Владеющий словом (СИ), стр. 51

Когда враг достиг стены, в дело вступили шабини, вставая рядами на краю и вырезая лезущих великанов.

Теперь стало понятно, почему шабини предпочитали топоры. Лезвия мечей солдат лишь врубались в лёд, клинки ломались или вовсе соскальзывали. А вот серокожие гиганты крошили супостата не на шутку, разбивая головы и отрубая конечности. Каждый удар моих воинов дробил врагов будто фарфоровые статуэтки.

Краем глаза заметил, что на стене перестали справляться с наседающими ордами тварей. Солдаты понемногу умирали, не способные противостоять чудовищной силе и колдовскому желанию убивать.

Цепи раскалились, становясь двумя белыми хлыстами.

Я летал вдоль стены, разрезая лезущих монстров, словно лазерный резак плашку пенопласта. В меня летели иглы льда, натянутая вокруг защита то и дело вспыхивала огненными точками, а добирались брызги воды.

Отдаляясь от стены, я погружался в пучину битвы. Звуки пропали, есть только я и окружающие меня противники. В какой-то момент оказался на зеле, не став тратить драгоценную энергию на полёты.

Закрутился дикий вихрь, куски поверженных тварей грудились возле меня, служа стеной. Счёт убитых шёл на десятки, затем сотни, в какой-то момент я ответил, что куском окружающих тел хватит на тысячу великанов.

Цепи лишались энергии, понемногу стали отлетать звенья, одно за другим, через пол часа от прежних трёх метров оставалась всего половина.

От физической усталости опускались руки.

В какой-то момент я прыснул силы себе в тело, корчась от боли, но на какое-то время это помогло. Дало такие необходимые мне силы, подействовав, словно закись азота.

Тела погребали меня, а силы таяли. Чем короче становились цепи, тем больше смыкались ряды врагов вокруг. Вот с крепостной стены спрыгнули фигурки шабини, прорываясь ко мне. Но я понимаю, что они не успевают.

Последние камни, закреплённые в кирасе, выгорают, становясь практически прозрачными кристаллами. В один момент, осмотревшись вокруг, вижу приличную гору, на которой стою. Позади раздаётся свист, поворачиваюсь и вижу летящий в меня ствол дерева, но ничего не успеваю поделать.

Удар сносит бейсбольной битой.

Лечу в сторону прорывающихся воинов шабини. Сознание отмечает такой удачный факт, но радоваться тут совершенно не чему. Падаю, тело прокручивает несколько раз, мои глаза устремлены в небо, сил подняться нет.

Я проиграл.

Весь план не стоит ничего, я поверил не в тех разумных.

С чем я взял, что являюсь великим манипулятором, или просто достоин дружбы и поддержки. Я тут чужой, был, есть, буду. А буду ли?

По небу плывёт тройка дирижаблей. Идёт клином, достаточно споро.

Секунд пять наблюдаю за этой картиной, пока до сознания не доходит. Какие нахрен дирижабли? Откуда? Или… Или я всё правильно рассчитал.

Меня поднимают сильные руки.

Вижу окровавленную физиономию Кирка. Он напряжён, из-под серой кожи на лбу лезут вены, делая его лицо похожим на серый мрамор.

С трудом поднимаюсь, приваливаясь на плечо соратника. Вижу спины бойцов шабини, неуклонно отступающие к крепости. Их отчаянный рывок дал возможность расчистить несколько сотен метров перед стеной. Снова заработали катапульты, наши быстро воспользовались такой удачной передышкой. Это заставляет уважать, это заставляет верить, что ничего ещё не кончено.

Вижу на стене частокол солдат. Но почему так много?

Некоторые отличаются, полностью в пластинчатой подвижной броне, остроносыми шлемами с плюмажем. За спиной по два меча. Из-под шлемов видно волосы, словно это отряд девушек… Да это же эльфы!

Со стены в ряды великанов летят сотни огненных шаров, количество солдат на стене увеличивается. Вот выкатывают здоровенный арбалет, такого точно не было в крепости. Неужели Джей пожаловал?

Кирк помогает взобраться на стену. Войско великанов откинуто практически на пять сотен метров, ворота под стеной открыты, оттуда вытекают ровные ряды солдат в красно жёлтых плащах и полном доспехе. Люди Императора.

