Пророчество (ЛП), стр. 53

Улица разрослась, словно огромное давление толкало её вверх. Мы попятились назад, когда улица обвалилась, осев. Дорога раскололась, и единственное, что я смогла услышать, это рваное дыхание Люка.

Глыбы асфальта изверглись в воздух, скашивая тени, которые оказались недостаточно умны, чтобы отступить. Пыль окутала небо, и из колеблющейся пыли появилась рука.

Рука, которая размером была с моё туловище.

Айден вскинул руку, закрывая Алекс. — Чёрт…

— Твою мать, — прошептала Алекс.

Ещё одна рука опустилась на землю, сотрясая здания. Появилась огромная покрытая копотью голова. Из дорожного разлома возникло грузное создание, которое ростом должно быть было более двадцати футов [5].

Я очень надеялась, что поблизости не летали никакие вертолёты, потому что такого парня скрыть было невозможно.

У меня едва глаза не полезли на лоб, когда я взглядом скользнула по нему, и тут же пожалела что сделала это.

— Ничего себе, — пробормотала Алекс.

Гигант был полностью обнажённым.

Ещё одна пара рук появилась из разлома. Второй гигант присоединился к первому, а следом появился и третий.

Иииии, все они были голыми.

— Полагаю, одежду таких размеров для них не производят? — спросила она, и тихий истерический смешок сорвался с моих губ.

Океан что-то прокричал и затем развернулся. Тени хлынули вперёд, в сторону гигантов. Некоторые падали в разлом. Другие были поумнее, огибая его расщелину. Они скопились вокруг гигантов, атаковав их ноги и взбираясь по ним.

Аполлон наклонил голову в сторону и вздохнул. — Ему всегда надо произвести красивый, но запоздавший, выход.

Излом чистейшей энергии пронёсся по дороге. Статика затрещала, и моё сердце едва не остановилось в груди. Позади Крона, возник столб сияющего голубого света. Когда он погас, там стоял Зевс.

— И куда, по-твоему, ты собрался? — он улыбнулся, когда из его ладоней сверкнули молнии и ветер развеял пряди его волос.

Крон резко остановился. — Только не это.

— У истории есть привычка повторяться, — Зевс улыбнулся.

— Смотрите! — закричал Айден.

Над нами в небе появились чёрные точки, они кружили и завихрялись, приближаясь всё ближе и ближе к земле с каждым кругом. Это не были точки. Это были огромные крылатые создания.

— Фурии, — выругался Люк.

Ещё до того, как у нас появился шанс сбежать в укрытие, они вихрем понесли к теням, которые пытались замедлить гигантов, хватали их своими когтистым лапами и отбрасывали в воздух. Хлынула маслянистая кровь, испещряя землю. Тёмная фигура пролетела надо мной, и земля содрогнулась, когда фурия приземлилась прямо передо мной.

Я ахнула. — Эрин?

Фурия подмигнула мне. Я едва узнала её черты, но это была она в своём истинном обличье. — Сейчас вернусь.

Использовав мощные ноги, она метнулась в небо. В считанные секунды, в её хватке уже была тень. Я ошарашено смотрела на неё, потрясённая тем, что она и в самом деле была очень даже жива.

Ну, хоть в этом мой отец не соврал.

Первый гигант высвободился от теней и рванул вперёд, каждый шаг сотрясал землю. Он прямиком направился к Тетис.

Разряд белого света выпалил из Аполлона, поразив Тетис в спину. Она споткнулась. Но не упала, зато Аполлон загнал её в угол. Зевс сделал то же самое, всаживая в Крона молнии снова и снова.

Аполлон с Зевсом не убивали Титанов. Они загоняли их в ловушку, не позволяя тем сбежать.

Алекс прошла мимо меня и подняла опрокинутую скамейку. Она села, кулаком подперев щёку.

— Устраиваешься поудобней? — спросил Айден.

Она пожала плечом. — Не похоже, что им требуется наша помощь.

— В кои-то веки, — столь редкая ухмылка появилась на лице Люка, пока он наблюдал, как один гигант схватил Тетис в свою мясистую руку. Женщина-Титан визжала и билась, но освободиться было невозможно: — Наконец-то.

