Пророчество (ЛП), стр. 2

Уголки губ Сета опустились.

— Затем меня схватил Гиперион, но ты нашёл меня, что, несомненно, было здорово и всё такое, — в спешке тараторила я, выдавая ему основные моменты последних нескольких месяцев. — Затем, мы обнаружили, что я беременна, и ты убил Гипериона, так что да, случилось много всего безумного, но я не забыла.

— Забыла что? — спросил он, эти янтарного цвета глаза светились в заходящем солнечном свете.

Разочарование укололо мою кожу, и я сделала шаг к нему. — Где же ты был?

— Я говорил тебе, куда собираюсь, — он наклонил голову. — Я возвращался на Андрос проверить…

— Бэзила, — перебила я. — Но это не единственное, что ты сделал, не так ли?

Сет открыл рот, но ничего не сказал. Его глаза распахнулись от понимания. На миг наступила пауза. — Джози?..

— Я не забыла, — напомнила я ему, опуская руки и делая короткий вдох. — И я знаю, что встреча с Бэзилом не единственная причина, почему ты возвращался на Андрос. Я не знаю, может ты и забыл, что я видела тебя с ней…

— Это не то, на что похоже, — Сет внезапно оказался прямо передо мной. Нас разделял едва ли дюйм: — Когда ты видела меня с Кариной, я был…

— Ты подзаряжался. Я знаю, — я вздёрнула подбородок, чтобы встретить его взгляд, ведь Сет был на целую голову выше меня. — Я знаю, что у вас нет ничего романтического или чего-то похоже на это. Это не то, о чём я говорю.

Его взглядом изучал меня. — Ты знаешь, что я должен делать это. Если бы не был вынужден, не делал бы. Я клянусь тебе в этом.

— Я знаю, — ответила я, и я действительно верила. Когда Сет стал Богом, он, наконец, понял, почему всегда боролся с очарование эфира. Эфир был подпиткой божественных способностей и делал их бессмертными. Вот почему жители Олимпа оставались на Олимпе. Это место окружено эфиром. Но Сет? Он существовал в мире смертных. Единственный способ достать эфир был… питаться так же, как это делали Титаны.

— И я не собирался делать это так скоро, но после сражения с Гиперионом и борьбы с проклятыми демонами, выползающими из-под земли, мне было необходимо.

Прошло всего два дня с тех пор, как Сет убил Гипериона, но в эти два дня он был занят. Смерть Гипериона не просто вызвала раскол земли в мире смертных, позволив демонам сбежать из Тартара. Только вчера в Оклахоме произошло землетрясение. Мир смертных понятия не имел, что это было необычное землетрясение. Мы понятия не имели, почему произошёл ещё один разрыв, но решили, что это связано с тем, насколько могущественным был Гиперион. Его смерть имела непрерывный волновой эффект.

Но дело было не в этом.

— Ты не рассказал мне правды, — сказала я. — Мог бы сказать настоящую причину, почему вернулся туда.

Сет ничего не сказал и отвернулся. Мышцы его челюсти напряглись.

— Я понимаю, что ты должен был это сделать, и если быть честной, мне не нравится, что это должна быть одна из жриц, но я понимаю, — я отступила, и Сет наклонил голову в мою сторону. — Но я не понимаю, почему ты лжёшь мне.

— Я… я не хотел тебе лгать.

Я вскинула брови.

— Ладно. Я просто надеялся, ты не станешь размышлять о том, чем я занимаюсь, — поправился он, и это было не лучше.

— Серьёзно?

— Да. Серьёзно, — он вздохнул, запустив руку в волосы. — Это не совсем то, чем я горжусь, Джози.

— Почему ты стыдишься? Ты вынужден это делать. Ты же Бог…

— Но я знаю, что тебе это не нравится. Я знаю, тебя это беспокоит, ведь как такое не может беспокоить? Тот ублюдок кормился тобой, пока это чуть не убило тебя — не убило нашего ребёнка. И ты серьёзно хочешь знать, в какой именно момент я делаю то же самое?

— Это не одно и то же, — я подошла к нему, обхватила руками его щёки и заставила посмотреть на меня. — То, что ты делаешь не то же самое, что делал Гиперион, по множеству причин. Как ты можешь считать, что это одно и то же?

Челюсть Сета затвердела. — Значит, ты на все сто процентов согласна с тем, что я делаю? Тебя это совсем не беспокоит?

