Пророчество (ЛП), стр. 1

Дженнифер Арментраут

ПРОРОЧЕСТВО

Часть 1

Джози.

Ветер кружил вокруг меня, раскидывая по щекам короткие, тонкие пряди светлых волос, которые выбились из пучка.

Поздний вечерний воздух был всё ещё прохладным для начала июня. По крайней мере, там, где я выросла — в Южном Миссури, в это время года я чувствовала себя как в адской бочке. Но у меня было чувство, что здесь в горах Южной Дакоты никогда не было так чертовски жарко.

Сделав глубокий вдох, я сосредоточилась на большом сером валуне. Вероятно, он лежал там с самого начала времён. Подняв руку, я использовала весь эфир, который теперь струился по моим венам, так как мои силы больше не были связаны парой не совсем обычных браслетов.

Было здорово ощущать вернувшиеся ко мне силы, особенно сейчас, когда я хотела взрывать всё подряд.

В данный момент, я была очень раздражена конкретным богом с золотистыми волосами.

Вместо того чтобы отбросить гнев, как я обычно делала, я подключилась к нему и использовала для подпитки акашу, самого смертоносного элемента, известного человеку и бессмертному. Вызывая элемент воздуха, с которым я всегда боролась в прошлом. Иногда, мне хотелось что-то сдвинуть, но вместо этого я поджигала.

Вот почему Люк обычно держался подальше от меня, когда я практиковалась с элементами.

Я представила, как валун поднимается в воздух, и ухватилась за эту картинку. Сила пронеслась через меня. Сначала, ничего не происходило, и затем валун начал дрожать, как если бы земля содрогнулась. Спустя удар сердца, огромный камень сдвинулся, и потом словно громадная рука протянулась и потянула его. Запах богатой почвы наполнил воздух, когда камень оторвался от земли и поднялся.

Я передвинула валун влево, а потом вправо. Массивный камень скользил назад и вперёд, как если бы весил не больше пёрышка.

У меня получилось, но не идеально. Мне необходимо было научиться использовать элементы незамедлительно, без колебаний. Я опустила валун, вздрогнув от сотрясшего удара, когда тот криво опустился в свою яму.

Обернувшись, я осмотрела древние статуи безымянных Богов, возвышавшиеся над высокими, тонкими сорняками, отчасти ожидая, что один из многих Охранников и Стражей прибегут на низкий холм, но поле, где я практиковалась, оставалось пустым.

Я вытерла пот, усеявший мой лоб, и повернулась обратно к валуну. Не обращая внимания на усталость, окутавшую тело, я встряхнула плечами и руками. Большая часть меня хотела вздремнуть.

В последнее время я много спала.

Вероятно, это было нормально, даже на ранних стадиях беременности. Я знала это, потому что кое-что погуглила. Ладно. Я много всего прочитала. Часть меня не хотела этого, потому что я узнала обо всех вещах, о которых было бы лучше не знать.

Я обнаружила, что стала немного мнительной.

Потому что, святое дерьмо, так много всего могло пойти не так как надо. Так много! И это не говоря уже о побуждающих ночные кошмары историях о рождении детей, на чтение которых я потратила половину дня.

Такое чтиво травмировало меня.

Но так много всего могло случиться. А если что-то случится с ребёнком? Не думаю, что это был безумный вопрос. Нормальные беременности постоянно заканчивались неудачей, по той или иной причине. Чёрт, некоторые женщины даже так и не смогли узнать, почему потеряли ребенка. Иногда, это просто случалось и без причины.

И, как я уже говорила Сету, нормальными мы не были.

Он Бог, а я полубог. Его жизнь безумно опасна, моя не лучше. На самом деле, моя жизнь была даже опаснее его. Он всесилен. Это значило, что только другое всесильное существо могло убить его. Это всё ещё пугало, но существовало всего два других создания, которые представляли реальную угрозу для Сета.

Крон.

И Зевс.

Но для меня?

