Наша цель (СИ), стр. 91

Чувствую собственный стеклянный взгляд, и медленно поворачиваю голову в сторону бывшего шафера, который едва касаясь моего плеча, пытается вырвать меня из оцепенения и вернуть к дыханию, которое остановилось. В эти секунды я не видела и не слышала ничего, кроме Тома. Звук его голоса окружил и пленил, отключая окружающую среду.

— Мисс? — спрашивает мужчина.

Колеблюсь, смотря на огонь, после чего, поднимаю взгляд и встречаюсь глазами с Томом, который немного улыбается, одновременно указывая на слабину и поддержку.

— Я приходила на стадион, чтобы посмотреть на тебя, — выдыхаю я. — С тринадцати лет. А потом ты перешёл в старшую школу, а я так и осталась в средней. Этот год был самым ужасным для меня. Но ещё хуже был тот, когда ты вовсе уехал в другой город, ведь в школе я могла тайно проскользнуть на территорию старших классов. Я миллион раз мечтала и представляла наше знакомство. Но ни одно из не было тем, что произошло. Эван сейчас икает, и я была готова его убить. Но оборачиваясь сейчас назад, я хочу броситься и задушить его в объятиях. Самая большая глупость обернулась самым лучшим шагом.

Выдыхаю, и собираюсь с новыми силами.

— Я люблю тебя. С того самого момента, как только увидела. Я последую за тобой хоть куда: в огонь, в воду, на войну. В любое место. Там, где будешь ты — буду я. Я поддержу тебя во всём, даже если ты решишь податься в хиппи и жить в палатке на одной из улиц Нью-Йорка — я последую твоему примеру. Буду с тобой рядом везде, даже если не смогу присутствовать физически, буду рядом мысленно. Сердце и душа всегда будут только около тебя. Я не могу иначе. И я не хочу иначе. Обещаю оберегать то, что есть у нас. Обещаю быть для тебя намного больше, чем женой.

— Ты всегда будешь для меня намного больше этого звания, — мягко говорит Том. — Я люблю тебя.

Заглушаю эмоции, которые готовы взорваться, и обмениваюсь с Томом цветочными гирляндами, как знак того, что отныне я принадлежу ему в другом статусе, как и он — мне. Священник связывает наши гирлянды и по обряду, мы вместе обходим огонь.

Подняв небольшую миску, мужчина подносит её Тому, который макнув палец, ставит на моём лбу ту самую красную бинди, о которой я говорила с женщинами. Смотрю в сторону и нахожу глазами свой сегодняшний салон. Вся тройка улыбается мне. Конечно, они знали, куда меня готовят. Отвечаю им взаимной улыбкой и поворачиваюсь к Тому, который подносит ко мне какую-то восточную сладость, а священник держит тарелку, чтобы я взяла подобную. Делаем укус, смотря друг другу в глаза и улыбаемся.

— Алексис Дуглас, — шепчет Том, взяв мою ладонь.

— Да, — киваю я с не менее широкой улыбкой, чем у него.

Церемония завершается, и я с шоком принимаю радушные и воодушевляющие поздравления от всех, кто окружал нас в эти минуты. Единственными людьми, кто более-менее знаком мне — женщины в сари, который готовили меня к этому. В какой-то момент эмоции больше не могут оставаться внутри, и я со слезами на глазах продолжаю принимать пожелания и поздравления незнакомых людей.

То, с какой искренностью звучат их комплименты и пожелания — трогает каждый потайной уголок в душе. В какой-то момент, кажется, что это мои друзья, семья и знакомые, с которыми нас сейчас разделяют тысячи миль.

— А мы можем пойти в номер? — спрашиваю я.

— Зачем? — улыбается Том, шагая в ногу со мной к выходу из парка.

Слегка толкаю его в плечо.

— Только не говори, что ты забыл о брачной ночи.

Том закидывает голову назад и смеётся.

— По индийским традициям, первую ночь муж и жена спят по разным комнатам.

— Это не правда! — восклицаю я.

— Правда, — хохочет парень. Повернув ко мне лицо, он подмигивает. — Но я немного обновил их и современно подошёл к этому.

— Ты говоришь загадками.

— Нет, может, мы хотя бы отметим это ужином?

— Серьёзно? Через несколько месяцев первым в комнату будет заходить живот, а потом я. Думаешь, я хочу терять время на трапезу?

— Как бы там ни было, тебе придётся. Я не хочу заниматься некрофилией.

