Пророчество (ЛП), стр. 45

Я фыркнул и пошёл за ней. — Маркус будет очень зол.

— Может быть, нет, — она посмотрела на меня через плечо. — Если мы вернёмся с хорошими новостями, думаю, он переживёт ущерб.

Я не был в этом уверен. Маркус не любил, когда портили имущество, ну да ладно.

— Вот здесь была дверь, — сказала Джози, она зашла под лестницу и указала на стену. — Три двери. Прямо здесь.

Я осмотрел окрестности. — И здесь была средняя дверь?

Джози кивнула. — Да.

— Хорошо. Отойди. Подняв руку, я подождал, пока Джози окажется за моей спиной, и выпустил заряд акаши в стену. Это было похоже на раскат грома, и в воздух поднялся столб пыли. Закончив, я обнаружил, что проделал огромную дыру в стене. Достаточно большую, чтобы мы оба туда пролезли.

Когда пыль улеглась, Джози вышла из-за моей спины. — Чёрт возьми, он ещё здесь.

За завесой пыли оказался ярко освещённый коридор. — Наконец-то, — сказал я. — Хоть что-то идёт как надо.

— Я знаю, — Джози обошла меня. — Насколько я помню, в коридоре ничего нет до самого конца, — она уверенной походкой пошла вперёд. — Дерьмо. Я забыла.

— Забыла что? — я остановился позади неё.

— Проклятье, — она повернулась ко мне. — Видишь эту мраморную стену? Медуза дотронулась до неё, помахала рукой и появилась дверь. Может быть… — она бросилась вперёд и стукнула по стене.

Я поднял бровь. — Это не сработает.

Она нахмурилась. — Тогда почему бы тебе не попробовать? Может быть, у тебя получится, потому что ты, чёрт возьми, такой особенный.

Ухмыльнувшись, я положил руку на стену. — Сезам, откройся.

— В самом деле? — она медленно подняла на меня глаза.

— У тебя есть идеи полу… ого! Я отдёрнул руку назад. Воздух пошёл волнами и мрамор задрожал. Вокруг всё наполнилось электричеством, и знаки Аполлиона ожили и побежали по моей коже.

— Это работает! — Джози рывком развернулась ко мне, её глаза горели.

Со стеной определённо что-то происходило. Мрамор всколыхнулся и отступил. Наверху появилась трещина и распространилась до середины, обнажив деревянную двустворчатую дверь, окованную тёмным металлом. Петли заскрипели, когда она отворилась.

— Боже мой, — пробормотал я, глядя на свою руку. — Может быть, миру надо прекратить смеяться над словами «Сезам, откройся»?

Джози странно посмотрела на меня и пошла вперёд. Огонь, колышущийся в потоке воздуха, мерцал в большом факеле, закреплённом на стене. Факелы висели каждые несколько футов. Статуи купались в их мягком свете… — Милостивые боги, это люди, которых Медуза превратила в камень.

— Да, я думаю, нам определённо нужно ускориться, — сглотнула Джози.

Я уперся взглядом ей в затылок. Я был почти уверен, что Медуза могла превращать богов в камень.

Пока мы шли дальше по коридору, я понял, что те же руны, от которых моя кожа зудела, были выгравированы на стенах. По моему позвоночнику пробежала странная дрожь.

— Я очень надеюсь, что они не воспримут моё присутствие, как объявление войны.

Джози остановилась и её рот открылся. — Я даже об этом не подумала.

Я усмехнулся. — Для этого уже поздновато.

Она посмотрела на меня, вздохнула и снова пошла. — Знаешь, я думаю, если бы они возражали против нашего пребывания здесь, они бы уже вмешались.

Надеюсь, так и было бы.

Мы дошли до другой двери, и Джози толкнула её прежде, чем я успел сказать ей остановиться. Дверь распахнулась и… и солнечный свет засиял на лугу, полном синих и фиолетовых цветов.

Поначалу я не мог двинуться с места. Как будто все мои мышцы сковало, и потом я пошёл, сам не понимая этого, как будто что-то меня заставило.

В ту секунду, когда на мою кожу попал солнечный свет, я глубоко вздохнул, и это было, как будто я сделал первую затяжку чистейшего наркотика. Сквозь меня полилась энергия, пропитываясь под мою кожу, проникала сквозь мускулы и наполняла кости.

Я вновь остановился, прикованный к месту.

