Пророчество (ЛП), стр. 41

Мои мысли настолько прозрачны?

Да, как стекло.

Я вздохнула. — Мои мысли сейчас не там, где должны быть. Я в порядке, Сет. Просто… мне нужно несколько минут. Пожалуйста?

Один взгляд на его лицо сказал мне, он не хочет оставлять меня одну, и я могла бы оценить это. На самом деле могла, но мне нужно было пространство, чтобы вернуть мысли в нужное русло. — У меня не было шанса сказать тебе раньше, но он спрашивал о тебе, Джози. Он спрашивал о тебе и о ребёнке. Он думает о тебе, и он беспокоится, просто он дерьмово это показывает.

Я сделала рваный вдох. Почему-то от того, что он спрашивал обо мне Сета, стало только хуже, потому что он думал про меня. — Мне надо пройтись, — зрение затуманилось. — Ты сказал, что сделаешь всё, и прямо сейчас мне нужно это.

Плечи Сета напряглись, и было очевидно, ему это не понравилось, но он кивнул.

Я сказала «спасибо» и стала отворачиваться, но Сет поймал меня за талию и прижал к груди. Он приподнял меня от пола, ноги повисли в воздухе. Его рот прижался к моему, горячий и требовательный, отчего закружилась голова. Электричество гудело между нами. Я приоткрыла губы, и его язык скользнул по моему. Несмотря на печаль, поселившуюся в груди, словно яд, расплавленная лава растекалась по венам. Его поцелуй был требовательный, собственнический — пожирающий.

Когда он опустил меня вниз, я удивилась, что ноги ещё слушаются. Всё что я могла, это смотреть на него, покраснев, но уже по другой причине.

— Я люблю тебя, — сказала он. — Просто хотел, чтоб ты помнила.

— Всегда, — прошептала я.

— Найди меня, когда будешь готова.

Немного покраснев, я кивнула, отступила и поспешила прочь, чувствуя, как опухли губы и учащённо стучит пульс.

Если честно, я понятия не имела, куда иду, но в итоге оказалась в огороженном внутреннем дворике, который цвёл прекрасными цветами круглый год и пах, как лучшие цветочные магазины.

Проходя мимо скамейки, я остановилась и уставилась на неё. Мы с Колином сидели здесь и разговаривали в тот период времени, когда Сет оттолкнул меня.

Колин был… моим хорошим другом.

Смахнув слёзы, я села на скамейку и откинула с лица волосы, прижимая пряди к шее. Я закрыла глаза и вдохнула тёплый воздух. Возможно, я слишком эмоциональна. Или может я лучше справилась бы со всеми этими последними событиями с Аполлоном, если бы только что не убили Колина.

Я крепко зажмурила глаза, но слёзы все равно текли. Я задумалась, если дам себе волю и смогу выплакаться, то смогу ли двигаться дальше и прочистить мозги. Смогу ли сфокусироваться на главном, например, на том, что полубоги никак не смогут освободить свои способности.

Но я чувствовала… я чувствовала себя снова маленькой девочкой, той, которая не понимала, почему её отец не является частью её жизни, и которую не желала иметь её мать.

Всё было прямо как тогда, нежелательным.

Отпустив волосы, я вытерла щёки и села прямо. Я посмотрела вниз на живот и положила на него руки, чуть ниже пупка.

Мой ребёнок ещё даже не родился, а я уже даже и представить не могла, что не хочу видеть его или её, не быть частью их жизни. Я просто не…

— Джози?

Я посмотрела туда, откуда донеслось моё имя, увидев Лаадан, завернувшую за угол. Я ожидала увидеть Александра позади неё. Всякий раз, когда я видела её, он был неподалеку от черноволосой женщины.

У них было… что-то.

Вытерев лицо, я выдавила улыбку. — Привет, — прохрипела я и затем съёжилась. — Что такое?

Сочувствие отразилось на её лице, когда она приблизилась. Её длинные волосы были собраны в гладкий конский хвост, который мне никогда не удавалось смастерить. Даже в джинсах и блузке Лаадан была воплощением элегантности, что заставило меня в полной мере почувствовать свою неуклюжую грацию ослика.

— Прости за беспокойство, — мягко сказала она, — но Маркус и Александр ищут тебя и Сета.

