Человек и собака. Взаимная дрессировка, стр. 4

Ольга Ивановна внимательно слушает, неотрывно глядя на Вегу, и я вижу, как она скептически улыбается. Не верит, что ли? Но ведь всё так и есть! Вега – теперь член нашей семьи! Прямо говорю ей об этом. И всё равно она не верит, что за такой короткий срок собака может настолько привыкнуть, привязаться к нам. Как же ей доказать?

Неожиданно приходит решение: предлагаю, усадив Вегу, одновременно отвернуться от собаки и, не оборачиваясь, расходиться в разные стороны. За кем побежит Вега, тот и выиграет спор. При этом собаку звать нельзя. Всё просто, но меня скребёт мысль: «Надо ли подвергать психику собаки такому испытанию?» Ольга Ивановна, продолжая улыбаться, уверенно соглашается…

Расходимся… Что-то там происходит, за моей спиной? Метров двадцать иду довольно спокойно, потом начинаю волноваться, а через пятьдесят метров меня накрывает волна паники: ну зачем я предложил этот безумный эксперимент?! Хочется обернуться, но надо выдерживать правила… Безропотно и безоглядно продолжаю идти… И тут замечаю идущую рядом Вегу! Какая же ты молодец, собачка! А Вега, причуяв запах очередной косточки, валяющейся на дороге, как ни в чём не бывало, отправляет её в пасть, вкусно хрустя «доисторической вкусняшкой». Жизнь снова прекрасна!

Через месяц встречаемся с Ольгой Ивановной в магазине. Женщина смущённо признаётся, что во время эксперимента пыталась приманить Вегу пирожком. Собака обнюхала, но брать не стала (!), только лизнула руку, как бы прощаясь навсегда, повернулась и решительно побежала за мной…

Первая охота с Вегой

Быстро летит время. Вега окончательно привыкает к нашей семье. Предложенная собакой и принятая нами иерархическая расстановка работает прекрасно. Стоит только кому-то из детей приболеть, как Вега дни и ночи проводит у кроватки заболевшего, карауля каждое движение. В критических, по мнению собаки, ситуациях, она немедленно докладывает нам.

У Олега появляется щенок западно-сибирской лайки по кличке Тайга. Однако мечты Олега об охоте с ней оканчиваются, к огромному горю его семьи, скорым уходом из жизни этой маленькой пушистой проказницы – прибирает её ненасытная чумка. Ветеринаров в нашем городке нет, в Мурманск Олегу не выбраться из-за службы, болезнь Тайги прогрессирует, ну и…

Человек и собака. Взаимная дрессировка - _4.jpg

Обед в лесотундре. Таня, Вега, форелевая уха… и комары…

Летом нам с Таней удаётся немного «сжаться» и купить новое ружьё. Так у меня появляется двустволка-горизонталка ИЖ-26Е. Каждодневно занятый на службе и дома, я по-прежнему мечтаю об охоте с собакой.

Эта первая, такая долгожданная «собачья» охота подробно записана в моём дневнике, лежащем сейчас (ноябрь 2016 года) рядом, слева от клавиатуры, поэтому я могу очень точно и максимально достоверно рассказать об этом счастливом дне. Великое дело – дневник! Он мгновенно переносит меня во время нашей молодости, когда всё казалось легко и возможно. Карты-схемы и рисунки, прилагаемые к каждой сработанной Вегой птице, помогают подробно восстановить картину очередного охотничьего приключения.

Итак, 15 сентября далёкого 1972 года. 6 часов утра. Чуть светает, а мы втроём (Олег Осипов, Вега и я) уже вываливаемся из автобуса, проехав около двадцати километров в сторону Североморска-3. Обойдя озеро Генеральское, переходим вброд мелковатую речку, текущую через несколько озёр (на карте значатся как «озёра Лупбол»), и оказываемся на правом плече двуглавой сопки, известной как гора Верблюд, но правильнее её называть Вычимуайвенч, что означает по-саамски «Ходи-перевальчик». День ясный, солнечный. Около 7 градусов тепла. Снег, выпавший ночью, быстро тает.

Склоны горы Верблюд покрыты мелколесьем, состоящим из березняка у подножья, переходящего выше по склону в заросли карликовой берёзки и ивы. Кое-где возвышаются кривые сосенки и можжевельники. Временами встречаются огромные полусгнившие сосновые пни, жалующиеся на бурную деятельность человека. Пока не растаял снег, занимательно было видеть торчащие из-под снега оранжевые шляпки подосиновиков. Ещё не замёрзшую землю покрывает ковёр из черничника, брусничника и шикши.

