Пророчество (ЛП), стр. 62

Я наслаждался её губами, её хриплыми вздохами, впитывал её стоны, спускаясь ниже, исследуя каждый её миллиметр и изгиб, словно это был мой первый раз. Хотя, именно так и ощущалось.

Всегда так ощущалось.

Я никогда не устану от тех мягких звуков, которые она издавала, или от вкуса её кожи. Я никогда не устану от неё. Никогда.

В тот момент, когда я вошёл в неё, мы оба цеплялись друг за друга, руки скользили по гладкой коже, наши вдохи были прерывистыми и короткими.

Джози выкрикнула моё имя, когда мы слились воедино, и этот звук затронул что-то внутри меня, словно я коснулся оголенного провода. Эти длинные прекрасные ноги обернулись вокруг моих бёдер. Я стал двигаться внутри неё, руки дрожали, бёдра покачивались медленно и глубоко.

Не было ничего, кроме неё.

Перевернув меня на спину, я засмеялся и схватил её за бёдра, кода она взяла всё под свой контроль. Она упёрлась руками мне в грудь. Голову откинула назад, спину выгнула, объезжая меня, я в жизни не видел ничего более прекрасного. И когда она кончила, сжимаясь и пульсируя вокруг меня, моё освобождение побежало вниз по позвоночнику.

Я сел, крепко прижимая её, как только мог. Она опустила голову мне на плечо, а её тело задрожало. Я потянул её вниз, сближая наши тела вместе. Не было ни сантиметра между нами, когда я кончил, выкрикивая её имя.

Я откинулся назад, увлекая её за собой, когда второй толчок удовольствия сотряс меня до глубины души. Боги милостивые, я был ошеломлён самым лучшим образом.

Прочистив горло, я взглянул на Джози. Дыша так же тяжело и быстро как я, она наполовину лежала на мне, переплетя ноги с моими. Это было то, что я любил в ней. Каким-то чудом, она всегда умудрялась переплести свои ноги с моими. Ленивая усмешка тронула уголки моих губ. Она была самым лучшим видом осьминога.

— Боги, — я провёл рукой по её спине, повернул голову и прижался поцелуем к её макушке. — Я мог бы делать это снова и снова и снова.

— Аналогично, — она свернулась клубочком. — Это было…

— Невероятно? Так, что чуть не остановилось сердце? Лучший секс в твоей жизни? — услужливо помог я.

Она захихикала. — Всё сразу.

— Так я и думал.

— Твоё эго никогда не перестанет меня удивлять.

Проведя пальцами по центру её спины, я усмехнулся и закрыл глаза. Наверное, я немного задремал, потому что когда я открыл глаза, солнечный свет переместился с кровати на пол, а Джози улыбалась мне, её подбородок опирался на её же кулак, который она прижала к моей груди.

— Ты смотрела, как я сплю? — спросил я, возвращая руку ей на спину, поскольку знал, что ей это нравится.

— Может, немного.

Подняв другую руку, я провёл ею по своему лицу. — Как долго я спал?

— Пару часов. Не очень долго.

— Дерьмо. Правда?

Она кивнула. — Я не всё время пялилась на тебя.

— Ну, это успокаивает, — я сделал паузу. — Прости за это.

— Все хорошо, Сет. — Джози улыбнулась и отстранилась. — Ты можешь вздремнуть. Мы всегда можем бодрствовать и надоедать друг другу. В буквальном смысле. Всегда. И скоро, у нас будем маленькая версия нас самих, что бы надоедать и спать.

Не знаю почему, но именно тогда меня до меня дошло, что у нас действительно была вечность — чёрт, она и правда была. Не так, что глазом не успел моргнуть и жизнь прошла. Не то будущее, которое закончится, когда мы оба станем старыми и седыми, наши мышцы ослабнут, а кости станут хрупкими. У нас действительно была вечность.

— Да, — мой голос стал хриплым, когда я потянул её вниз, туда, где я хотел, чтобы она была. Тело к телу. Сердце напротив сердца: — Да, всё так и будет.

Джози поцеловала меня в грудь, и другая мысль поразила меня, пока я лежал с ней. Кое-что чертовски удивительное.

Я… я, в конце концов, получил всё, чего когда-либо хотел.

Себя. Того, кого так долго называли мерзавцем.

Но это была правда. Я держал в руках любовь всей моей жизни. Мою жену. И скоро у меня будет ребёнок. У меня было настоящее будущее, которого я буду с нетерпением ждать каждый день.