— Ты только что кормил меня.

— Это не считается.

— Если ты сейчас же не снимешь штаны, я прикрываю это лавочку.

— Это святое место, — смеётся Том. — Не оскверняй его.

— А ты не оскверняй свою жену, которая может превратить твою жизнь в ад.

— Значит, будет жарковато.

— Горячо, — киваю я.

Подмигнув мне, он открывает дверцу, и я занимаю место в машине, а Том прыгает за руль.

— Тебе понравится, — улыбается он, повторяя эти слова миллионный раз.

— Ты будешь там голым? — предполагаю я.

— Нет, — снова смеётся он.

— Тогда я сомневаюсь.

— У тебя гормоны сходят с ума.

— О, это не гормоны. Это твоя новоиспечённая жена.

Его новый смех и моё страстное желание готовы спалить машину, оставив лишь горку пепла. Но у меня нет вариантов, это не мои условия и не мои планы.

Город быстро скрывается за спиной, и это чувство незнания окрыляет. За пару дней Том успел сделать несколько сюрпризов, и я в томительном ожидании того, что он задумал дальше. Мы словно нагоняем упущенное время, что в действительности только помогает расти новообретенным чувствам.

Машина поднялась в гору, и последними остались ворота, которые она тоже миновала.

Покидаю салон и осматриваю местность. Ограждения из массивных камней, под ногами выложена уменьшенная версия первых. По центру небольшой подъем, с двух сторон которого по одной ступеньке, в середине стол и парочка стульев. Но самое главное — картина, которая открывается за ними. Город, на который ложится ночь, облачая голубое небо в оранжевые и желтые оттенки заката. Природа — одно слово, которое имеет иное название: лучший художник. Без сомнения, эти оттенки станут моим будущим выбором для статьи.

Подхожу к ограждению и опираюсь ладонями на камни, впитывая каждую секунду в этой сказочной стране.

Ладони Том обнимают талию, и поверх его рук — кладу свои.

— Тут невероятно, — выдыхаю я, положив голову на плечо парня.

В ответ получаю поцелуй в висок.

— Потанцуешь со мной?

— Без музыки?

Том вытаскивает из кармана телефон и наушники.

— Музыка есть, — сообщает он. — Выбор за мной или за тобой?

— За тобой, — киваю я.

Как только первые звуки клавиш доносятся до сознания, улыбка расцветает на моих губах. Удивляет его выбор, но я знаю, где он услышал эту песню. Мелодия и слова Jeremy Camp — Never Stopped Loving дарят этому дню и вечеру ещё больше нежности. И, кажется, я буквально плавлюсь в руках Тома.

Прижав меня ближе, он улыбается и подмигивает, ведя нас в танце, я в это время подпеваю словам и наслаждаюсь нашей уединенностью. Словно весь мир остался где-то позади. Нет ничего, даже силы гравитации, которая должна удерживать на Земле. Замерло всё, и моё сердце в том числе.

Я никогда не думала, что моя свадьба будет такой. Но жизнь настолько изворотлива и непредсказуема, что я ни капли не жалею о том, что банальные желания перевернулись с ног на голову и воплотились в реальность именно таким способом. Подумать только, я танцую с любимым человеком не в каком-нибудь ресторане под громкую музыку, а на горе, где перед глазами расстелился закат и мегаполис, а в ушах одна капелька наушника, потому что вторая у моего мужа. Это лучшее, что со мной случалось.

Том кладёт ладонь на мою щёку, и я закрываю глаза, получая самый лучший на свете поцелуй.

— Больше всего на свете, я люблю тебя, Алекс Дуглас, — шепчет он у моих губ.

— Больше всего на свете, я люблю тебя, Том Дуглас, — отвечаю я, не скрывая улыбки.

Глава 31

Том

Эти несколько недель стали сущим адом на планете. Всё, о чём я могу думать — моя жена. Чертовски охренительная жена, которая на другом конце страны. И я ненавижу чувство того, что её нет со мной. Алекс обещала присутствовать рядом, даже если это будет мысленно. Она не соврала. Мысли крутятся вокруг неё. Они начинаются с этой девушки и ею заканчиваются. Я думаю обо всём, даже как по её коже может стекать вода или ласкать ветер. Это утомительно. Ещё парочка недель тут, и я поеду, как сопля. Хотя, сомневаюсь, что мне нужно столько времени. Уверен, для это потребуется лишь несколько суток в однотипном круговороте.

×
×