Наша цель (СИ), стр. 17

— Твоя-твоя, но если ты не будешь обижаться на маму. Мы договаривались, что ты получаешь две конфеты в день. Так?

Мэди кивает, смотря на Джареда с обиженным лицом.

— Сколько ты сегодня съела?

В ответ, она показывает два пальца.

— Значит, на сегодня всё.

— Но дядя обещал!

— Вот завтра он тебе и даст, а сегодня уже всё.

— Обещаешь? — протягивает Мэди, смотря на меня.

— Обещаю, — киваю я, — только ради этого остаюсь у вас.

Личико Мэди вновь озаряет улыбка, после чего она целует Лизи столько же раз, сколько и Джаред с Мэйсом, а то и больше, затем эта тройка вышагивает к дому. Пока Мэди подпрыгивает, держа его ладонь, Мэйс поднял голову и слушает.

— Он — хороший отец, — улыбается Фрэнк.

— Да, — с улыбкой, кивает Лизи.

Поймав секундный взгляд Алекс, которая заговорила с Лизи и Ками, а Фрэнк в это время общался с парнями, я поднялся со стула и зашагал следом за Джаредом. Находится рядом с ней и понимать, что сам потерял и выбрал этот путь — становится невыносимо, но я должен разобраться с самим собой, чтобы не повторять ошибок прошлого. Она нужна мне, как вода для жизни, но пока я не излечил самого себя, не думаю, что смогу осчастливить её. Возвращаться к тому, от чего мы ушли — значит, повторить этот круг ада. Я хочу видеть ту девушку, которая была со мной всегда, а не ту, кого я сделал из неё за год.

Тёплый мягкий свет освещал угол комнаты, взгляд нашёл Джареда, который лежал на постели Мэди, а она на его груди. Мэйс же всегда засыпал сам, сколько я его помню. Он вообще самостоятельный, Джаред категорически против того, чтобы с ним сюсюкались как с девочкой, но сам обнимает и целует его, что порой очень смешно. Но это даже не дело воспитания Джареда, а то, что Мэйс сам по себе такой, он всё любит делать сам и не любит получать помощь со стороны. И это кое-кого очень напоминает. Мне страшно, потому что он не просто внешняя копия Джареда, но и внутренняя. Я надеюсь только на взросление, которое поменяет его характер.

Оперевшись боком на дверной проём, я потёр шею, смотря на брата, черты лица которого, можно едва различить при тусклом свете ночника в розетке.

— Тебе повезло, — шепчет он.

— В плане чего?

— В плане того, что он по мужским задницам спец. Но это ещё ничего не означает.

— С какой стати?

— С такой, что он не единственный мужик на планете.

— Я не могу вернуться к ней таким.

— Каким?

Выдохнув, я пожал плечами и упёрся взглядом в окно.

— Запутавшимся в самом себе.

— Советую шевелить задницей в поисках, иначе опомнишься слишком поздно.

— С какого момента ты начал думать головой, а не членом?

— Я всегда думал ею, придурок.

— Да, когда познакомился с ней. Кровь от члена в голову ударила, благодаря чему заработал мозг.

— Сейчас я встану, выйду из комнаты, посмеюсь и заеду тебе в челюсть, — с улыбкой в голосе, шепчет Джаред.

— Буду не против, сам хотел попросить.

— Не будь идиотом, Том. Брось свою Чарли и вернись к Алекс.

— Ты всё-таки запомнил её имя, — посмеиваюсь я.

— Я же не конченый идиот с проплешиной в башке.

— Мне не нужно никого бросать, я уже говорил, что мы не вместе.

— Хочешь сказать, ничего не было?

— Не было… раз поцеловал… может пару раз… — вздыхаю я, — вот дерьмо.

— Алекс лучше об этом не знать.

— Я не буду ей врать.

— Не начинай с этого, иначе можешь даже не рассчитывать на дальнейший разговор.

— Я в курсе, но кто знает, может, она тоже пошла на подобный шаг.

— Не пошла.

— Тебе откуда знать?

— Потому что они похожи, сам знаешь. Слава Богу, что мы — нет.

— С чего ты взял?

— С того, что я не пытался забыть Лизи или заменить кем-то. Я знал, что хочу её и то, что она будет только со мной.

— Я на боковую.

Со своими словами, я медленно побрел в гостевую комнату, оставляя Джареда с детьми.

— Не хочешь побыть с ней? — слышится из комнаты.