Мы вчетвером, по сути, стали зрителями, когда Аполлон с Зевсом, вместе с фуриями взяли верх. Я не могла не подумать о том, что если бы Сет был тут, он бы отключился от увиденного.

Печальная улыбка подёрнула мои губы. Он бы не поверил в то, что видел. И вот, наконец, спустя столько времени, после всех смертей и жертв, Зевс спустился на землю и начал сражаться.

А всё, что требовалось, так это чтобы Сет… пожертвовал собой.

Узел кровоточащего чувства разросся в моей груди, когда я опустила руку на живот.

Финальная битва длилась от силы несколько минут. Гигантам ничего не стоило загнать всех Титанов на один участок, захватив их в плен. Они подняли их в своих руках, и оттуда где я стояла, Титаны выглядели как кричавшие дети, которых забрали с собой в разлом в дороге. Последним исчез Крон, его крики ярости были заглушены криками теней, которых уничтожали фурии, впиваясь в их глотки, когда те пытались сбежать из тел, которыми они завладели.

— Как думаете, расстройства пищеварения у них от этого не будет? — спросила Алекс.

Я посчитала, что вопрос был обоснованным.

Земля задрожала вновь, когда Зевс зашагал вперёд. Приблизившись к трещине, он махнул над ней рукой. Мерцающий синий свет осел над разломом подобно миллиону светлячков. Дорога… сама собой восстановилась. Камень и цемент вспенились, растеклись над разломом, и в считанные секунды всё стало так, будто гиганты вовсе не вылезали из-под земли. Даже жёлтая разметка дороги была безупречна.

— Это могло бы пригодиться, — пробормотал себе под нос Люк, и затем притих, когда Зевс подошёл к нам. Даже Алекс села ровнее, а потом поднялась на ноги.

— Они вернут Титанов в гробницы, а там уж Аид поджидает их возвращения, — объяснил Зевс, и затем оглянулся через плечо. — Фурии выследят всех оставшихся теней. Несколько теней сбежало, но бежать им некуда.

Алекс открыла рот, но в кои-то веки она не обронила ни слова.

Зевс посмотрел на меня. — Всё кончено, Джози.

Так и было.

Я не знала, каких чувств ожидала? Завершённость? Облегчение? Праведность? Как если бы знание того, что жертва Сета не была напрасной, могло облегчить бремя встречи с… с вечностью без него?

Но я ничего не чувствовала.

Я посмотрела поверх плеча Зевса и не увидела ни одной фурии. Я увидела своего отца. Он пристально смотрел на меня.

— Это стало возможным благодаря нему, — тихо сказал Зевс, привлекая моё внимание. — Он сделал это возможным, и однажды ты поймешь, почему именно так и должно было быть.

— Я никогда этого не пойму, — оторвав взгляд от Зевса, я вздрогнула, увидев отца. — Я хочу пойти… домой.

Часть 29

Джози — два месяца спустя.

— Госпожа, я могу тебе чем-нибудь помочь?

Сидя на песке, я подняла взгляд от бурных волн и прищурилась. Бэзил стоял рядом со мной. — Что я тебе говорила, Бэзил?

Его брови сошлись на переносице. — Перестать… прислуживать вам?

— Да, — я кивнула для большей убедительности. — Ты не мой слуга. Здесь нет моих слуг.

С тех пор, как Аполлон перенёс меня сюда после решающего сражения с Титанами, Бэзил и все жрецы и жрицы, живущие здесь, обращались со мной как с королевой, наконец вернувшейся домой.

Поначалу это было хорошо, особенно, когда я впервые покинула спальню, которую занимали мы с Сетом, и у меня случился срыв. Если бы не Бэзил и жрица Карина, не думаю, что смогла бы добраться до кровати. И как бы ни стыдно мне было, если бы они не позаботились о том, чтобы я ела в течение тех первых тёмных дней здесь, я бы так и осталась в кровати, угасать.

И если бы не ребёнок, который рос внутри меня, я бы так и сделала. Угасла и умерла, когда боль от потери Сета была свежа, словно это случилось вчера.

Но с помощью тех, кто здесь жил и моих друзей, я покидала кровать, и даже в те дни, когда я не хотела ничего больше, чем сдаться, я этого не делала.

Я всё ещё была здесь.

И я собиралась остаться здесь.