Пророчество (ЛП), стр. 31

Фурия схватила полукровку за голову. Острые когти впились в скальп девушки. Алая кровь струйкой потекла по её лицу. Крик девушки был прерван, когда фурия изогнула свои запястья.

Всего лишь лёгким нажимом фурия свернула девушке шею.

— О, Боже мой, — прошептала я, меня затошнило.

Все тут же пришли в движение, но фурия оказалась просто-напросто быстрее. Она подхватила ещё одного человека — на этот раз это оказался чистокровный в маске. Она утянула его в воздух и разорвала на две части.

Фурия была на миссии, направившись прямиком за Колином.

Меня дернули за плечи, и я взглядом встретилась с Александром. Мужчина не мог разговаривать, но его посыл я поняла. «Беги». Мы вчетвером развернулись, и я понятия не имела куда мы рванули, но я была только за.

Что я только что увидела…

Мы были на полпути вниз по лестнице, когда я услышала странный, грубый звук, переросший в крик. Я оглянулась, и моё чёртово сердце остановилось. Фурия схватила Колина.

— Нет! — закричала я, разворачиваясь.

Страж схватил меня, но я была быстрой, когда мне это надо было. Я метнулась вокруг него, когда фурия подняла Колина за грудь в воздух. Колин боролся, вцепившись в костлявые руки фурии, но всё было бесполезно. Кровь потекла по его рукам, капая на каменное крыльцо.

Нет. Нет. Нет.

Колин был хорошим. Он был здесь не для того, чтобы кому-то причинить боль. Он был защитником. Добрым. И он был милым со мной с самого первого дня, несмотря на то, что Сет был исключительно настроен против него.

— Джози! Нет! — заорал Страж, но я уже взбегала по ступенькам.

Фурия подняла голову, когда я подключилась к самому смертоносному элементу внутри себя. Акаша. Струя силы увеличилась во мне, усиливая пока не изверглась. Я закричала, вскинув руку. Белый свет вырвался из моей ладони, и нанёс точный удар, изогнувшись дугой над расстоянием и врезавшись в плечо фурии.

Вскрикнув от боли, она бросила Колина, но я не ослабила хватку, и ярость со страхом смешались с мощной энергией. Я смутно поняла, что Александр и Страж бросились вперёд и схватили Колина, но он… он не двигался.

Фурия с воплем бросилась на меня, но белый поток энергии встал у неё на пути. Волна силы отскочила рикошетом, возвращаясь ко мне. Я отступила на шаг, когда фурия разбилась о камень, упав кучей худеньких рук и сломанных крыльев. Она не двигалась.

Я убила её.

Я убила фурию.

Ох, дерьмо, это было плохо?

От ответных криков двух других фурий по моей спине побежали мурашки. Одна была сражена, но две другие всё ещё были в действии. Я подумала, что это их разозлит.

С колотящимся сердцем, я обернулась как раз в тот момент, когда две фурии остановились на полпути. Они были в паре ярдов от меня, и я напряглась, не зная, смогу ли справиться с двумя сразу.

Но они охотились не за мной.

Крылья беззвучно рассекали воздух, их головы были запрокинуты, словно они что-то услышали. Во рту у меня пересохло, я ждала, когда они атакуют.

Сверкнули две вспышки яркого, ослепительного света, а затем…

Затем они исчезли.

Не имея понятия, что произошло, я решила, что не стану смотреть в зубы дарёному коню. Я сбежала вниз по ступенькам, туда, где Страж и Александр положили Колина. Оба были на коленях, так что я смогла увидеть только ноги Колина. Очевидно, он был ранен не так тяжело, как я боялась, потому что они не несли его в больницу. Они просто стояли над ним на коленях.

— Как он? — спросила я, вытирая влажные ладони о бёдра. Я чувствовала себя странно. Неустойчивой: — Он?..

Страж взглянул на меня через плечо, его лицо побледнело, когда он покачал головой. Мои шаги замедлились. Я увидела сначала только красное. Так много крови. Она покрывала его грудь, живот и переднюю часть штанов. Так много крови, что она лужей собралась под ним, и Александр стоял на коленях в крови, а его руки — его руки всё ещё были на груди Колина. Он давил на неё, как если бы мог остановить реку крови, но её было не остановить.

