Человек и собака. Взаимная дрессировка, стр. 6

Окончательный вывод про странное поведение собаки таков: Вега по каким-то неизвестным нам причинам панически боится воды, и ничего с этим уже поделать нельзя. Решаем брать с собой на охоту короткий складной спиннинг. Для подцепления блесной упавшей в воду добычи.

Все добытые нашей троицей куропатки оказываются плотно набитыми черникой, отчего их красноватое мясо приобретает удивительный ягодный вкус. Сидим на пиру двумя семьями в полном составе и славим замечательную сеттеришку Вегу – мастера охоты по белым куропаткам. А этот Мастер спит себе под столом, временами подрагивая лапами и принюхиваясь во сне к вожделенным куропачьим запахам на своей любимой охоте…

Разбойное нападение

За те несколько лет нашей совместной жизни Вега дала нам возможность множество раз убедиться в своей удивительной сообразительности. И дома, и в городе, и на рыбалке, и в транспорте. Но особенный ум проявлялся у неё на охоте, которую она самозабвенно любила и ждала. Всех приключений, которые нам с ней выпало вкусить, не описать, поэтому остановлюсь только на самых-самых, снова прислушиваясь к тихому нашёптыванию пожелтевших страниц дневника…

Человек и собака. Взаимная дрессировка - _5.jpg

Вега в воду не лезет. Категорически!

Следующая наша с Олегом охота происходит 6 октября 1972 года. Свободный от службы день, чудесно совпавший у нас с Олегом, позволяет нам несколько часов побродить в окрестностях города.

Рано утром, перейдя мост через реку Ваенгу, поднимаемся по крутому склону сопки и попадаем в знакомый распадок с мшистым верховым болотцем. Далее путь наш лежит по каменистой тропе в направлении озера Домашнего, вокруг которого мы заранее спланировали нашу охоту. Однако Судьба в тот день распоряжается по-своему.

В то время бродячие собаки становятся настоящим бичём города. Многие годы никто с ними по-настоящему не борется, целые оравы бездомных собак бродят по улицам в любое время года и суток. Еды им в военном городке вполне хватает. Живя в своём полудиком, параллельном с людьми мире, собаки превращаются в своеобразную породу умных хищников, спаянных совместной борьбой за выживание. Даже окрас их становится одинаков: тёмно-бурых оттенков. Встречаются и почти чёрные особи. И как-то всё идёт до поры до времени спокойно, пока прошлой зимой маленькая девочка, скатываясь на санках со склона городской сопки, не врезается в собачью свадьбу. Страшно искусанную собаками девочку спасти не удаётся… Комендант города распоряжается истребить бродячих собак, а те, будто чувствуя, отступают на окраины, выкапывают себе норы в ближайших сопках, где даже ухитряются выводить потомство. Ночью собаки выходят в город на промысел. Роются на свалках, истребляют крыс, кошек, грызутся с другими стаями таких же бурых хищников. Доходит до того, что люди опасаются выходить в Загородный парк.

И надо же так случиться, что мы внезапно наталкиваемся на стаю этих полудиких зверей, выметнувшихся из-за скал. В стае около десятка буро-чёрных собак. Их ведёт огромный красавец-кобель с чёрными головой и холкой. Они, не издавая ни звука, пытаются окружить Вегу, которая испуганно несётся к нам. Быстро бегать Вега никогда не умела, поэтому собаки споро догоняют её. Когда ей до нас остаётся метров тридцать, а собакам до неё всего десять, мы открываем стрельбу. Картечи у нас нет, поэтому стреляем куропачьей дробью. Успеваем выстрелить только по паре раз: бурые разбойники моментально разворачиваются и бросаются наутёк. Так же молча. Видно, что две-три собаки легко задеты дробью, однако, не снижая скорости, все уносятся прочь. Вега жмётся к нашим ногам, её слегка потряхивает от испуга. Хочется перекурить это дело, но мысль о повторном нападении заставляет нас быстрее убраться. Какое-то время Вега идёт рядом, однако охотничий азарт пересиливает страхи, и наша умелица снова удаляется вперёд в поисках куропаток.

