Ребёнок рок-звезды (ЛП), стр. 1

Флора Феррари 

Ребёнок рок-звезды 

Мужчины, которые точно знают, чего они хотят

Любое копирование текста без ссылки на группу ЗАПРЕЩЕНО!

Перевод осуществлён исключительно в личных целях, не для коммерческого

использования. Автор перевода не несёт ответственности за распространение материалов третьими лицами.

Переводчик: NataS

Редактор: Динара

Вычитка: Марина

Обложка: Иришка

Перевод группы: Сказки для взрослых девочек| OLIVIA & JORDAN

Глава 1

Хоуп

— Боже мой, неужели это действительно он? — щебечет моя младшая сестра Харли и так же, как и я прилипает к оконному стеклу.

Я весь день пряталась за занавеской, ожидая его прибытия. И вот он здесь.

Хендрикс Харт собственной персоной. Создатель и вокалист группы «A School of Sharks».

Я стреляю в Харли ревнивым взглядом, и она, вздохнув, отходит от окна. Сестра прекрасно знает, что Хендрикс был моей тайной любовью последние четыре года.

Только есть одна проблема. Он здесь не из-за меня. Хендрикс лучший друг моего папы и приехал зарядиться энергией со своим другом детства.

Вот только поэтому сорокалетний светловолосый и голубоглазый сердцеед останется в нашем доме на целую неделю, завершив международный гастрольный тур. А через две недели у него в Калифорнии начнется тур по Америке.

Ведь Хендрикс – калифорнийский парень.

Я с жадностью наблюдаю, как на тротуар перед нашим домом из гастрольного автобуса выходит Хендрикс Харт. Двери автобуса закрываются, и он медленно катится по тихой улочке. А Хендрикс вышагивает к крыльцу дома с присущей ему непринужденной калифорнийской важностью.

Папа всегда говорил, что внешняя непринужденность Хендрикса всегда вводила людей в заблуждение. На самом деле он не так прост, как кажется. И этот мужчина всегда идет напролом, получая то, что ему хочется. Возможно, именно эта черта характера стала одной из причин, почему так долго его группа была настолько успешной, а гастрольные туры смогли победить концертные рекорды, установленные «Роллинг стоунз».

Честно говоря, я следила за группой Хендрикса каждый день. Они потрясли Рим. В Сиднее билеты на концерт группы были распроданы за считанные секунды. Тот же успех ждал их и в Барселоне.

Но даже с моей подпиской на их web-сайт, которая позволяла мне смотреть все их концерты онлайн, я так и не могу насытиться Хендриксом.

Ни днем, ни ночью я не пропускала ни одного его выступления.

Магический голос Хендрикса завораживал. Он заставлял меня чувствовать себя так, будто я нахожусь рядом с ним. И еще... словно он поет только для меня.

Конечно я понимаю, что еще около миллиарда девушек по всему миру испытывают подобное чувство, но именно я та счастливица, в доме которой он проведет всю неделю, а таких согласитесь гораздо меньше.

— Неужели ты все еще надеешься, что он тебя заметит? — подкалывает меня Харли.

—Тс-с-с! — шиплю на нее, и смотрю как мужчина, взобравшись по ступенькам крыльца, по-дружески обнимает моего папу, встречающего его.

Я просто не могу отвести глаз от Хендрикса, но как только слышу, что входная дверь открывается, быстро выскакиваю из-за занавески. Мужчина моей мечты входит в гостиную и его взгляд натыкается на меня.

А дальше все происходит как в замедленном кино.

Хендрикс роняет кофр, и из него, на покрытый дешевым ковром пол, вываливается дорогая гитара.

— Ох! — вздыхает моя мама Саманта и, наклонившись, быстро кладет гитару обратно в чехол.

Хендрикс же будто не замечает, что его бесценное владение выпало из его рук.

Кажется, он замечает только... меня!

Глава 2

Хендрикс

Жена Стивена, Саманта, суетиться у моих ног, но я этого не замечаю. Наверное, нужно самому нагнуться и поднять гитару, которую я уронил, ведь это не вина Саманты или ее работа: это моя вещь. Плюс гитара настроена именно так, как нравится мне, и я должен убедиться, что с нею все в порядке после удара.