Обходя каменистые осыпи и небольшие верховые болотца, стараемся придерживаться ягодников и березняков. Вега, почуяв любимые запахи, бежит впереди, делая короткие рейды по сторонам и старательно обнюхивая следы кормёжки куропаток, которые явно видны на ягодниках. Но птиц нет, хотя идём уже два часа…

Немного смущает нас то обстоятельство, что идём мы с Вегой, так и не разобравшись до конца в «арсенале» правильных команд, к которым она приучена. Ни у Олега, ни у меня опыта управления легавой собакой на охоте нет… Решаем постигать эту науку с помощью опытной Веги.

Со склона сопки открывается чудесный вид на бескрайнюю лесотундру, желтеющую осенней листвой и белеющую кое-где пятнами снега. Словно пёстрое оперение моего прошлогоднего куропача. Отмечаем систему небольших озёр, соединённых ручьём.

Около восьми утра. Спускаемся вниз, к первому продолговатому озерцу с крутым берегом, покрытым черничником и густым березняком. Вега, неспешно идущая впереди, вдруг настораживается, резко поворачивает вверх по склону, делает несколько шагов и… замирает на стойке. Стойка у неё получается «крутая», под углом более сорока пяти градусов. Выводок куропаток дружно срывается из-за низких берёз и тут же скрывается за склоном. Слышу быстрый дуплет Олега, идущего выше. Успеваю выстрелить почти навскидку, едва поведя стволами по чуть отставшей птице, уверенный, что мажу. Однако куропатка падает, убитая наповал двумя-тремя дробинами. Птица молодая, небольшая, зоб набит ягодами и веточками черники. Оперение начинает меняться на зимнее: много белых перьев, особенно на брюшке. Что же при этом делает Вега? А она совершенно спокойна, как будто совершает обычную работу: остаётся на месте после выстрела, а когда куропатка падает, подбегает к ней, садится рядом и… улыбается! Когда я подхожу и беру птицу в руки, Вега тут же идёт в поиск. Вот это работа! Олегу тоже удаётся сбить одну птицу. Он подходит, радостно произнося: «С полем, дружище!» Это первая наша дичь, взятая из-под легавой собаки на правильной охоте!

Идём дальше, вдоль ручья, вытекающего из озерца. Метров через двести обнаруживаем ещё одно озерцо, совсем крошечное. Обходим его, продолжая идти по довольно крутому склону, Олег – чуть выше. Упираемся в обрыв с густейшим черничником. Олег обходит его, поднявшись ещё выше, а я вынужден спуститься вниз, к самому ручью. Вега упорно ищет на склоне, с трудом карабкаясь по крутизне. За ручьём вижу аккуратную, кудрявую от низкого березняка сопочку. Воздух чист и прохладен, вдыхать его удивительно приятно. Признаков усталости нет, хочется идти и идти вперёд.

Вега отвлекает меня от северных красот, застыв на очередной стойке. Теперь она стоит вниз по склону, с трудом удерживаясь на его крутизне. Присмотревшись, замечаю у неё под самым носом сидящую куропатку. Делаю шаг в сторону собаки, и тут куропатка, не выдержав, быстро бежит несколько метров и взлетает. На взлёте я её и сбиваю. Смотрю на часы: стрелки показывают восемь тридцать. Подхожу к упавшей добыче, аккуратно укладываю её в рюкзак, но где же Вега? Она, чуть продвинувшись вниз по склону, продолжает стоять… Что за чёрт? Неужели ещё одна птица затаилась? Иду к застывшей собаке, держа ружьё наготове. Из-под самых моих ног вырывается куропатка и тянет через ручей в сторону кудрявой сопки на высоте полутора метров. Выстрел в угон, самый лёгкий. Успеваю отпустить её подальше, чтобы не разбить четвёркой. Меньше, чем четвёрка, в городском магазине патронов не бывает.

Подходит Олег, осматривает мою добычу, снимает свой рюкзак – решаем остановиться и немного отдохнуть. А Вега продолжает работать, снова застыв на стойке на самом берегу ручейка. До нас наконец доходит, что мы наткнулись на рассыпавшийся после первой удачи выводок. Бросив рюкзаки, с двух сторон осторожно подходим к собаке. Олег оказывается ближе к Веге, а я немного отстаю, обходя неудобно лежащие валуны. Почти из-под ног Олега поднимаются две птицы и летят в угон от него вдоль ручья. Мне стрелять совершенно нельзя: на линии стрельбы и Олег, и Вега. Вижу уверенную вскидку ружья у Олега, слышу звук выстрела, одна из куропаток падает в ручей, другая благополучно улепётывает. После выстрела Олега откуда-то из-за моей спины слышится шум взлёта куропатки, я, чуть не упав, поворачиваюсь на шум и успеваю навскидку поразить цель. Прибежавшая на звук выстрела Вега быстро разыскивает птицу среди густых берёзок. Надо же, я ведь прошёл мимо затаившейся куропатки, а она и не взлетела!

×
×