По ту сторону игры (СИ), стр. 42

Совсем собрался наведаться в темницу, где по обмолвкам дриад томился в неволе какой-то игрок, но тут примчались посланницы от Ламии и настоятельно пригласили меня к ней.

Санта и Азазелла уже стояли пред алтарем в храме. Помимо нас он был битком набит дриадами. Верховная жрица, в торжественной золотой тиаре, в виде кроны дерева с приподнятыми ветвями, поняла руки и торжественно подвывая, громко сообщила нам:

— Настало время восстановить справедливость, мои повелительницы…

Глава 17

Глава 17

Задание «восстановить справедливость», оказалось весьма незамысловатым и даже, в некоей мере, банальным. Абьюзы, самым наглым образом захватили древний храм Богини, а от нас требовалось его освободить. Подозревая скрытые подвохи, я подверг Ламию разведопросу, но ничего особо пакостного, так и не выявил. В храме и в его окрестностях постоянно находилось всего лишь с десяток абьюзов, правда некую опасность мог представлять предводитель пещерных мужиков, захвативших храм, шаман Монорох. Но, нам в поддержку, как компенсация, выделялся отряд элитных бойцов народа дриад, верней бойцыц. А они, я вам скажу, были весьма суровыми дамочками, эдакими фуриями в красивой оболочке, ни менее пятидесятого уровня каждая.

Отказа от задания даже не предусматривалось, так что, волей-неволей пришлось согласиться. Сразу после общения с Ламией, я в своих покоях устроил брифинг личному составу, где выяснил, чему они набрались за время пребывания у дриад, после чего мы распределили свои очки опыта, согласно групповой тактики и стратегии.

Затем распустил бойцов заниматься по личному распорядку, так как операция была назначена на утро и времени у нас оставалось еще порядочно. Азазелла сразу умчалась к целительнице Лиане, с которой проводила все свое свободное время, а Санта намылилась свалить к Лантее, командирше стражи Алвии, но я ее придержал.

Как уже говорил, немка серьезно обиделась на нас с адмиралом, и я решил выяснить причину. Негоже на боевую операцию идти, не решив личные проблемы внутри подразделения. Может аукнуться в самый неподходящий момент.

— Выпьем?

— Данке… — немка машинально поблагодарила меня, взяла бокал, но тут же состроила гордую рожицу и отвернулась.

Я присел рядом с ней на софу и поинтересовался:

— У нас проблемы?

— Что ты, никаких проблем! — пылко возразила бундеслейтенантша и немедля отодвинулась от меня.

«Н-да… — подумал я. — Если женщина сказала таким тоном, что нет проблем, то они обязательно есть и весьма немалые. Точно ревнует. Ну и как быть? Ну что же, клин клином выбивают…»

Приобнял ее и шепнул в ухо:

— Я соскучилась…

— Не надо врать! — злобно фыркнула Санта. — Местные красотки тебе точно скучать не дают.

Но руку мою не убрала.

— Ну что случилось? — я завладел ее ладошкой и осторожно провел пальцем по запястью. — Ты же знаешь, это всего лишь задание, а девочки неписи.

— Стандартные отговорки! — выпалила Санта, густо покраснела и жалобно пожаловалась: — Ты забыла совсем меня…

— Неправда.

— Правда… — бундеслейтенантша всхлипнула. — А я, может быть… может быть, влюбилась в вас…

— В нас? — я слегка оторопел.

— В вас! — подтвердила немка и продолжила, мечтательно зажмурившись: — Ты такая холодная, строгая, когда на тебя смотрю, у меня прямо мурашки по коже, очень хочется, чтобы ты меня отшлепала. — Аза такая веселая, сексуальная… — страстно шептала Санта. — Ее я бы сама отшлепала… вместе с тобой…

Я представил, как мы с бундеслейтенантшей на пару порем Петровича и едва не расхохотаться. Но вовремя удержался и состроил строгую рожу. Н-да… вся эта история с игрой и сменой пола, конечно, уже давно за гранью безумия, но, черт побери, столько положительных эмоций, я не получал со времен аннексии Аляски. Тогда мы учудили такое… впрочем, гриф секретности с этого периода моей жизни еще не снят, поэтому не буду распускать язык.

— Что? — Санта уставилась на меня. — Что-то не так?

