Пророчество (ЛП), стр. 59

В моей груди нарастало беспокойство. — О чём ты говоришь?

Сет шагнул вперёд, его глаза сузились, и он отпустил мою руку. — Тебе лучше быстрее ответить на вопрос.

— Это не Колин, — сказала Эрин. — Это не полукровка.

— Забавно, — сказало существо, выглядевшее как Колин. — Если бы фурии были выпущены раньше, вы бы ребята сами это поняли.

Внезапно, я вспомнила, как фурии гонялись за Колином. Одна из них говорила — та, которую я убила. Что же она сказала? Хитрый. Фурия произнесла слово «хитрый».

— Что ты? — потребовала я. — И где Колин?

— Колин мёртв уже очень давно. Ещё до встречи с тобой, — существо улыбнулось и потом его черты исказились. — Видишь ли, мне нужно было тело. Мне нужен был парень, которого никто ни в чем не заподозрит, — оно удлинилось, став выше и стройнее. — Мне надо было смешаться с толпой.

Кто-то выругался. Похоже, Алекс.

Тёмные волосы удлинялись, доходя до плеч. — Все вы может и убили Ареса, но вы не уничтожили его наследие, — голос стал мягче, женственнее. — Вы не убили всех нас.

Перед нами стояла женщина, высокая великолепная женщина, и она отыскала взглядом Алекс среди присутствующих. — Ты хорошо знаешь его сыновей, но ты никогда не встречала меня.

— Да неужели? — Алекс потянулась за кинжалами, но поняла, что на ней платье, а кинжалов нет. Она сжала руки в кулаки: — И кто же ты, чёрт тебя дери?

— Я — Энио, Богиня Войны и Разрушения, предвестница раздора, — Сет откинул голову назад. — Сестра Ареса.

— И его любовница, — не очень тихо пробормотал Дикон, — Вы все фрики…

— Я была права! — я повернулась к Сету. — Разве я не говорила, что все проблемы между чистокровными и полукровками связаны с Аресом?

— И я тоже, — прорычал Сет. — Я знал, что была причина, по которой ты мне не нравишься.

— О, сейчас у тебя будет причина посерьёзнее, — сказав, засмеялась она. — Арес возлагал на тебя такие надежды. Так много планов, а ты предал его. Ты может и не убивал его, но ты привёл в движение то, что привело к его смерти. А ты? — сказала Энио Алекс. — Я ничего не хочу так сильно, как убить тебя.

— Хотел бы я посмотреть, как ты попробуешь, — прорычал Аден.

Энио ухмыльнулась. — Но я не настолько глупа.

Богиня повернулась ко мне с Сетом, выбросив вперёд руку. В воздухе дугой затрещала и запульсировала энергия. Божественная молния. Смертельная для всех, кроме Сета. Я не видела, когда она покинула руку Энио.

С яростным рёвом, Сет выбросил свою божественную молнию. Она врезалась в Энио, окутав её ярким светом, и я поняла, что ей конец. Сет убил её прежде, чем она смогла бы поджать хвост и сбежать, но…

Но было уже поздно.

Я почувствовала это.

Все случилось так быстро. Я стояла перед Сетом, глядя в эти поразительные золотые глаза, сжимая его руки, и затем ничего не осталось, кроме останавливающей сердце боли. Неожиданной. Жуткой.

От холодного ветра по моим обнаженным рукам побежали мурашки. Я пыталась глотнуть воздух, но он будто исчез, когда я посмотрела вниз на белое платье, касающееся моих ступней — платье, которое я так хотела надеть, надеть которое была так готова. Я попятилась.

Кровь как из ведра лилась из моей груди, испортив платье — испортив всё. Мои широко открытые глаза метнулись к Сету. В его взгляде зарождался ужас.

Сон. Тот самый сон. Я уже видела это. За исключением вязов, всё это было во сне. Я открыла рот, но почувствовала, что-то мокрое.

Я видела это.

И я знала, что происходит.

Как это закончится.

Вокруг разразились крики. Хаос, как будто содрогнулся и задрожал весь мир. Сет потянулся ко мне, выражение смущения исчезло, сменившись страхом и гневом.

Слишком поздно. Было слишком поздно.

Прижав дрожащие руки к груди, было не остановить бегущую между моих пальцев кровь.

О, Боги, я умирала.