Моя кожа зудела от энергии, пока я смотрел на деревья, скученные на краю луга. Я чувствовал себя… я чувствовал себя так же, как чувствовал себя после подпитки.

Джози повернулась ко мне. — Ты в порядке?

— Ага, — сказал я хриплым голосом и повернулся к ней. — Это… это эфир. Я чувствую его.

— Я тоже его чувствую, с первого моего раза здесь. Воздух как будто густой от него, — она прикусила губу. — Вот где я увидела Пегаса и двенадцать амулетов. Медуза сказала, что если рядом с вратами кто-то появится…

Поднялся ветер, развевая пряди волос на висках Джози, и качая тяжёлые ветви деревьев. Инстинкт толкнул меня вперёд встать перед Джози.

Что-то приближалось, что-то очень мощное.

И это был не Пегас.

Столб яркого света появился перед нами и посреди него стоял бог.

— Гермес, — сказал я, когда свет погас. — Давно не виделись.

Часть 26

Джози.

Я большими глазами смотрела на вестника. Я помнила, что читала о нём в книге Мифы. Он был самым младшим из олимпийских богов, так же известным как «божественный обманщик».

Мне он казался воплощением изображений ангелов.

Он был высоким, с копной светлых кудрей и напоминал мне Дикона. Полностью белые глаза пугали меня.

Один уголок его рта пополз вверх. — Правда давно, Сет?

— Недостаточно давно, — пробормотал Сет, и я перевела взгляд на него. — Чем мы обязаны чести видеть тебя?

Бог рассмеялся. — Я здесь, чтобы сопроводить вас.

— Куда? — потребовал Сет.

— На встречу с богами, куда ещё? — его полуулыбка стала шире. — Разве вы не за этим пришли? Они ждут.

— Мы пришли за этим, — ответил Сет прежде, чем я успела сказать что-то нелепое. — Думаю, мы просто удивлены тем, что они, хм, хотят оказать нам приём, несмотря на неожиданный визит.

— Неожиданный? — Гермес рассмеялся, и звук разнёсся эхом. — Ваш визит не является неожиданным.

— Ну, это совсем не жутко, — сухо ответил Сет.

Гермес подмигнул. — Идёмте.

Он не дал нам выбора. Повернувшись, он пошёл к линии деревьев, и я не знала, нужно ли следовать за ним. Мне казалось, что сердце вот-вот вырвется из груди. Неужели мы просто слепо пойдём за богом? Мы с Сетом обменялись взглядами. Он кивнул и взял меня за руку.

Вероятно, передумать было уже слишком поздно.

Следуя за Гермесом, я размышляла, далеко ли идти, и куда нас ведут, но только мы ступили под первое дерево, воздух вокруг нас начал дрожать. Я судорожно втянула воздух, когда деревья вокруг нас рассыпались.

— Сет, — выдохнула я, широко раскрыв глаза.

Его рука напряглась, и он притянул меня к себе, в то время как ветви и листья растворялись. Появилось ярко-голубое небо. Трава под ногами стала твёрже и превратилась в мрамор. Стволы деревьев стали тоньше, их заменили тонкие оливковые деревья и колонны, покрытые виноградной лозой. Из ниоткуда появились статуи, по шесть штук с каждой стороны дорожки, каждая высотой с гиганта.

— Что за чёрт? — потребовал Сет.

— Лес — это иллюзия, — объяснил Гермес скучным тоном. — Если вы зайдёте так далеко без провожатого вроде меня, то навечно застрянете в ловушке иллюзии.

— Это… это было бы плохо, — я осмотрела статую, быстро поняв, что у каждой было что-то в руке. Шлем. Лук. Трезубец. Копье. — Эти статуи…

Гермес посмотрел через плечо. — Это остров богов, а вон там — великий Пантенон.

— Великий… — Сет осёкся, когда открылся вид на массивную структуру.

Это было огромное куполообразное здание, которое поддерживали толстые колонны. Строение было белоснежного цвета, как будто пыль и дождь никогда не прикасались к нему. Купол был сделан из какого-то стекла, которое, кажется, отражало облака, только… облаков не было.

На расстоянии слышались трели птиц, но по пути к Пантеону мы не видели ни одной. Однако из-за деревьев послышался шум. Я повернула голову направо и остановилась как вкопанная, увидев что-то белое и с крыльями.

— Сет, — прошептала я, потянув его за руку и показала. Он проследил за моим взглядом. — Я думаю, там Пегас.