Фарфоровое сердце (СИ), стр. 1

Фарфоровое сердце

Одна в целом мире

Это дело она откладывала и тянула, находила себе другие занятия, насущные проблемы, придумывала отговорки и оправдания, в которые верила и уверяла саму себя. Третьего июня две тысячи восемнадцатого года мужа не стало, а сегодня уже четвертое июня две тысячи девятнадцатый. Вчера были поминки, которые помогли понять: тянуть больше нельзя. Это дело нужно закончить, закрыть эту главу жизни и начать все сначала.

Света открыла дверь в кабинет мужа, замерла на пороге, но нашла в себе силы и вошла. Она вошла сюда впервые за год. Проходя мимо этой двери из спальни на кухню, Света вспоминала, как познакомилась с мужем, как его полюбила, как он предложил ей стать его женой, а она согласилась без раздумий. И раз за разом, проходя мимо кабинета мужа, она чувствовала себя одинокой. Если бы только можно было переложить это дело на кого-то другого, вот только никого рядом нет, и не будет. Прошел целый год, а Света, став вдовой, боролась с этой болью в полном одиночестве.

Когда все становится таким обыденным, это входит в привычку. Вот и Света была вполне довольна своей жизнью и непроглядным одиночеством. На хрупкие плечи этой женщины упал не только груз ответственности, но и вины. Все чаще Светлана задумывалась, что зря отказалась поехать с Эдуардом в тот вечер. И если бы можно было повернуть время вспять, оказаться вместе с любимым мужем в автомобиле, чтобы попасть вместе с ним в аварию. Вне всякого сомнения, так было бы намного легче.

Присев за дубовый стол мужа, Света облокотилась на высокую спинку кресла и, выдохнув, вспомнила о нем. О том, кого любит до сих пор. Неужели не найдется ни одного человека, который сможет заменить покойного мужа, подставить свое крепкое плечо, взять на себя часть забот и проблем, да и просто сможет пожалеть и утешить вдову? Когда от этих мыслей стало совсем стыдно, она отогнала их прочь.

Открывая ящики — один за другим, Света перебирала документы мужа. С бумагами по работе, с которой его уволили по причине кончины, Светлана управилась быстро — быстрее, чем рассчитывала и предполагала. Все эти бесконечные бумаги, принадлежавшие бывшему члену совета директоров, оказались пустыми. В них Света не видела ничего, что бы ей напомнило о муже. Это были бесконечные бланки.

Вздохнув, она открыла последний ящик. В нем лежали только письменные принадлежности: клейкая лента, скрепки, десяток ручек и карандашей. Все это уже можно выбросить, потому что Света никогда не относилась к своим вещам так педантично, как это делал Эдуард. Но среди всех этих безделушек, был найден достаточно неоднозначный предмет. Это был старый мобильник с кнопками вместо сенсорного экрана.

Света никогда не видела и не полагала, что у мужа был этот мобильник. Может быть, Эдуард хранил этот телефон и прятал его, чтобы скрывать от жены номер любовницы? Предположение было таким неожиданным, шокирующим и ошеломляющим, что Света обмякла, а телефон упал на кресло между ног. Нет, этого не может быть, он бы не стал с ней так поступать! Шесть лет счастливого брака, а он скрывал номер любовницы, которую трахал все эти восемь лет?!

Усомнившись в верности мужа, Света включила мобильник и с гневом в глазах влезла в телефонную книгу. Ну, точно! Один номер! Этот ублюдок специально купил дешевый мобильник, чтобы держать под рукой какую-то проститутку! Света, хоть и покраснела от гнева, не стала рубить с плеча. Чтобы убедиться в своей правоте, она взяла свой телефон и принялась перебирать телефонную книгу на наличие совпадения. Может, этот номер кого-то из друзей, из подруг, с которыми Света и Эдуард могли дружить? Если это так, стоило узнать, с какой из подруг покойный муж изменял.

И чем дольше Света перелистывала в своем телефоне список людей, которые не были даже друзьями, потому что с ними познакомил Эдуард, её переполняла злость и отчаяние. Бесконечный список людей — со всеми она познакомилась только благодаря мужу, но когда он умер, все они стали неважны. Никто из них не позвонил и не справился о здоровье вдовы, потерявшей своего мужа. Какие же это друзья? Падальщики. Все они крутились рядом только из-за денег и связей Эдуарда Краснова.