Куропач и заяц

Спустившись с сопок к озеру Окольному, расходимся и идём параллельными курсами по зарослям карликовой берёзки и ивы. До сих пор снега нет, что странновато для наших северных краёв. Земля пока мягкая – передвигаемся почти бесшумно. Внезапно впереди по нашему курсу с криком и хлопаньем крыльев взлетает куропач. Шумовая птица, пролетев метров сто пятьдесят, садится в берёзовый островок. Заходим с двух сторон. В месте посадки птицы не обнаруживаем – убежала. Вега, фыркая носом, активно разбирается в следах, удаляясь ближе к берегу озера. Олегу кажется, что собака «врёт», он считает, что куропач должен убегать вверх по склону, а не вниз, и решительно удаляется в выбранном направлении. Мысленно я с ним соглашаюсь, но собаке-то надо верить, поэтому иду за Вегой. Метров через шестьдесят вижу на самом берегу озера застывшую на стойке собаку и убегающего из-под самой её морды куропача, готовящегося взлететь. От меня он метрах в сорока. Верный выстрел, но не стрелять же бегущего! Подхожу, каждую секунду ожидая взлёта. Однако он взлетает, лишь удалившись от Веги метров на двадцать пять. Выстрелом из правого ствола я его и укладываю на взлёте. Старый куропач, большой и красивый. Тянет на килограмм. По кирпично-бурой шее и голове птицы светлыми звёздочками тут и там рассыпаны белоснежные пёрышки. Бровь широкая, карминовая. Брюшко, бока и маховые перья поражают удивительной белизной. Зоб плотно набит черенками черники и остатками ягод.

Человек и собака. Взаимная дрессировка - _6.jpg

Озеро Домашнее. Видно устье реки Средней и остров

Слышу вверху на сопке дуплет Олега, а потом ещё выстрел. Неужели снова бурые зверюги?! Скорее к нему. Вот и сам Олег, спускающийся с сопки навстречу. В руках у него пара куропаток. Оказывается, эти птицы взлетают после моего выстрела довольно далеко от Олега, но он всё же дуплетит, уверенно сбивая одну, а другую легко подранивая. Третьим выстрелом добирает подранка. Взятые им птицы молодые, этого года. Вот удача! И ведь совсем неподалёку от города!

Около 12 часов. Стоим на голой вершине сопки между озерами Окольным и Домашним. Озеро Домашнее видно всё, как на ладони. Красивое озеро с небольшим островом ближе к северо-восточному берегу. Перекуриваем, любуясь северным пейзажем. Заодно обговариваем, каким путём будем спускаться. Можно, конечно, вернуться и пойти вдоль ручья, вытекающего из Окольного к Домашнему, но нам интереснее идти выше – по склонам сопок. Вега сидит, наблюдая окрестности и прислушиваясь к нашим голосам. Наверняка что-то понимает!

Выбрав путь, осторожно спускаемся вдоль каменистого русла крошечного ручейка. Ручеёк, трудной и долгой работой пробивший себе дорогу в камнях, сильно виляет, заставляя нас делать лишние шаги. Срезаем изгибы, как можем. На одном из «срезов» преодолеваем небольшую скалистую возвышенность, на самой вершинке которой виднеется большой и густой куст сросшихся вместе ивняка и карликовых берёзок. Пробежав было мимо куста, Вега резко тормозит: запах дичи разворачивает её голову к кусту. Собака на несколько секунд замирает, затем делает несколько напряжённых мелких шажков. Мы с Олегом осторожно обходим куст, он слева, я справа. Вдруг слышится треск сучьев, возглас Олега… и тут же передо мной, в 10 – 12 метрах мелькает серый клубок. Заяц! Стрелять приходится почти навскидку. Мой выстрел сливается с выстрелом Олега. Заяц кувыркается через голову и затихает. Пока подходит Олег, рассматриваю добычу. Зверёк небольшой, сеголеток, тянет от силы на два с половиной килограмма. Линять ещё и не начинал. Перекуривая, обсуждаем очередное приключение. В том, как прекрасно сработала зайца Вега, сомнений нет. А вот кто же из нас попал в зверька, непонятно. И у нас возникает небольшой спор. Каждый уверен, что именно он поразил цель. Конечно, это может быть и совместная удача. В конце концов, решаем выяснение оставить «на потом». Когда будем снимать шкуру, всё и прояснится: Олег стрелял четвёркой, а я – двойкой. Вот и посмотрим дробины.

×
×