Пророчество (ЛП), стр. 7

Линия его подбородка смягчилась. — Джози, это же шоу, а не настоящая жизнь.

— Я знаю, что это шоу, но если бы случился настоящий зомби-апокалипсис….

— Но зомби-апокалипсис нереален.

— Брр! Я знаю, но просто хочу сказать, что Титаны это зомби, и я должна вести…

— Хиллтоп на битву? — Его губы дёрнулись.

— Я тебе серьёзно врежу секунд через пять.

— Прости, — ответил он с приторной скромностью.

Я сделала глубокий невозмутимый вдох. — Я хочу сказать, что я отчасти действительно хочу всё ещё быть такой крутой. Я хочу выйти за эти стены, собрать в одном месте всех полубогов, и я хочу как следует зарядить Титанам и вернуть их обратно в их гробницы.

Одна бровь поползла вверх. — Как следует зарядить Титанам и вернуть их обратно в их гробницы?

— Да, — сказала я, вздохнув. — Но я также не хочу делать ничего такого, что может подвергнуть опасности малыша. Я знаю, мы не планировали это и вся эта идея быть беременной, честно говоря, ужасающая, но я уже люблю это.

Его глаза осветились ярким янтарём, когда он накрыл ладонями мои щёки. — Как и я, детка. Никто из нас этого не планировал, но я люблю это всем своим существованием.

Я сделала глубокий невозмутимый вдох. — Люди подумают, что я слаба.

Он моргнул раз, а потом и ещё раз. — Джози, мне плевать, что подумают люди.

Я открыла было рот.

Но Сет не закончил. — Как и тебе стоит наплевать на то, что подумают люди. Ты не отказываешься от этой борьбы. Ты поступаешь умно. Ты пытаешься найти иные способы и ты принимаешь решения. Это не значит быть слабой. Это значит быть мудрой.

Плотно сжав губы, я закрыла глаза и ударила головой его в грудь. Я застонала.

Сет рассмеялся, скользнув рукой вниз по моей руке. — Что ты делаешь, Джози?

— Размышляю о жизни.

— С головой на моей груди?

— Это тебя напрягает?

— Не совсем, — он обвил рукой мою талию. — Мне даже нравится.

— Хорошо.

Он упёрся подбородком в мой затылок. — Могу я быть с тобой честен?

— Конечно, — пробормотала я.

— Ты невероятно сильная, Джози, и ты очень себя недооцениваешь.

— Правда? — я хлопнула руками.

— Да, psychi mou. Всё что, как ты считала, знаешь о мире, изменилось в считанные секунды, и ты приспособилась. Ты потеряла семью и ты справилась с этим, — он отвёл моё лицо от своей груди и пригвоздил меня взглядом. — Ты была в плену у Гипериона, причём не раз, а дважды, и ты выжила. Ты обнаружила, что беременна и ты приняла это. И пережив всё это, ты ни разу не отказалась от меня. Даже когда я вёл себя как придурок. Даже когда я оставил тебя, ты никогда не сдавалась. Ты далеко не слаба, и я никогда — никогда, Джози, ни на секунду не хочу допускать мысли о том, что ты слаба.

У меня перехватило дыхание. Его слава… я и понятия не имела, как сильно мне надо было услышать их, пока он их произносил, и всё сказанное им было правдой. Я не была слабой. Проклятье, я пережила кое-что жестокое и нелёгкое, и я всё ещё стою, полностью функционирующая совершеннолетняя. Я не отсиживалась в углу.

— Спасибо, — сказала я, приподнявшись на цыпочки. Чтобы показать, насколько важны были его слова, я поцеловала его и потом взяла за руку. Встав на пятки, я развернула его и стала подталкивать к спальне: — Думаю пора нам отведать десерт, не так ли?

Отклик Сета был незамедлительным, и он выражался не в словах. Каким-то образом он сумел обнять меня, поднять и отнести в спальню.

И там-то он получил десерт.

Часть 4

Сет.

Воздух был спёртым и застойным, как мутная вода, когда я присел возле мусорного бака. Аллея, рядом с мрачным отелем «Сесил», была расколота, не её месте зияла глубокая, рваная расщелина. Угли искрились в зияющей темноте, и витал какой-то мускусный запах.