— Честно? Я не хочу, чтобы это была Карина, которая до смерти великолепна, и с которой ты находишься в эти моменты слишком близко и интимно, но в остальном? Нет. Меня это не беспокоит, — я провела большим пальцем вдоль линии его челюсти, когда поднялся ветер, откинув прядь его волос со щеки. — Я хочу быть той, кто сможет дать тебе то, в чем ты нуждаешься.

— Нет, — он освободился, проложив пространство между нами. — Я никогда не использую тебя для этого. Я никогда не рискну тобой или нашим ребёнком, используя тебя.

— Я и не предлагаю, — сказала я, игнорируя его острый взгляд. — Но есть одна часть из этого, которая огорчает меня — это то, что ты пытаешься скрыть это от меня. Это вызывает чувство, будто ты делаешь что-то неправильное. И это вызывает чувство, что ты не полностью мне доверяешь.

— Доверяю тебе? Я доверяю тебе свою жизнь, Джози. Ты единственная, кому я доверяю.

— Но ты не доверяешь мне настолько, чтобы быть уверенным, что я не буду осуждать тебя? Что я не пойму, что ты вынужден делать? — рассуждала я. — Ты исключаешь меня из огромной части своей жизни, которая не собирается магическим образом исчезнуть в один прекрасный день. Я не хочу, чтобы это стало некой грязной тайной между нами, где мы оба притворяемся, что никто из нас не знает об этом.

Я сделала поверхностный вдох. — У нас будет ребёнок, Сет. Я не хочу, что бы между нами что-то стояло. Ни сейчас. Никогда. Я хочу, чтоб мы были на одной стороне. Всегда.

Сет опустил руки по бокам. Он долгое время молчал, так долго, что я понятия не имела, о чём он думал, но затем он переместился — так быстро, что я не заметила. В одно мгновение, он оказался рядом со мной, обнял меня за талию и положил руку на мою шею. Я резко втянула воздух, и Сет поймал мой вдох поцелуем.

Всё моё тело затрясло от удивления. Это был не медленный поцелуй. О нет, это было глубоко и жёстко, и это опалило меня до самого сердца, до глубины души. Я прижала руки к его плечам, но не оттолкнула его. Я скользнула руками по его шее, и рука на моей талии стянулась, привлекая меня к его телу. Поцелуй замкнул все до единого мои чувства к тому времени, как Сет оторвал свой рот от моего.

Сет прижался лбом к моему. — Ты права, — сказал он, шатко вздохнув. — Я должен был сказать тебе, что делаю.

— Должен, — согласилась я, запуская пальцы в мягкие волосы, связанные на его затылке.

Он пробежался большим пальцем вдоль моей щеки, и когда заговорил, его голос был чуть громче шепота. — Я не хочу, чтобы между нами что-то стояло. Начиная прямо сейчас.

Часть 2

Сет.

— А ты не шутил, когда казал, что не хочешь ничего между нами, начиная с этого момента, — сказала Джози. — Я не думала, что ты говоришь так буквально.

— Вовсе не шутил. Прядь волос, обвитая вокруг моей руки, была ни светлой, ни тёмной. Он отливала потрясающей гаммой оттенков, от светлого блонда до глубокого золотистого. Я понятия не имею, как волосы от природы могут иметь столько оттенков.

— Что ты делаешь?

Отведя взгляд от странных, но самых красивых волос, которые я когда-либо видел, я обнаружил, что смотрю в яркие, синие глаза.

Давление сжало грудь, пока я взглядом блуждал по лицу Джози. Её щёки были ярко-розовыми, что, вероятно было связано с тем, что я снял с неё всю одежду за несколько минут до этого. Видя этот красивый цвет её щёк, я почти забыл о том, как бледна она была в течение нескольких недель после заточения Титаном Гиперионом. Она прошла через ад, и я знал, что она скрывала от меня кое-что. Кое-чем она не поделилась, либо потому что ей было либо не комфортно, либо потому что боялась, что я в гневе подожгу половину Западного полушария.

А последнее было всегда возможно.

Я, как известно, сначала реагировал, а затем может быть, в зависимости от настроения, задавал вопросы.

— Ты всё ещё злишься на меня? — спросил я.

Её голова опустилась на подушку. — Если бы злилась, я бы здесь не лежала голой. Ты талантлив, но не настолько.