Мои руки поднялись ко рту, но замерли на полпути, потому что я увидела лицо Колина. Я видела его глаза. Они были широко открыты и устремлены в небо, и я знала, чувствовала сердцем, что было уже поздно.

Я опоздала.

Часть 17

Сет.

— Держите этих людей под контролем, — приказал я, переступая через растянувшего на полу парня, который только что отрубился.

Алекс обернулась. — Что?

Я продолжал идти, выскользнув за дверь, в ночь. Прошло всего пару секунд между тем, как я видел, как парень вышел и тем, как вышел сам, но дорога перед баром оказалась пустой.

Нахмурившись, я опустил взгляд на старый, вымощенный булыжником тротуар. Слева и справа было пусто и… — Дерьмо.

Лёгкий туман медленно стелился вдоль дороги и его струйки лизнули бордюр, а затем обвились вокруг моих голеней. В этом тумане не было ничего сверхъестественного, однако, черт возьми, было жутко.

Дверь позади меня открылась, и на улицу вывалился Дикон, тарелка с едой всё ещё была прижата к его груди. — Меня отправили проверить тебя… ого, посмотри на этот туман.

— Это просто туман, Дикон. Разочарованный, я попытался всмотреться сквозь эту проклятую дымку, но, очевидно рентгеновское зрение не было одной из божественных способностей. Куда, чёрт возьми, подевался этот парень?

— Не знаю, — Дикон отступил влево, взяв кусочек жареного филе рыбы. — Это зловеще. Это же идеальная атмосфера для наблюдения за призраками, сразу же видно. Бьюсь об заклад, один ходит вокруг…

Покачав головой, я позволил инстинкту вести меня и сошёл с тротуара, пока Дикон болтал о каком-то призраке, который ходит по округе и, ну не знаю, кричит людям в лицо?

Я направился глубже в туман, добравшись до рынка со всевозможными товарами, который был открыт, когда мы вошли в бар, но теперь большие квадратные окна были тёмными. Я прошел мимо скамейки и остановился на углу аллеи. Странное покалывание всё ещё танцевало между моими лопатками, но я по-прежнему не видел никакого дерьма, пока пересекал аллею. Здесь было чертовски тихо, так что я уже начал сомневаться, а не галлюцинация ли это была, когда мне привиделся парень в баре.

Дерьмо. Может это был призрак.

Призрак, который вошёл в бар и своровал напитки.

Звучало круче, чем призрак, который ходил по округе и кричал людям в лица. Я повернулся к бару. Может, он пошёл в…

— Меня ищешь, приятель?

Моя спина одеревенела. Сукин сын стоял прямо позади меня, а я даже не слышал его. Я резко развернулся, и вот он, стоит у скамейки, мимо которой я только что прошёл.

И в миг, когда я увидел его, я понял.

Твою мать.

Даже при слабом свете, я понял, что это был сын Ареса. Даже если бы того, что произошло в баре, не было бы, я бы узнал его в ту же секунду, как только увидел.

Парень выглядел в точности как юная версия Ареса. Тёмные волосы. Тёмные глаза. Равнодушное лицо.

Дерьмо.

Проклятые Судьбы, это было делом их рук. Я знал это. Только они могли сделать так, что из всех полубогов выжил только сын Ареса.

Он, должно быть, прошёл вниз по аллее и ждал, и он всё ещё держал в руках кружку пива.

— Возможно, — сказал я, держа руки по сторонам.

Парень сделал глоток пива. — Кто ты?

Я ничего не ответил. Глядя на него и осознавая, кто, чёрт побери, был его отцом, горечь во мне смешивалась с яростью, но в тоже время, я чувствовал… ничего больше. Ничего, на хрен.

Он поставил пустую кружку на скамейку, но не отвёл от меня взгляда. — Или я должен спросить, что ты такое?

Интересно. — Это довольно странный вопрос.

— Разве? — парень обошёл скамейку, но дальше не двинулся. — Я так не думаю.

Итак, мы собирались играть в игру? — И почему ты так думаешь?

Парень вздёрнул подбородок. — Ну, где-то с марта, каждый раз, стоит мне оказаться в окружении людей, они прямо-таки пытаются убить друг друга, но не ты и та группа, что была с тобой? Кажется, на вас это не произвело никакого эффекта.