По ту сторону игры (СИ), стр. 19

Решение пришло само по себе. Последний и решительный! Если сдохну, а не попаду в плен, есть шанс на возрождение далеко от погони, а если повяжут, то на свободе останутся Петрович и бундеслейтенантша. Они что-нибудь придумают. Во всяком случае, очень хочется на это надеяться.

Я развернулся и прямо с дерева засадил по ближайшему монстру «Объятьем леса», во второго пульнул из духовой трубки, на третьего натравил призванного кроля, а потом спрыгнул на землю с рапирой в руках.

Первого изверя, мельком глянув в бестиарий, я выяснил что монстр именуется именно так, оплело колючими ветками, он рванулся, разорвал путы, но по инерции зарылся мордой в траву. Вся его туша покрылась сильно кровоточащими порезами.

Второй, словив стрелку взвизгнул и неожиданно повалился набок, отчаянно суча лапами.

Питомцу не повезло совсем, он ринулся на врага, но тут же был пришиблен уларом лапы.

Посыпались системные сообщения.

— Изверю нанесен урон: +8, критический урон: +25, кровотечение: +20(10 сек.)

— Изверю нанесен урон: +15, критический урон: +25, цель отравлена: паралич: 3 сек, дезориентация: 10 сек, урон здоровью: 3 ед/сек — 10 сек.

Ваш питомец погиб…

Остальные монстры утробно порыкивая приготовились к прыжку, я уже попрощался с жизнью, как…

— Получен новый уровень: 8/…

— Очки опыта: +2 Перейдите во вкладку основных характеристик для того, чтобы распределить очки опыта…

И прочая, и прочая…

Бодрость, магическая и внутренняя энергия мгновенно восстановились до максимального состояния. Я опять шарахнул по страховидлам всем своим арсеналом, резко передумал умирать и изо всех сил припустил за уже скрывшимися из вида ведьмой и воительницей.

Вылетел на опушку и едва не остолбенел от открывшейся картинки. Возле обрамленного древними руинами входа в грот, был разбит настоящий лагерь. Пара больших разноцветных шатров с красочными стягами на флагштоках, куча народу, лошадей, повозок и латников в белых надоспешниках с какими-то одинаковыми мудреными гербами на них. И что характерно, все поголовно неписи…

Азазелла и Санторина торчали неподвижно посередине стоянки, видимо уже взятые в плен.

Прикинув, что попасть в плен к неписям гораздо лучше, чем к игрокам, я рванул вперед, успел проскользнуть между оцепления и рухнул без сил.

Гончие монстры сразу же попали под алебарды латников и в мгновение ока были изрублены. А вот за ними… за ними на опушку леса вылетела большая группа вооруженных всадников.

Впереди на могучем белоснежном жеребце следовал приторно смазливый красавчик в ослепительно сверкавших под лучами солнца вычурных золотых доспехах. Идентификационный маркер гласил, что это принц Готфрид фон Гугель.

За ним неслось еще с десяток всадников, уже не так шикарно экипированных, в коттах* красного цвета с изображенных на них причудливой геральдической зверюгой.

котта (она же сюркот, она же котт-д-арме) — одежда, носившаяся поверх доспеха, имевшая цвета и символику рыцаря или подразделения вассалов, или духовно-рыцарского ордена. Герб или символ ордена на котте вышивался цветными нитками

Остальные были совсем непримечательными, видимо обслугой низшего звена, всяческими псарями и доезжачими.

И что характерно, все они тоже были неписями, окромя пары воинов из ближней свиты принца: некого «Rimasa 666» тридцатого уровня и «Shtefana 99», соответственно, тридцать первого.

На обитателей лагеря пышность прибывших не оказала никакого впечатления, мало того, послужила каким-то загадочным раздражителем.

Взревели трубы, латники и арбалетчики мгновенно организовались в терцию и ощетинились оружием, а еще пара неприметных персонажей в длинных черных одеяниях, стали выделывать в воздухе своими посохами разные пассы, надо понимать, приготовились чародействовать.

Гости осадили лошадей прямо перед строем. Особо испуганными они тоже не выглядели.

