По ту сторону игры (СИ), стр. 31

— Вставай, мать твою, — я его еще раз пнул и вызвал по чату к себе ведьму с воительницей.

— У-умм… — Самвел наконец раскрыл глаза, удивленно уставился на меня и прохрипел. — Ты кто, белая добрая баба без сисек?

— А по морде?

— Не надо, не надо бить Самвел, госпожа… — гоблин живо вскочил на ноги и почтительно зачастил. — Вах, вах, госпожа самый мэткий, очэн мэткий…

— Живой?

— Ага, ага, совэм живой… — держась за лоб и страдальчески морщась сообщил гоблин, после чего потопал обирать трупы.

— Все получилось? — к нам подошли ведьма с воительницей.

— Получилось, — я кивнул и окрикнул Самвела. — Куда дальше?

— Туда… — гоблин ткнул рукой дальше по коридору.

Неожиданно позади нас раздался гулкий топот и возбужденный ропот. А еще через мгновение, из-за угла вывернулась толпа гоблинов.

— А-а-а, шайтанама, бежать баба, бежать!!! — Самвел подскочил словно ему в гузно загнали гвоздь и рысью помчался в противоположную от сородичей сторону

Вслед за ним без промедления рванули галопом ведьма с воительницей.

— Блядь, вот все не слава богу. Как сглазили… — с чувством выругался я и тоже припустил вниз по коридору.

Отбежав на полсотни метров, оглянулся и понял, что мы зря спешим. Гоблинская шобла ни на метр не продвинулась дальше своего блокпоста. Синекожие толпились на баррикаде и смотрели на нас как на идиотов. А некоторые, наверное, чтобы мы не усомнились в их мнении, крутили пальцами у висков.

— Тормозите, — скомандовал я.

— У-уфф, мать его так растак… — тяжело дыша, Петрович оглянулся по сторонам и снова разразился площадной бранью. После секундного промедления его поддержала бундеслейтенантша.

Все вокруг было заткан толстенными нитями паутины, а по углам громоздились покрытые мерзкой слизью кладки немалых яиц, каждое размером с баскетбольный мяч. Мало того, с потолка свисали большие коконы, в которых просматривались иссушенные тела.

— Ага, Бубины дети, — Самвел ткнул пальцем в яйца. — Дальше еще много будет.

Глава 12

Глава 12

— Ну и? Что дальше будем делать?

— Наша ходить дальше… — гоблин развернул на коленке замызганную тряпицу, исчерченную кривыми линиями, поводил по ней корявым пальцем и ткнул рукой себе за спину. — Туда ходить. Там мало Бубиных детей…

Одновременно с его последним словом из бокового ответвления коридора, часто суча лапками, вынырнул здоровенный паук. Размером с большую овчарку, на длинных тоненьких суставчатых лапах и с густо покрытым щетиной пухлым брюхом, он вызывал дикое отвращение и иррациональный липкий страх только своим видом. Мерзкое впечатление усиливали серповидные зазубренные жвала с которых стекали мутные струйки слизи.

— Ебать… — охнул Петрович.

— Майн гот!.. — пискнула Санта и выставила перед собой глефу..

Я молча вскинул гоблинский лук и засадил нежданному гостю стрелу прямо между жвал. Раздался глухой хруст, лапки паука разом сложились, он рухнул на пол и после недолгих конвульсий замер неподвижным мохнатым комочком.

Я мельком глянул в лог и с удовлетворением отметил, что пауку хватило достаточно мизерного урона. Впрочем, он и сам был невеликого седьмого уровня.

— Мало, говоришь? — Санта нехорошо прищурилась, глядя на гоблина.

— Ага, совсэм мало, — подтвердил Самвел, смотря на воительницу без особого пиетета. — Надо ходить, пока остальной не пришел.

Надо сказать, гоблин признавал в качестве хозяина только меня, Санту и Азазеллу, если не игнорировал, то и особой почтительности не высказывал.

Пошли, куда деваться. Самвел шел впереди, на дистанции прямой видимости, а мы, группой, за ним. Я его научил армейским жестам опознавания и теперь он гордо изображал из себя боевое охранение.