— Все так… — я улыбнулся. — Но…

— Мне придется выбирать между вами? — бундеслейтенантша договорила за меня. — Втроем не получится?

Я не нашелся, что ответить и кивнул.

— Я понимаю и принимаю твою позицию… — печально сообщила Санта. — Так бывает, для вас неприемлемо делить чувства.

— Да, так и есть… — поддакнул я.

— Тогда я скоро определюсь! — горячо пообещала немка. — Очень скоро!

Еще несколько минут ушло на обмен любезностями, после чего я выпроводил Санту и отправился в Дом Истины, некий филиал Главного Храма, с совершенно непонятным предназначением. Дриады-охранницы на входе пропустили меня беспрекословно. А Симона чуть ли не пинками прогнали, видимо абьюзам путь внутрь был заказан.

Внутри находилось нечто похожее на здоровенный актовый зал, с кафедрой и ярусами сидений. С идеальной акустикой, даже мои шаги разносились, словно кто-то стучал молотком по сухой доске. Абсолютно пустой зал. Я оглянулся по сторонам и пошел на чей-то возмущенный голос, доносившийся откуда-то снизу. Спустился по лестнице и очутился в некоем подобии темницы. Ну а как можно назвать ряды склепанных из железных полос клеток и весь этот сопутствующий антураж: цепи, тусклые светильники, кандалы и прочий инструментарий. В одной из клеток сидел с абсолютно индифферентным видом сухенький длинный мужичок, одетый только в грязные, пропаленные и заляпанные кровью подштанники с нательной рубахой, чем-то смахивающий своим обличьем на Паганеля из старинного отечественного фильма «Дети капитана Гранта». Он оказался игроком, под ником «Доктор Борменталь», но со скрытым уровнем и без всяких обозначений игрового класса. И выглядел довольно возрастным, примерно лет на пятьдесят, не меньше. И не особо привлекательным, как бы это сказать… потасканным, что ли. С длиннющим носом, украшенным волосатой бородавкой и лошадиной, вытянутой физиономией.

Что довольно сильно настораживало, потому что игроки, как правило, выбирали себе молодого, привлекательного персонажа. Ну кому охота шастать по Пандориуму дряхлым старикашкой, да еще и уродливым. Я, к примеру, таковых еще не встречал. Хотя, правды ради, я еще мало кого встречал. Может этот тип свою реальную внешность перенес на аватар. Санта говорила, что так тоже можно.

Рядом с клеткой стояла Мина, зам Ламии по идеологической и воспитательной работе.

— Мужчины — тупиковая ветвь эволюции! — убежденно вещала она, тыкая посохом в Борменталя. — Признай это, мерзкий мужчинка!

Узник вел себя совершенно индифферентно, на жрицу даже не обращал внимания, что, походу, сильно ее бесило.

— Прочное создание! — яростно завизжала Мина. — Спермобак! Насильник, похотливый самец, извращенец! На совести таких как ты, миллионы загубленных женских жизней. Мы принесем тебя в жертву Богине!

Оголовье ее посоха окуталось искрящим облачком.

— К-х… — осторожно кашлянул я.

Мина немедля прекратила истерить и склонилась предо мной в почтительном поклоне.

— Повелительница…

— Что здесь происходит? — я подошел к клетке.

— Проводим воспитательную работу, — браво отрапортовала Мина. — Но, к сожалению, объект совершенно не поддается перевоспитанию. Были вынуждены прибегнуть к кастрации, но она тоже не помогла…

У меня невольно мурашки по коже пробежали. Мужика стало неимоверно жалко. Твою же мать, совсем бабы охренели…

— Удивительным образом, его… — жрица брезгливо поморщилась, перевернула ладонь и подвигала пальцами, словно сжимала шарик, — половые атрибуты… почти сразу же отросли…

— А как он попал в Пущу?

— Патрули встретили его в женском обличье, оказавшемся не более чем очень сильной иллюзией. Пытался проникнуть за Пояс Верности. Так что, преступный умысел очевиден.

«Еще страннее… — подумал я. — Локация квестовая, мало того, из премиум-контента для этих, как их… придурошных, феминисток, мать их ети. Так что, кого попало сюда не пускают. Надо бы для общего развития расспросить несчастного, как он сюда попал. Может оказаться полезным…»

×
×