— В том то и дело, что хочу, — выдыхаю я, после чего закрываю дверь и падаю на кровать.

Находится с ней в одной компании не трудно, трудно понимать, что я не могу коснуться её или хотя бы просто заговорить с ней. Может, Алекс и улыбается, поздравила меня, но я знаю её восемь лет. Я вижу в этом взгляде обиду и разочарование, из-за чего хочется рвать и метать. Это только моя вина, Алекс тут не при чём, это я загубил отношения. Это я уничтожил нас.

Когда я думал о том, что мне лучше найти такую же, как я сам — я глубоко заблуждался. Оказывается, что мне нужна буря. Как жаль, что осознание и понимание ценности в ком-то, приходит именно тогда, когда теряешь. Смотря на неё, я готов кусать локти, потому что собственноручно отказался от самого себя. Хотя, кажется, что я совсем себя не знаю, а это то, с чем должен разобраться. Сейчас я чётко осознаю свою ошибку. Алекс хотела говорить и пыталась поговорить со мной, но я совершенно ополоумел и не слышал её.

Глава 6

Смотря в зелёные глаза, которые были на несколько оттенков темней тех, что принадлежат Алекс, я посмотрел за спину Чарли и протянуто выдохнул, потерев пальцами глаза и лицо. Я тупо не знаю с чего начать, поэтому завёл разговор с того, что завтра у меня тренировка.

— Я могла бы пойти с тобой, — улыбнулась она, подхватив вилкой ломтик помидора и курицы, которые затерялись среди сыра.

— Нет, — отрицательно закрутив головой, я вернул внимание к Чарли, которая занимала стул напротив.

Посылая мне короткую улыбку, она дальше занялась салатом, пока я не решался притронуться к заказу. Я неустанно сравниваю Чарли и Алекс, насколько они разные, между ними буквально пропасть. Алекс напоминает бурю, которая разжигает во мне пожар лишь одним взглядом, в то время как Чарли спокойная, даже через-чур. Когда я сказал о том, что уволился, я, было подумал, что она хоть немного покажет себя, но ничего, Чарли молча приняла и не сказала ни слова, разве только единожды при разговоре по телефону. Может, это хорошо, но ощущение того, что рядом пытается быть человек, которого я просто напросто не представляю в виде того, с кем пройду жизнь — гложет и терзает. Я не звоню ей сам, не пишу, я вообще ничего не делаю, в то время как она тянется ко мне всеми возможными способами. Я и сам не понял, как всё дошло до того, где мы сходили несколько раз в кино и поужинали вместе. Сегодня ко всему добавляется обед, но сейчас я планировал остановить то, чего не желал.

Единственным человеком, который приходил со мной на тренировки — Алекс. Я не хочу очернять эти воспоминания, когда она переживала и верила в меня больше, чем я сам. Попытка уйти — громко провалилась, сейчас я, наконец-то, чётко осознаю свою ошибку и понимаю, что совершил самую большую глупость за всю свою жизнь: я ушёл от человека, без которого жизнь теряет всякий смысл. Никто и никогда не заменит её. Я согласен на всё: пусть она упирается, идёт мне наперекор, ведёт себя, словно ребёнок, что угодно, потому что мне до безумия не хватает именно этого. Я прожил три месяца в тумане. С уходом, я наивно полагал, что так будет лучше, но оказался идиотом, потому что жизнь стала настолько серой и едкой, что я практически задыхался в кругу собственного ада в виде работы. Приходя в наш дом, я хотя бы получал объятия, когда замертво падал на кровать, тут же нет ничего. Я остаюсь наедине с самим собой.

— Том? — голос Чарли помог вернуться из собственных мыслей и сфокусировать на ней взгляд.

Собравшись с силами, я знал, что сейчас могу разбить чьё-то сердце, но это мой крест и только мне его нести, потому что именно я позволил подобному случиться.

— Нам нужно прекратить это.

— Что? — сведя брови, Чарли начала бегать по моему лицу глазами в поисках ответов.

— Прекратить общение.

— Прекратить общаться? Хочешь сделать перерыв?

— Нет.

— Я не понимаю, Том.

— Нам нужно прекратить общение и встречи.

Смотря в глаза девушки, я видел, как в них медленно раскалывается её сердце, и таким ублюдком мне ещё никогда не доводилось себя ощущать. Хотя, было хуже, когда я просто ушёл от Алекс без слов и объяснений, посчитав это правильным.

×
×