В этой части подземелья обстановка и антураж сохранились гораздо лучше, хотя арахноидиты тоже постарались, загадив все своей паутиной, пометом и кладками яиц. Но самих пауков, кроме благополучно пристреленного мной, пока не встречалось. Я постоянно пользовался «Взглядом вора» и не без пользы: синекожие уродцы, видимо сюда еще не успели запустить свои загребущие лапищи. Но ничего особо ценного пока не нашел, разжился так, по мелочи: парой десятков золотых и серебряных монет, несколькими красивыми украшениями без бонусов, да горстью дешевых драгоценных камешков. Правда, мы особо по комнатам не шарились, все больше шли по коридорам.

Петрович увлеченно собирал ингредиенты для зелий, соскребал какую-то мерзко выглядящую плесень со стен, косил грибницы, извлек из кладок несколько эмбрионов паучат и даже набрал сухого паучиного помета. Воистину старикан нашел свое второе призвание. Впрочем, армия и флот, кого хочешь приучит к старательности и тщательности.

А вот бундеслейтенантша ничего не собирала, она постоянно жалась к нам и выглядела сильно перепуганной. Что и неудивительно, так как сама Санта призналась мне: пауков она с детства ненавидела. Верней, страшно боялась.

Судя по скромному антуражу помещений, мы находились в покоях для обслуги и охраны. Первое время, Самвел вел нас уверенно, а потом я стал замечать, что уверенность гоблина сильно пошла на спад.

Очень скоро мы сошли еще на один уровень ниже, кладок яиц и паутины стало еще больше, мало того, мы углубились в уж вовсе запутанное хитросплетение коридоров.

Самвел вел себя все больше неуверенней, а на очередном перекрестке, вообще впал в ступор: растерянно вертел башкой по сторонам, через раз сверяясь с картой.

— Что-то мне кажется… — шепнул мне Петрович, — что наш обезьян плутать начал.

— Угу, мне тоже… — я жестом подозвал гоблина и поинтересовался у него: — Ты что, здесь никогда не был?

— Самвел был, хозяйка, — не особо уверенно признался гоблин. — Только немножко забыл.

— Врешь, поди?

— Самвел не врет… — синекожий еще глянул на карту и показал пальцем вперед. — Туда идти!

— Еще раз напомни свой план.

— Ходить тихо, Бубин дети обходить, — с готовностью отрапортовал синекожий. — Самвел правильный дорога знает, хозяйка. Уже вспомнил.

— Ну смотри…

— Самвел, смотрит! — гордо ответил гоблин. — Идти за мной, ту…

Но недоговорил, потому что на него с потолка сверзился небольшой, размером с баскетбольный мяч, паучара, живо уцепился ногами гоблину в плечи, а потом вгрызся жвалами ему прямо в башку.

— Майне муттер! — испуганно заверещала стоявшая рядом бундеслейтенантша и наотмашь махнув своей глефой, развалила арахноидита пополам. Попутно, сбрив клинком оселедец на затылке Самвела.

Паучок с влажным шлепком свалился на пол, а гоблин, как бревно повалился вслед за ним. Его маркер здоровья съехал на минимум и позеленел, свидетельствуя, что Самвел находится в глубоком параличе.

— Этого еще не хватало, мать так-перетак… — с чувством выругался адмирал и пнул бесчувственное тело на полу. — Тьфу ты… эко его, твердый как камень. Ну и когда его попу…

Он тоже недоговорил, из одного из коридоров послышался нарастающий угрожающий шелест.

А мгновением позже, показались и сами пауки. Верней, целая орда пауков — мохнатые перли настоящей волной: ловко несясь по стенам, потолку и полу.

У меня мелькнула предательская мысль, бросить гоблина и тикать пока не поздно куда глаза глядят, но тут же исчезла. То, что мы находимся в виртуальной игре, совсем не повод изменять себе. Наши своих не бросают, пусть даже эти «свои» похожи на синего обезьяна.

Хотел скомандовать Петровичу тащить синего на себе, но тот не дожидаясь приказа, сам перевалил тушку гоблина через плечо и страшно матюгаясь побежал в противоположную сторону от пауков.

— Санта, прикрывай Азу! — я вскинул лук и пятясь задом, выпустил первую стрелу в поток «Бубиных детей».

— Яволь! — бледная как смерть немка, закрутила глефой и побежала за адмиралом.

Очень быстро опустошив колчан, я понесся вслед за соратниками. Уж не знаю, чем бы все закончилось, но нам по пути попалась здоровенная полуоткрытая металлическая дверь. Петрович немедля юркнул туда, мы Сантой вслед за ним.

×
×