивая дубинами, галопом рванули к нам. Еще парочка, оставаясь на расстоянии, принялась метать каменюки пращами. И немалые, размером эдак с кулак. Один такой, с угрожающим гулом пролетел прямо над головой у ведьмы, после чего с грохотом выломал здоровенный кусок загнутого окончания кормы.

Но схватка закончилась до обидного быстро. Уже через несколько мгновений, все пещерные мужики были перебиты. Дольше всех продержался самый здоровенный, с неким подобием алебарды в ручищах, но и тот успел добежать только к причалу, после чего рухнул, утыканный стрелами, как дикобраз иголками.

Я успел всадить в мужика стрелу, но лучницы за это время успели выпустить по три — стреляли они просто с пулеметной скоростью и что характерно, со стопроцентной эффективностью.

Зачистки храмового двора не потребовалось — он оказался пустым. Пещерники отрядили на его охрану всего шесть бойцов, включая пращников. Впрочем, основная масса абьюзов могла тусоваться внутри самого храма.

Я уже запланировал запустить дриад первыми, но как очень скоро выяснилось, их старшая имела на этот счет свое мнение.

Лучницы выстроились у входа, после чего, Примула торжественно сообщила нам:

— Теперь ваша очередь, Повелительницы! Да восстановится справедливость!

— А это… а если вместе… — Петрович недвусмысленно показал рукой на храмовый портик.

— Маронаха должно настигнуть возмездие вашим дланями, Повелительницы! — категорично продекламировала Примула.

Я попытался осторожно выяснить, сколько еще абьюзов может быть внутри, но главдриада все продолжала талдычить одно и тоже. У других дриад тоже ничего выспросить не получилось — с ними вообще отсутствовала возможность взаимодействовать.

— Тьфу ты, заладила, камбала драная… — ругнулся адмирал. — Ну и что будем делать?

На лице ведьмы не читалось особого желания лезть в храм.

Бундеслейтенантша извлекла из инвентаря свою глефу, воинственно махнула ей и преувеличенно бодро брякнула:

— Пойдем надерем этому уроду зад, девочки.

×
×