Решив, что это имеет отношение к вчерашним событиям, я откинула в сторону всё связанное с отцом. — Сет с Алекс и Айденом, и, ну, Эриком, — я не знала, что ей известно об Эрике. — Что происходит?

— Не знаю, как тебе об этом сказать, но Маркус считает будет лучше, если ты услышишь раньше, чем это станет известно.

Я нахмурилась. Я понятия не имела, о чём она говорит.

Лаадан сложила руки вместе. — Колин… тело Колина пропало.

Часть 23

Джози.

Не помню, как дошла до главного здания Ковенанта, но когда Александр нашёл Сета, я поняла это в туже секунду, потому что он внезапно появился передо мной на лестнице, напугав Лаадан так сильно, что она упала бы с лестницы, не поймай Сет её за руку.

— Извини, — сказал он, помогая ей встать ровно, прежде чем повернулся ко мне. — Я только что услышал.

Я смогла лишь покачать головой. Понятия не имея, что тут сказать. Как, черт возьми, тело Колина могло пропасть? Мы направились в кабинет Маркуса, и я надеялась, что он сможет пролить свет на произошедшее.

— Думаешь, кто-то его взял? — я вздрогнула, когда Лаадан прошла вперёд. — Я имею в виду, забрал тело?

— Кто-то, наверняка, — он положил руку мне на поясницу. На лице проявилось напряжение: — Почему — не имею понятия.

Весь остаток пути мы прошли молча. Маркус говорил по телефону, когда мы вошли в его кабинет. Он склонил голову, и пальцами зажал кожу между бровей. Вскоре после нашего появления, к нам присоединились Алекс и Айден, а Лаадан подошла к столу Маркуса, с выражением сильнейшего беспокойства.

— Где Эрик? — спросил Сет, когда я встала рядом с ним.

— С ним Люк, — ответила Алекс, сев в одно из кресел. — И Дикон с Корой и Гейблом, организует им завтрак и планирует день, — она умолкла, поглядев на Маркуса, а потом меня. — Потом нам надо поговорить об Эрике.

— Преуменьшение года, — пробормотал Сет, и я повернулась к нему, гадая, какого дьявола я пропустила, после того, как покинула комнату, чтобы устроить себе мини-срыв.

Маркус повесил трубку. Он посмотрел на Лаадан. — Спасибо, — сев, он сделал глубокий вдох. — Говорил с охраной кампуса. Они просматривают записи, чтобы узнать, у кого был доступ в морг.

Я задрожала. Морг. Ох. — Зачем это кому-то понадобилось? — спросила я, не ожидая ответа. — Я имею в виду, Боже. Для чего кому-то забирать тело?

Айден топтался на месте, глядя на Маркуса. — Ненавижу даже думать об этом, но, основываясь на том, что здесь творится, не могу представить, что всё закончиться хорошо.

Понимание озарило меня, когда я внимательно присмотрелась к нему. Он подразумевал, что один из чистокровных, который был против полукровок, мог взять тело Колина? Ужас и гнев заколотились во мне, когда я повернулась к Маркусу. Что эти чистокровные могли хотеть сделать с телом Колина? Сотни отвратительных идей воплотились в жизнь.

— Если они что-то сделают с его телом, — начала я, мой голос был едва узнаваем для своего собственного слуха. — Клянусь богами, я сорвусь.

— Мы ещё ничего не знаем наверняка, — рассуждал он, его тон был спокойным. — Прямо сейчас, все чистокровные, которые были вовлечены во вчерашнюю атаку, находятся под стражей. Я понимаю, что это не значит, что мы содержим под стражей всех, кто принимал в этом участие.

— А вы уверены, что он был мёртв? — внезапно спросила Алекс.

Я не одна повернулась и посмотрела на неё.

— Что? — она вскинула руки. — Тела вот так просто не встают и не уходят! И, знаете ли, кража тела это чересчур экстремально.

— Спасибо, что пояснила нам это, — сухо ответил Маркус.

— Да, — сказала я, сложив руки на животе. — Он был мёртв. Его отец видел его. Не за что… — я встряхнула головой, когда Сет обнял меня за плечи. — Он был мёртв.

Сет притянул меня к себе, и я почувствовала касание его губ к виску.

— Тогда нам надо его тело, — заявила Алекс. — И я не пытаюсь быть Капитаном Очевидность. Если мы не…

— Мы найдём его тело, — уверила нас Лаадан. — Мы должны найти.