Солнце стояло в зените, дирижабли гномов громили и гнали врага к лесу. Король Карден уже давно скрылся, кажется — это победа.

Я сидел на крепостной стене, свесив ноги.

Камней с энергией не осталось, всё тело саднило от боли. Кирк накинул мне на плечи какую-то ткань, кажется, попона лошади.

Рядом со вздохом присел Джей. Затем подошла Лана, пристраиваясь рядом. Инси села с другого края.

— Поставить всё на простые человеческие отношения! — посокрушалась Инси, произношение которой стало практически идеальным.

— Ушёл ещё, даже нас не подождал. — подлила огонь масла Лана.

— Надо верить в людей, они умеют удивлять. — в который раз ответил я.

— Спасибо. — тихо произнёс Джей.

Мы ещё немного посидели, но раны давали о себе знать, мне надо было банально переодеться.

Кирк проводил меня, оставив в комнате, а сам поспешил к своим.

Только я было собрался переодеться, как в комнату вошёл некто. Пожилой мужчина, грузный и сальный, с большими выразительными глазами с хитринкой, тремя подбородками и мерзким жабо.

За толстяков внутрь шагнули три солдата, без плащей.

Удар под дых заставил меня распластаться на полу, я едва успел натянуть штаны. Было больно, а ещё больнее от того, что я не понимал, кто передо мной.

— Столько планов псу под хвост! Чёртов сосунок. — сказано было спокойно, но за словами чувствовался не маленький гнев.

— Кто вы такие? — я прощупал себя, силы не было, от слова совсем.

— Почтенный делец льер Лиам, склони голову отрепье! — прошипел один из солдат, преданно поглядывая на своего начальника.

— Торгаш значит. — мне удалось восстановить дыхание. — А не боишься, что мои люди тебя на куски порежут? Они сейчас придут.

— Эти тупицы шабини? — оскалился тот. — У них есть дела поважнее.

— Что тебе нужно?

— Наконец-то добить тебя, выкормыш бездны!

— Что значит добить? — не стал я отвечать на оскорбления, а постарался воспользоваться ситуацией, чтобы прояснить её.

— Гильдия не может допустить усиления магов, поэтому мне пришлось долго морочить голову Императору, а затем ты сорвал нашу акцию с историком Блейком. — меня держали под руки, а торгаш ударил в лицо. Скулу ожгло болью, кажется, будет синяк, отстранённо подумал я. — Пришлось убить Императора, чтобы он не понял, как жезлы попали к нападающим. Чёртов идиот, я же их покупал! Затем Элан начал что-то пронюхивать, пришлось несколько тысяч потратить, чтобы закрыть ему рот! Но вот ты дуришь голову девчонке, и она начинает наседать! Опять ты! А эта эльфова потасовка….

— Хватит, я достаточно слышал! — в комнату входит Джей. Торгаш неожиданно бледнеет, падает н колени.

Я уже было решил, что всё кончено, когда увидел, как за спиной Джея формируется голубоватая фигура, с такой знакомой короной. Он же маг, как я забыл про это!? Крик застрял в горле. Отдающий синевой клинок протыкает молодого Императора насквозь. На губах парня пузырится кровь, а я полностью деморализованный повисаю на руках солдат.

Фигура проткнувшая Джея начинает изменятся, и уже через секунду передо мною стоит Джей… более холодный и величественный. Настоящий Император или Король…

Он подмигивает мне, на секунду в глазах полыхает зелёная искра.

— Кончай тут. — бросает небрежно новый Император, а торгаш лишь молча кивает.

— Я найду тебя, слышишь?! — мой шёпот крепнет, меня разбирает смех, когда я осознаю всю картину целиком. — Найду, и ты умрёшь! Даю тебе Слово!

Удаляющаяся фигура Кардена вздрагивает.

Торгаш достаёт какой-то медальон, одевает мне на шею.

Трудно дышать, еле хватаю ртом воздух, а вокруг меня разгорается свечение.

— Я бы тебя убил! Но повелитель говорит ты можешь возродиться снова в другом теле. — торгаш хохотнул. — Удачного путешествия на Торн тупица!

Меня обволакивает свечение, вспышка, темнота.

0

Тиин, таверна Святой Мо

×
×