Пророчество (ЛП), стр. 34

— Мне жаль, — наклонив голову, я поцелуем поймал слезу, катившуюся по её щеке. — Мне жаль.

— Он не заслужил этого, Сет. Какую должно быть он испытал боль… и страх? Он этого не заслужил, — её дыхание сбилось, когда она сжала мою рубашку. — Никто из них этого не заслужил.

— Знаю, — я провел рукой по её подбородку и поцеловал в другую щёку. — Этого не должно было случиться.

И я не мог избавиться от чувства, что должен был быть здесь. Я не сказал этого, потому что ей не надо было слышать это прямо сейчас, но, чёрт возьми, всякий раз, когда я нужен был Джози больше всего, меня никогда не было рядом. Она не нуждалась, чтоб я всегда был рядом с ней, но я бы хотел этого. Я должен был быть здесь и оградить её от созерцания этой жестокости, не дать ей оказаться в опасности.

Хуже всего, что ничего из этого не объясняло, почему она лежала в этой койке.

Отчасти я даже и спрашивать не хотел, потому что не был уверен, что буду делать. Да, после того, что я увидел на Лонг Бич, я знал, что должен контролировать свой нрав, а не поддаваться эмоциям.

Но если что-то случилось с нашим ребёнком, я не мог сказать, что сделаю. Каждое действие имело противодействие, и я знал, что моя реакция могла потрясти весь этот чёртов мир. Страх, растущий во мне, был нечто таким, чего я никогда раньше не испытывал. Он был первобытным и всепоглощающим, я отодвинулся и взглянул ей в лицо. Я пытался подготовиться к тому, что так боялся услышать. Я сделал неглубокий вдох, когда на её густых ресницах снова появились слёзы.

Чтобы это ни было, я буду держать себя в руках. Я буду здесь ради неё, если новости окажутся плохими. Я не собираюсь слетать с катушек и бросать её. Я уже не тот человек.

— Поговори со мной, — я перевёл взгляд на неё. — Ты в порядке? Наш ребёнок в порядке?

Часть 19

Сет.

Рука Джози судорожно сжалась на моей рубашке. — Я в порядке, — прошептала она, потянув меня. — Ребёнок тоже в порядке.

Я неверно её расслышал.

Не было ни малейшего шанса.

По мне прокатилась дрожь. — Джози…

— Меня сбил чистокровный, — продолжила Джози, глядя на меня. — Я не поранилась, но чувство было странным. Не было времени думать о том, что случилось, потому что пришли фурии.

Я снова напрягся. — Этот чистокровный ещё жив?

— Я не знаю.

Я это выясню. — И что произошло дальше?

— Всё произошло с фуриями, а затем я была с Маркусом. Он собрал всех чистокровных, которые участвовали в нападении и приказал их допросить, когда я почувствовала острую боль в животе.

Сжимая её руку, я вдыхал мятный запах больницы. Дерьмо.

— Сначала она прошла, но потом я снова её почувствовала, — объяснила она. — Вместе с ней появилось странное тянущее ощущение. Это напугало меня, и Маркус — он действительно был хорош. Он доставил меня прямиком сюда, и доктор осмотрел меня, несмотря на безумную занятость со всеми этими увечьями.

Может быть, я покажусь придурком, но прямо сейчас меня совершенно не волновали остальные пострадавшие. Мои внутренности вновь опустились. — И это не ребёнок?

Кроткая улыбка подёрнула её губы. — Доктор так не считает. Она полагает, что я просто потянула мышцу, — её смех был хриплым. — Не знала, что полубоги могут заполучить растяжение, но видимо могут. Думаю, я просто остро отреагировала.

— Ты не остро отреагировала, — я стиснул её руку, когда умеренное облегчение просочилось в меня. — Если ты чувствуешь, что что-то не так, ты сразу же идёшь к доктору. Думаю, ты поступила верно, — пожалев, что доктора не было на месте, я большим пальцем погладил её ладонь. — Ты уверена, что всё хорошо с малышом?

— Доктор с медсестрой провели осмотр, сделали анализ крови и дали мне ещё один тест на беременность. При осмотре она не обнаружила ничего настораживающего и оба теста, на кровь и беременность, оказались положительными, — она сместилась на кровати, по-прежнему ухватившись за мою рубашку. — Ты больше не можешь видеть эфир ребёнка, да?

— Я видел его лишь, когда твои способности были заблокированы. Твой эфир и эфир ребёнка померкли после нескольких минут, — я прерывисто вздохнул. — Что насчёт сканирования, которое они делают женщинам во время беременности? Вроде это называется ультразвук?