— Отдайте мою добычу! — властно заорал принц тонким фальцетом и тряхнул шикарной гривой блондинистых волос. — Они мои!

К нему вышел седобородый пожилой мужик и спокойно, но уверенно заявил:

— Ваше высочество, смею напомнить, вы находитесь не в своих владениях. Прошу их немедленно покинуть. Иначе…

Что будет «иначе», он не сказал, но по его суровому внешнему виду и готовности солдат пустить оружие в ход было ясно, что принцу придется несладко. Тем более, численное преимущество было на стороне хозяев лагеря.

— Согласно конкордату «Синей луны», я имею право здесь охотиться, — разъяренно завопил фон Гугель. — Отдайте мою добычу!

— Дырку тебе от бублика, понял? — на арене появился еще один персонаж, статная девица с толстой косой до пояса — именуемая принцесса Изабелла фон Цигель. Тому что и она непись, я уже не удивился. Девица тоже была облачена в шикарный фантазийный доспех, правда, он выглядел довольно плачевно: в нескольких метах обожжен и помят словно побывал в пасти какого-то дракона. Да и у самой принцессы вся симпатичная мордочка была покрыта сажей, а под глазом наливался шикарный бланш.

Я чуть не выпал в осадок. Это как называется? Мы влезли в какую-то заскриптованную сцену или неписи уже живут полностью своей жизнью? И с какого хрена игроки в свите неигрового персонажа? Хотя, как раз с этим понятно, судя по той информации, что я владею, к неписям можно было наняться на службу еще до изменений в игре. Н-да… повезло нам или нет? А черт его знает.

— Ты!!! — зашипел как кошка принц.

— Я-я, я кто еще? — небрежно бросила принцесса. — Пошел вон отсюда или я прикажу своим людям выбить из тебя всю спесь.

— Моя добыча!!! — уперто заорал фон Гугель.

— Не-а, не угадал, — насмешливо осклабилась Изабелла, — мои гости. Ну, только рыпнись, сопляк…

— Ты ответишь за все, драная кошка! — заверещал принц, поставил на дыбы коня, развернулся и умчал в лес. За ним последовали его люди.

— Пошел в жопу, козел траханый, — совсем некуртуазно процедила принцесса ему в спину и властно бросила. — Ну, где там эти…

Меня немедленно вздернули за белы рученьки и потащили к Изабелле, которая успела усесться в резной кресло, возле которого смердел трупик сравнительно небольшого чудовища, очень смахивающего на дракона. Надо понимать, источника как раз тех вмятин на кирасе принцессы.

Мгновением позже, рядом очутились адмирал и бундеслейтенантша.

— Перед вами принцесса Изабелла фон Цигель, владетельница и госпожа Цигель-холла и Фаренгарда! — напыщенно заявил манерный старикан в шитой золотом ливрее. — Извольте представится, ваши милости.

Первым распластался в придворном низком реверансе Петрович:

— Становая боярыня Азазелла из Владивостока, ваше высочество…

Следом за адмиралом начала чудить Санторина.

— Графиня Санторина фон Меркель из Вальхаллы, ваше высочество…

Голубенькие глазки принцессы остановились на мне. Я мысленно перекрестился и доложил.

— Воевода Пульхерия из Тмутаракани…

Продолжая на меня смотреть с каким-то подозрительным интересом, принцесса удовлетворенно кивнула:

— Короче, рада. Идем, бухнем, надо обмыть моего пятнадцатого дракошу.

Старикан с поклоном торжественно перевел:

— Принцесса Изабелла фон Цигель, нарекает вас своими гостями, ваши милости, и приглашает отпраздновать свершение своего очередного пятничного подвига.

Сказать, что я охренел, это ничего не сказать. Это, это… Песец, короче…

Глава 7

Глава 7

Слуги в мгновение ока накрыли столы под открытым небом и уставили их разными яствами. Весьма аппетитными на вид и довольно странными по содержанию. Вот вы знаете, что такое консоме из хазарийского фляка? И я не знаю. Питье тоже не было забыто — да еще какое, вина выдержкой в сотню лет.

×
×