Но не могу... Сейчас есть кое-что более важное, чем гитара – это она, прекрасная девушка, стоящая передо мной.

— Хоуп, — наконец выдыхаю я, не в силах заставить себя отвести от девушки взгляд. Ее глаза завораживают... Именно такие глаза заставляли мужчин писать песни, способные собирать стадионы и двигать горы. Такие глаза, которые никогда не забудешь, которые служат музой для любого композитора.

Я всегда хотел иметь такую музу, но у меня ее никогда не было. Я даже начал думать, что сама идея музы всего лишь миф... ровно до этих пор.

— Хоуп? — зовет дочь Стивен.

— Надеюсь, вы... простите меня за то, что уронил гитару. Она может оставить вмятину на полу, — бормочу извинения.

— О, это всего лишь ковер, не волнуйся, — раздается голос Стивена за моей спиной. Чувствую его взгляд на себе, но не поворачиваюсь: я все еще не могу отвести глаз от его дочери.

— Ты помнишь наших дочерей, Хоуп и Харли? — спрашивает Стивен.

Конечно же, я помню, но только Хоуп определенно изменилась. Я видел ее четыре года назад, когда девушке было восемнадцать. И она выглядела несуразным и нескладным подростком со скобками на зубах и слишком длинными ногами. Она буквально постоянно спотыкалась на них при ходьбе. Тогда я еще подумал, что девушка будет либо «поздним цветком», либо же ей не повезло с внешностью.

И вот теперь все изменилось. Боже правый! Это девушка прекрасна.

— Это Хоуп, — продолжает мой друг, указывая жестом на нее, а затем и на младшую дочь. — А это Харли.

Ну, по крайней мере, я так думаю. Не могу же видеть спиной! Я все еще не в силах отвести взгляда от его старшей дочери.

На Хоуп надето легкое летнее платье до середины бедра и, на мой взгляд, с слишком глубоким вырезом декольте. Замечаю легкий намек на ложбинку груди, и это быстро превращает мои брюки в районе паха в подобие палатки.

— Привет, Хендрикс, — приветствует меня Харли.

Но я молчу. Просто не могу ответить.

— Хендрикс? — встряхивает меня за плечо Стивен.

— Привет, Хоуп, — наконец-то хрипло выдаю я.

— Привет, — отвечает она и, сделав шаг навстречу, протягивает мне руку, как истинная леди.

Я слегка сжимаю ее, но тут что-то обрушивается на меня, и, как джентльмен, склонив голову, целую тонкие длинные пальчики.

Кожа Хоуп безупречна и пахнет ванилью. Должно быть, она пьет галлоны воды в день, чтобы кожа была нежной и идеальной. Или же это все от природы.

— Привет, — повторяю я, и на этот раз голос звучит на октаву глубже.

Черт, эта девушка превращает меня в дикого зверя.

Все, о чем сейчас могу думать, это только как сильно хочу ее.

Я всегда мог получить любую из девушек, проникающих к нам за кулисы, в гастрольный автобус и даже в номера отелей. И ребята из группы не отказывали себе в удовольствии отлично провести время, но я обходил такие связи стороной: всегда старался сосредоточиться на своей единственной любви – музыке.

И еще старался выкроить время на серфинг, но музыка, в конце концов, была главнее всего.

Я просто всегда был убежден, что писать песни о чистой и искренней любви и страсти, а потом идти в объятия какой-нибудь случайной женщины – это, мягко говоря, неправильно. Ненавижу лицемерие, и никогда не буду практиковать его сам.

В любом случае я так и не встретил девушку, которую бы мог полюбить. До этого момента.

Мои губы все еще прижаты к тыльной стороне руки Хоуп, и я чувствую себя принцем или кем-то вроде него. Ощущаю себя так, будто бы должен встать сейчас на одно колено и попросить ее руки. Хотя... я не принц, а скорее всего рыцарь, въехавший в город в поисках принцессы своей мечты