— Вообще-то, доктор сейчас вернётся к этому вопросу, думаю, это будет эхография, просто чтобы подтвердить, что есть… сердцебиение, — она прикусила нижнюю губу. — Ты же знаешь, она не акушер-гинеколог, поэтому она может провести только базовые процедуры, но она очень сейчас занята, учитывая произошедшее.

Погодите. Что она только что сказала?

— Сердцебиение? — когда она кивнула, я обрадовался, что сидел, поскольку мои чёртовы колени вновь стали каким-то странными. Я снова поднёс её руку к губам и поцеловал её каждую «костяшку»: — Ладно.

Она внимательно наблюдала за мной. — Но она сказал мне, что может быть слишком рано, и мы не услышим сердцебиение. Срок только-только шесть недель. Судя по тому, что она сообщила мне, иногда при ультразвуке можно уловить сердцебиение на сроке от шести до семи недель.

Я кивнул.

В дверь постучали, и секундой позже она открылась и вошла чистокровка средних лет, вкатывая тележку. Доктор Морелас резко остановилась, заметив, что я сижу на кровати, и её глаза широко распахнулись. Она остановилась, крепко сжав руками края тележки, и не похоже было, что она собиралась проходить дальше вглубь палаты.

— Привет, — Джози выпустила мою рубашку и сев, выглянула из-за меня. — Сет только что пришёл.

— Вижу, — доктор отпустила тележку. — Простите. Когда я вижу вас, я не знаю должна ли я пожать вам руку или поклониться.

Моя улыбка стала шире. — Я люблю, когда люди кланяются…

Джози ударила меня по спине, и я на миг подумал, что Доктор Моралес потеряет сознание. — Вам не надо делать ничего из этого.

— Ну, так не смешно, — я ухмыльнулся Джози, протянув руку. — В любом случае, вы здесь, чтобы сказать мне, что с моим ребёнком всё хорошо, так ведь? И если нам повезёт, мы сегодня услышим сердцебиение?

Пожимая мне руку, Доктор Моралес прочистила горло и затем приступила к работе. — Да. Как я уже говорила Джози, все показатели беременности кажутся хорошими, но мы хотим посмотреть сможем ли сегодня услышать сердцебиение.

— Хорошо, — пробормотал я. — Это очень хорошо.

— Сет, — вздохнула Джози. — Отпусти её руку, так она сможет приступить к своей работе.

— Само собой, — я отпустил руку, подмигнув.

Доктор выглядела так, будто готова упасть в обморок.

Джози пнула меня локтем в бок и прошептала: — Веди себя прилично, — а затем произнесла громче: — Как дела с остальными?

— Никто из доставленным нам не был потерян, и это уже хорошо.

— Да, хорошо. Немного напряжения покинуло Джози, но я увидел, что печаль осталась в её глазах, та печаль, от которой я никак не смогу её избавить.

Доктор Моралес подкатила тележку к другой стороне койки. — Ты всё также хорошо себя чувствуешь? — спросила она, начав возиться с установленной на тележку машиной.

— Да. Чувствую себя очень хорошо.

— Это прекрасно, — она нажала пару кнопок и затем отвернулась в поисках стула, который оказался в углу. Я подкатил его к ней и взгляд её широко распахнутых глаз метнулся на меня: — Хм, спасибо.

— Без проблем, — я встал, посчитал, что доктору потребуется пространство, но не стал далеко уходить. Я переместился в изголовье койки: — Итак, в чём это заключается?

— Способ совершенно неагрессивный. Я использую этот зонд, — объяснила она, жестом показав на часть оборудования. — И проведу им по животу Джози. Он передаст мне картинку на экран.

— Круто.

Джози мельком взглянула на меня.

Я широко улыбнулся ей.

Она покачала головой. — Но есть вероятность, что мы не услышим сердцебиение, верно?

— Зависит от стадии. Этот тест должен дать нам ясное понимание, когда вы зачали, в отличие от нашей прошлой встречи, даже если слишком рано для сердцебиения, — Доктор Моралес посмотрела на меня. — Так или иначе, как мы уже обсуждали ранее на прошлой неделе, в скором времени Джози надо показаться акушеру-гинекологу. Срок беременности очень ранний, и нет ничего страшного, но чем раньше вы сходите на приём, тем лучше. Как и обещала, я сделала несколько звонков, и в ближайшее время ожидаю ответ.