Владеющий словом (СИ), стр. 2

Мой взгляд пробежал по первому ряду, ища дочь. Она сидела рядом с ранее встреченной парочкой, мама и дочка притихли, любительница раннего Фицджеральда так и вовсе открыла рот от удивления, рассматривая меня по-новому, от этого взгляда мне стало не по себе.

Я начал рассказывать о своей новой книге.

Часом позднее, когда все разошлись, а моя рука онемела от желающих получить закорючку на книге, я увидел, как дочь улыбается. Такая награда была самой высокой, Даша была рада, даже возникла готовность повторить этот ужас, чтобы ещё раз увидеть её улыбку.

Я не самый лучший отец.

Наверное, поэтому ни разу в жизни не услышал от неё заветного, «папа».

Дойти до выхода было мучительно трудно, каждый хотел лично пожать руку, обсудить мою книгу, услышать моё мнение по поводу: книги другого автора, ситуации в России, конфликта с Сирией, санкций США.

Именно в такой последовательности, чем дальше, тем страшнее. На презентации, прямо возле сцены стояла гора моих книг, «Страхи Луны». Читателей набилось около ста пятидесяти человек, через час, когда мы закончили, книг не осталось вовсе. Я в который раз удивился народу, там было явно экземпляров триста, не меньше.

Я написал Даше чтобы она двигалась сразу на парковку, но получил короткое сообщение о том, что она пошла гулять со своей одноклассницей.

На улице было свежо, ранняя осень, немного щипало прохладой, которую тут же изгоняло яркое солнце. Закинув в рот сигарету, я немного пожевал фильтр и прикурил, традиция была соблюдена. Кивнув парочке удаляющихся фанатов, уже было направился к машине, как был остановлен знакомым женским голосом сзади.

— Простите, можно вас на минуту.

— Прощаю. — передо мною стояла любительница Фицджеральда.

Только сейчас я обратил внимание на то, что женщина была в отличной форме, она была одета в классическую юбку карандаш и белую блузку с неглубоким декольте. Такие вещи не могли скрыть подтянутое тело, одежду буквально распирало от едва сдерживаемой плоти. Лёгкий загар на теле говорил о недавнем отдыхе, миловидная, с белыми волосами в которых, наверняка, уже затесалось не мало седых.

— Мне очень неудобно, — она повела плечами, от чего декольте чуточку разошлось, глазки тут же стрельнули артиллерийским залпом, отслеживая мою реакцию. — Я не должна была так себя вести с незнакомым человеком.

— Не корите себя, думаю вы уже были наказаны, этой абсурдной ситуацией. — я развернулся, последовав к машине, дамочка пошла в атаку, от чего всё моё мужское естество задрожало, как натянутая струна.

— Я думаю этого недостаточно, — её голос стал ниже, он поселил бесконечную истому внизу живота. — Я была очень плохой…

— А знаете, у вас красивые глаза, — я наполовину обернулся, оценивающе проведя взглядом по ней. — Никогда не видел таких.

— И что, это работает? — чертовка иронично выгнула бровь.

— Сейчас проверим.

Я открыл переднюю пассажирскую дверь машины, затем обогнул её и сел за руль, опустив стекло.

Через несколько секунд машина качнулась от человеческого веса, к дыму примешался запах дорогого парфюма, скованный автомобильным салоном, дверь хлопнула. Я посмотрел на спутницу, она внимательно обвела взглядом интерьер, затем достала из-под ног пустую банку энергетика, выразительно показав на неё.

— Расширенная комплектация, это шло в наборе. Просто брось на заднее сиденье.

— Господи, — она увидела гору обёрток от еды и пустых бутылок позади. — Это тоже входило в комплектацию?

— Порше, чтоб его, не удивляйся.

— Это когда мы перешли на ты?

— Когда ты села в мою машину.

Двигатель возбуждённо взревел, транслируя настроение водителя, а затем машина сорвалась с места, прилично набирая скорость.

Этот вечер мне хорошо запомнился, я кучу раз проматывал эту ситуацию, а точнее то, что за ней последовало.

Настя была замужем, но взаимопонимания в браке не нашлось. Она бросалась на каждого, кто мог заполнить пустоту внутри, и это не то, о чём вы могли подумать. При всём наборе тех рогов, которые она поставила своему мужу, она была относительно благородной женщиной. Не спала с одним мужчиной два раза и как легко было догадаться, не собиралась заводить отношения на стороне.