Я рассмеялся прежде, чем сумел остановиться.

Джози подняла подбородок. — Что?

— Я просто подумал, — улыбаясь, я обнял её за плечи, крепко прижимая к себе. — Я получил всё. Всё, о чём я, чёрт возьми, никогда не позволял себе мечтать. Безумие.

Джози сморщила нос в своей милой манере, и моя улыбка стала шире. Она счастливо вскрикнула, когда я перекатил её на спину. Глядя в глаза женщине, которая стала настоящим даром, я дал обещание, которое никогда не нарушу. — Я проведу остаток вечности, доказывая тебе, что стою всего этого.

Слёзы наполнили её глаза. — Ты уже это сделал, Сет.

Эпилог

Сет.

— Думаешь, ты когда-нибудь захочешь такого? — спросил Дикон Люка, не отводя глаз от маленького, завёрнутого свёртка в руках.

Люк посмотрел на меня. Его брови удивлённо поднялись. — Думаю, да, но не в самое ближайшее время. Скорее даже, спустя много-много времени.

Я усмехнулся.

— Ну, не знаю, — Дикон уткнулся лицом в свёрток, лежащий на сгибе его руки. — Я бы хотел заполучить такого одного.

— Ты так легко говоришь об этом, — ответил Люк. — Словно можно пойти в местный магазин и купить.

— В наши дни бывает и такое, — хмуро ответил я.

— Только не дразни его.

Дикон снова принялся издавать эти нелепые воркующие звуки — те самые звуки, на которых я ловил себя около пяти сотен раз. Иногда, я произносил их, даже не осознавая.

— Не могу дождаться, когда Алекс и Айден увидят его, — сказал Люк, скрещивая руки на груди. Дикон не мог выпустить из рук нового члена Армии Потрясных, но Люк держался настороженно, таращась на свёрток так, словно это был неизвестный вид оружия массового поражения. Я не мог винить его. — Этот ребёнок будет очень избалован, учитывая, что у него четверо или пятеро крёстных родителей.

Уголки моих губ приподнялись. — Да.

Дикон поднял глаза, когда свёрток зашевелился. — Думаю, он хочет к папе.

Улыбаясь, я подошёл к Дикону и наклонился, беря на руки моего сына. Мой сын. Эти два слова никогда не перестанут поражать меня до глубины души. Я прижал его извивающиеся тельце к груди, и он тут же утихомирился. — Думаю, он хочет к маме.

— Не могу винить его за это, — поддразнил Дикон, откинувшись на спинку дивана. — Как дела у Джози?

— У неё всё прекрасно.

И это было правдой. Прошлой ночью они видели её всего лишь один раз, и то ненадолго. Когда начались роды, мне пришлось убеждать себя, что с Джози всё будет хорошо. Она пережила столько всего безумного, что роды будут для неё проще простого. Первая настоящая схватка? И я чуть не вырубился к чертям, когда увидел, как она побледнела. Глядя на то, как она рожает, и не имея возможности что-то сделать, кроме как держать её руку, было нелегко. По правде говоря, это напугало меня до смерти.

А я не был тем, кто рожал ребёнка.

Джози была моим героем.

Коснувшись губами светлой головки сына, я закрыл глаза и мысленно поблагодарил всех проклятущих божеств, когда-либо существовавших, за то, что преподнесли мне такой дар. Когда я открыл глаза, оба парня смотрели на меня с нежностью.

— Я лучше отнесу его к ней, — сказал я, прочищая горло. — Угощайтесь, чем хотите.

— Мы так и планируем, — ответил Дикон, и я закатил глаза.

Я стал поворачиваться.

— Сет? — окликнул меня Люк, и я обернулся лицом к нему, осторожно перекладывая сына в своих руках. — Не думаю, что я говорил уже, но просто хотел сказать, мне нравится имя, которое вы выбрали. Аполлон… он бы одобрил.

В этот момент, мой сын открыл глаза. Они не были ярко-голубого цвета, как у его матери и дедушки. Они были такого же цвета, как мои. Коричневато-янтарные.

У моего сына были мои глаза.

— Да, — сказал я. — Это прекрасное имя. Увидимся позже, ребята.

Выйдя из комнаты, я прошёл мимо Бэзила в холле, направившись к лестнице. Он поклонился, хотя я и смерил его взглядом, предупреждающим не делать это.