Вдалеке нескончаемо вопили сирены. Постоянный пронзительный вихрь ни на секунду не прекращался со времени моего прибытия в Лос-Анджелес для устранения недавнего исхода «цепной реакции».

Город был грёбанным месивом. Пожары, ставшие результатом не таких уж и обычных землетрясений, уничтожили целые улицы и кварталы, а там где не поработал огонь, чёртовы твари вылезали из дыр и достаточно успешно добивали неуничтоженное пожаром.

Дерьмо.

Не могу сказать, что я сожалел об убийстве Гипериона. После того, что он сделал Джози, никакого заточения в гробнице этому сукину сыну не светило. Он должен был умереть, но это… Да уж, это было плохо.

К сожалению, убийство любого Титина было большое долбанное табу. Их смерти запускали катастрофы, подобные той, с которой мне приходится разбираться вот уже в который раз.

Тень сместилась, и я поднял взгляд. Напротив меня, на другой стороне гигантского разрыва в земле, был кто-то, кого я привык ненавидеть всеми фибрами моей души, и, что уморительно, личность, с которой, по мнению Джози, у меня было много общего.

Айден «Святой» Св. Делфи шагнул из темноты здания, которому был нанесён серьёзный ущерб.

Когда-то чистокровный Страж, высококвалифицированный охотник, защищал других чистокровных и отлавливал монстров, о которых мир смертных не ведал, теперь был нечто большим. Полубог — привилегия, полученная от сделки, заключённой между мной и богами Аполлоном и Аидом.

Сделка, которая больше не имела значения, но его становление полубогом дало ему возможность провести вечность с… с Алекс, которая стала одним из моих редкостных, прекрасных моментов.

Боги.

Было время, когда я даже и подумать не мог о её имени, и уж тем более произнести его. Вовсе не из-за того, что у меня остались какие-то чувства к Алекс. Конечно же, она была мне дорога. И всегда будет. Но мысли о ней всегда приводили к тому, что я начинал листать душевный альбом своих самых худших моментов.

Сейчас всё было иначе.

И я знал, что стало причиной перемены. Что сделало моё прошлое немного более терпимым. Были поступки, которые я никогда не забуду, и поступки, за которые я, вероятней всего, никогда не прощу себя, но это стало, да-да, терпимее. И дело было не только в прощении Алекс за моё сотрудничество с Аресом в определённый момент. Дело было не только в том, что в определённый момент я осознал, что есть люди, которые поддерживают меня, доверяют мне.

Всё благодаря Джози.

С первого же дня она поддерживала меня и видела во мне большее, чем я являлся, но и приняла меня таким, каким я был… и кем я стал. Звучало чертовски банально, но это была правда. Она стала причиной, давшей мне возможность оставить прошлое, и она была причиной того, что я становился лучше.

Но в большинство из дней я всё ещё был сволочью.

Любой мог бы спросить об этом Айдена.

Я не мог сказать, что до сих пор ненавидел его. Проклятье, иногда я задавался вопросом, а ненавидел ли я его вообще в то время. Конечно, он раздражал меня. Он по-прежнему до дури меня раздражает, но ненавидеть? Да, не знаю. Может быть, я просто испытываю отвращение к нему.

Погодите.

Испытывать отвращение к кому-то было гораздо хуже, чем ненавидеть их.

В любом случае, мы никогда не были друзьями. Он был героем. Я был злодеем. Вот так бы я обозначил нас обоих. Теперь же? Не знаю, кем мы были теперь. Врагами? Нет. Друзьями? Ну, может раз в неделю.

И у нас мало чего было общего.

Он дёрнул подбородком в мою сторону. Мы позаботились об обугленных демонах, которые выбрались из расщелины, но внизу было что-то ещё.

Я чувствовал это.

Как чувствовал и Айден.

Вот поэтому мы и тусовались поблизости, поджидали.

Камень упал в щель, привлекая моё внимание. А затем раздался звук камня, шлифуемого о другой камень, и я знал, что бы, чёрт возьми, оттуда не вылезало, это не было каким-то обугленным, сраным демоном. Это было нечто крупнее.

И я уже устал от ожидания.

Медленно поднявшись, я зашагал вперёд как раз в ту секунду, когда ромбоидальная тень вознеслась над поверхностью.

— Какого…? — Айден умолк.