Света покраснела от ужаса и переполняющего гнева, когда поняла, что ни один номер не совпадает с номером в кнопочном телефоне мужа. Тот мобильник, что он взял с собой, был полностью уничтожен в аварии, поэтому у Светланы не осталось другого выбора, как позвонить со спрятанного телефона мужа. Нужно убедиться в его неверности.

— Алло, — отозвался достаточно приятный женский голос.

Света его не узнала, но услышала некую тревогу. Она подумала, что эта проститутка волнуется, потому что ей позвонил покойник. И Света решила поиздеваться над любовницей мужа, поэтому решила нагнать интриги и помолчать.

— Светлана, это ты? — снова спросил приятный голос на другом конце телефона.

— А ты кто такая? — стиснув зубы, прорычала Света. — Любовница Эдуарда? Я тебя знаю? Почему твой номер был на дешевом телефоне моего покойного мужа?

Света вспыхнула от ярости, когда незнакомка засмеялась. Смех был настолько звонким и ярким, что вдова восприняла его за издевательство и насмешки в свой адрес.

— Ты сдурела? — смеясь, выдавила незнакомка. — Меня зовут Катя. Катя Краснова. Мы виделись с тобой на похоронах год назад. Я сестра Эдуарда.

— Сестра?.. — промолвила Света извинительным тоном.

В голове сразу всплыли похороны. На кладбище действительно была сестра Эдуарда, которая пыталась взять у Светланы номер. Но вдова была настолько сломлена, что не смогла даже ответить. Сразу после кладбища Светлану повезли в больницу, потому что бесконечные гости не могли откачать впавшую в горе женщину. Пролежав под капельницей три дня, Света вернулась домой, но все друзья и родственники мужа исчезли. А сам Эдуард почти не говорил о своей сестре. Все, что Света знала, так это о натянутых отношениях между ними.

— Да, Света, — подтвердила Катя. — Это я. Как же я рада тебя услышать. Прости меня, пожалуйста, но я даже не знала, где вы живете. У нас с братом были очень тяжелые отношения, а на похоронах…

— Все хорошо, — выдохнув, сказала Светлана. — Я не сержусь. У нас не было времени поговорить и мне очень стыдно.

— Боже, ты не представляешь, как же долго я ждала, когда ты со мной свяжешься. Света, целый год прошел и ты мне ничем не обязана, но я хочу с тобой встретиться. Мы не кровные родственники, да и не волнует меня такой пустяк, но нам надо обязательно встретиться и поговорить.

Екатерина Краснова не могла представить, как долго Света ждала этих слов. От услышанного она чуть не заплакала. Она давно мечтала с кем-то поговорить, с тем, кто её выслушает, поймет и даст прощения, которого, как думала сама Света, она еще не заслужила.

— Приезжай ко мне! — решительно попросила Света. — Я очень хочу с тобой встретиться.

— С огромным удовольствием, — охотно согласилась Катя. — Могу приехать уже в обед. Напишешь мне свой домашний адрес?

Неужели сестра была настолько чужой для Эдуарда, что он даже не рассказал ей о том, где живет? Но это не волновало Светлану. Она была рада тому, что вошла в кабинет мужа, нашла телефон и связалась с Екатериной. И не раздумывая ни секунды, Света записала номер Кати в свой телефон и отправила ей свой домашний адрес.

Своенравная Екатерина Краснова

До обеда времени оставалось еще много, но Света была так возбуждена, что постаралась как можно быстрее привести себя в порядок. Стоя под тугими струями воды, Света напевала самую популярную песню русской примадонны: «Миллион алых роз». Ванная была окутана густым паром, было трудно дышать, но Света продолжала петь так громко, как только позволяли голосовые связки. Она очень любила петь, а её любимым местом, вне всякого сомнения, была ванна — тут превосходная акустика.

Слушатели ей были не нужны, потому что каждый из них однозначно отметил бы, что у этой горе певицы нет ни слуха, ни голоса. Все их мнение сводилось к тому, что Светлана Краснова — единственная жительница этого жилого дома, которая сводит с ума своими воплями не только котов и собак, но и всех соседей. Свету никогда не беспокоил этот пустяк. Она запела впервые за столь долгое время, потому что всегда знала, как сильно Эдуард любил слушать пение своей жены. Он был единственным слушателем, который никогда не жаловался.

×
×