Мы приехали в её временное жилище, небольшой частный домик в котором она проводила последние дни перед зимой. Поместье, а его можно было так назвать, представляло собой небольшой особнячок с яблочным садом, тут женщина предавалась Фицджеральду, проводила время с дочерью, пока муж работал.

Она прильнула ко мне ещё в машине, чем ближе мы подъезжали к дому, тем активнее она завладевала мною. Нежная женская рука проникла в джинсы, аккуратно миновав заслоны ширинки, даже ремень не оказал должного сопротивления, через каких-то пару минут я практически потерял управление, чуть не врезавшись в полосу отбойников.

Куда смотрел её муж? Чем он думал? Я видел много женщин, специфика моей профессии приманивает их не хуже, чем свет фонаря мотыльков. Но ни одна не могла меня так завести одними только руками. Руки были мягкими и нежными, от возбуждения я выжимал педаль газа, скорее добраться до её дома, чтобы не разрядиться ей прямо в руку.

Второй рукой Настя массировала мой затылок, погружая свою пятерню в мои волосы. Видимо опытная нимфоманка понимала, чем грозит преждевременный выстрел. Женщина весело подмигнула, а затем прекратила свои поползновения, отпустив моё естество, на мгновение во мне взорвалось гигантское сожаление, пламенем выжигая все другие эмоции.

Но Настя не собиралась останавливаться, резинка перекочевала с запястья на голову, собирая гриву непослушных полос в хвост, она достала салфетку и быстро провела по губам, стирая помаду. Раздался щелчок, ремень безопасности мягко убрался в недра автомобиля…

Что я могу сказать?

Настя оказалась горячей женщиной, во всех смыслах этого слова. Чувственная, словно ей всего двадцать, но одновременно покорная и опытная, сочетание просто убийственная. Она могла повелевать любым мужчиной, кроме одного, от чего страдала.

Я обращался с ней, как с хрупкой фарфоровой статуэткой, бережно и мягко. После того, как она заставила меня закончить прямо в машине, я почувствовал безумную симпатию к этой женщине. Настя буднично накрасила губы, а затем сказала.

— Я хочу есть, давай заедем за вином и едой, в нашем с Асей холодильнике пусто.

— Хорошо, — просто ответил я.

Всё не закончилось тем, что мы просто приехали к ней и переспали. Мы переспали раньше, чем приехали в дом.

Сначала в супермаркете. Мы ходили и выбирали вино, а потом взяли одновременно одну и ту же бутылку. Сначала раздался весёлый смех, а затем я сместил руку ниже, прикасаясь к её руке. Бутылка полетела на пол, а мы принялись целоваться. Сначала меня покоробила гигиеническая сторона вопроса, после близости в машине, но уже через секунду мне было плевать.

Туалет магазина никогда не видел такой страсти, какую мы выплёскивали в тот день. Я не мог остановиться, она не могла меня остановить, да и не собиралась. Потакала каждому моему желанию, гнулась как пластилин в жарких объятиях. Меня возбуждало в ней абсолютно всё, любой наклон к нижней полке снова заводил мой аппарат, она была не прочь.

Мы повторили на подземной парковке, благо в том углу, где стояла машина, никого не было, затем снова в машине.

Когда добрались до конечного пункта в навигаторе, он показал время в дороге – четыре часа, когда ехать было от силы сорок минут.

Она уснула поздним вечером, вымотанная до предела. Мои ощущения были похожими, сил оставалось крайне мало, хотелось вот так просто заснуть рядом, но я стоически выдержал напор лени, аккуратно вытащил руку из плена, спустился на первый этаж. Обувь стояла на коврике у входа, но чёрт дёрнул зайти на кухню, чтобы найти что-то съестное.

Вспомнил куда Настя относила пакет с продуктами, пошёл в ту сторону, в голове проскочила дурацкая мысль о том, что будет, если сейчас приедет её благоверный. В холодильнике нашёлся купленный сыр, немного ароматного хлеба, мясная нарезка, запить предлагалось вином, ничего больше не было. Хихикая, как полоумный соорудил бутерброд, налил в первую попавшуюся кружку вино и представляя себя древним викингом с добычей на перевес собрался на свой корабль.

×
×