Мои колени подогнулись, но я не упала на землю. Я знала, что не упаду. Какая-то часть моего разума, знала, что меня поймают, и так и было. Сильные, тёплые руки обернулись вокруг меня и опустили, прижимая к себе. Я моргнула, пытаясь сфокусироваться, прильнув к тёплой твёрдой груди. Янтарные глаза смотрели в мои — глаза, которые выражали любовь и счастье мгновением раньше, сейчас были полны ужаса.

— Сет, — прошептала я, — Не отпускай меня.

— Нет, — его лицо исказилось. Слёзы застилали глаза, когда он поднял мою голову, прижимаясь губами к моему лбу. — Я никогда не отпущу тебя, Джози. Никогда.

Часть 32

Сет.

Эти потрясающие голубые глаза были широко распахнуты и смотрели на меня, их наполняли страх и паника.

— Держись, детка, — я положил руку ей на грудь. Кровь мгновенно просочилась между пальцев. Я в панике поднял голову: — Нам нужен врач! — заорал я.

Бэзил уже бежал в дом. Несколько человек оцепенели, на их лицах был такой же ужас, который детонировал во мне.

Этого не должно было случиться.

Ни после всего, что произошло.

Алекс и Айден подскочили к нам. Они кричали, но я не улавливал смысла их слов. Эрин тоже была здесь, она примерзла к месту, как одна из заточённых фурий.

Джози содрогнулась всем телом, и это вызвало дрожь и во мне. Я перевёл взгляд на неё. Её глаза были закрыты. — Джози! Открой глаза. Детка, ну, давай же. Открой глаза ради меня. Пожалуйста.

Её глаза не открылись.

Ужас превратил мою кожу в лед. — Psychí mou, пожалуйста, открой глаза. Пожалуйста, детка. Черт возьми, открой глаза.

Она не шелохнулась.

Её грудь не поднималась.

— О Боги, — прошептала Алекс, падая на колени.

Скользкими от крови руками, я проверил пульс, скользя большим пальцем вдоль шеи. Я почувствовал… О Боги, я ничего не почувствовал. Пульса не было.

Ничего.

— Нет. Нет. Нет. Я рухнул на задницу, притянув Джози к себе на колени. Её тело обмякло. Руки безвольно свисали по бокам. Я посмотрел на Алекс, потом на Айдена. Его серебряные глаза затуманились. — Я не знаю, что делать, — мой голос сорвался. — Скажи, что мне делать.

Он молча покачал головой.

— Она не может долго обходиться без кислорода. Её… Ребёнок… — я повернулся к Джози, откидывая с её лица волосы. — Я должен заставить её вновь дышать.

— Рот в рот, — предложила Алекс, её голос был невнятным. — Ты можешь попробовать…

Рябь энергии пронеслась по пляжу. Знаки Аполлиона проступили на моей коже. Вспышка света и затем нас легла тень, загородив солнце.

Аполлон опустился на колени между Алекс и Айденом, его взгляд был сосредоточен на Джози.

— Помоги ей, — взмолился я. Меня не волновало, что никогда прежде я ни о чём никого не умолял: — Пожалуйста, Аполлон. Помоги ей.

Он дотронулся до её лба. — Её душа уходит, Сет. Рана смертельная. Ваш ребёнок уже…

— Нет! — закричал я, прижимая её к себе. — Она не умерла. Наш ребёнок не умер.

Он смахнул кровь с её лба, кровь, которую там оставил я. — Я уже видел это, — сказал он, проводя пальцами по её лицу. — Я знал, что это случится. Ты даже не представляешь насколько тяжело знать, как умрут твои дочь и внук.

Я уставился на него. — Нет.

Он встретился со мной взглядом. — Это Судьба, Сет. Это пророчество было написано ещё много веков назад.

— Нет, — гнев наполнил меня, и я отшатнулся. Мои щёки были мокрыми, зрение затуманилось: — К чёрту Судьбу! К чёрту пророчества! Я не потеряю ни её, ни моего ребёнка. Этого у нас не отнимут. Клянусь богами, я…

— Ты ничего не будешь делать, — спокойно сказал он, и его глаза побелели. — Это не твоё пророчество. Оно моё. И вашего сына. Любовь — это корень всего хорошего, как и корень всего дьявольского. Любовь это сущность Аполлиона. А только потом уже Судьба, — продолжал он, проведя по своему знаку, выгравированному на её коже. — Ничего нельзя изменить. Судьба заглянула в прошлое и будущее. История повторяется.

— Что за чёрт? — рявкнула Алекс, узнав в этих словах пророчество, которое она слышала много лет назад в Ковенанте в Северной Каролине.