Моё сердце подпрыгнуло в груди. Практически любое другое создание, которое было лучше подготовлено к физическим боям и было более опытным в управлении элементами, представляло риск для меня и моего ребёнка. Конечно, как полубога, меня было бы труднее убить.

Но меня всё ещё можно было убить.

И что если я серьёзно пострадаю в борьбе с Титанами? Что это будет означать для ребёнка? Тот факт, что ребёнок выжил во время плена у Гипериона, доказывал, что он был бойцом. Без сомнений, но всё же он был уязвим, ведь я… я была уязвима.

Но я не была слабачкой.

Именно поэтому, я была здесь, а не дрожала в кровати.

Я снова вызвала элемент воздуха, но на этот раз руку я не поднимала.

Прошло мгновение, и валун поднялся.

Хорошо. Очень хорошо.

Выдохнув через нос, я осторожно опустила валун и затем снова подняла его.

Я продолжала это делать, пока моя воля не стала мгновенным актом, пока не прекратилось дрожание перед тем, как валун поднимался.

Я не остановилась, пока не сделала всё правильно, и после порядка десяти раз, валун сделал то, что я хотела, поднявшись без колебаний в воздух.

Улыбка подёрнула мои губы, пока я пристально смотрела на валун, парящий в трёх футах от земли. Весил он должно быть тонну, но я подняла его над землей силой мысли.

Насколько круто это было?

Даже после всего, через что я прошла и что видела, всё ещё были моменты, когда я не верила, что всё это было по-настоящему.

Я была полубогом.

Я влюблена в Бога.

Я была берем…

Треснула ветка, испугав меня. Валун упал на землю, врезавшись в неё с такой силой, что мог бы разрушить железный забор, высотой по колено, опоясывавший заднюю часть поля.

— Ничего себе, — раздался глубокий, мелодичный голос. — Уронила ты его так, будто он был горячим.

Это был он.

Он вернулся.

Я обернулась, и как всегда моё дыхание остановилось. Неважно, насколько зла я была на Сета, от его вида у меня всегда начинало колотиться сердце. Он был… он был просто прекрасен, почти до боли.

У него было такое идеально сложенное лицо, что были дни, когда я сомневалась, что Сет был настоящий. Казалось, что эти широкие скулы и полные губы были отлиты из глины. А изогнутая челюсть была высечена до совершенства из тончайшего мрамора, как и каждый квадратный дюйм его тела.

И я знала это, так как с недавних пор хорошо разбиралась в каждом квадратном дюйме его тела.

В первый раз, когда я увидела Сета на лестнице Рэдфордского университета, моя жизнь была абсолютно нормальной и боги были просто древними греческими мифами, он напомнил мне падшего ангела. Падший ангел с проблемами личного пространства, но я никогда раньше не видела никого, кто был бы похож на него, но Сет не был ангелом, падшим или нет. Он был, буквально, Богом.

Наречённым.

Бог Смерти и Жизни.

Конечно, он выглядел как Бог.

И меня не волновало, насколько горяч он был в данный момент, я злилась на него.

Он, казалось, не обращал внимания на это, потому что он улыбался — такой улыбкой, от которой обычно у меня в груди порхали бабочки.

— Я говорил тебе, как сильно меня заводит, когда ты двигаешь вещи силой мысли? — он обошёл несколько небольших камней, сваленных друг на друга. — Поскольку если нет говорил, позволь мне сообщить тебе об этом. Это реально заводит меня…

— Не надо, — я скрестила руки на груди.

Его брови, немного темнее золотых волос, нахмурились. — Что не надо?

— Не приходи сюда и не пытайся льстить мне, — сказала я. — Я зла на тебя.

Сет остановился в футе от меня. Замешательство отразилось в его поразительных чертах лица. — Злишься на меня за что?

Я смотрела мгновение на него и затем поняла, что он действительно понятия не имеет, что я знаю о его поступке. — Мы кое о чём не поговорили, Сет.

Подняв руку, он заправил волосы за ухо. — Да, у меня тоже такое чувство.

— Я знаю, многое случилось за последние пару недель. Даже месяцев. Весь мой мир изменился. Как и твой! Мне стало известно, что мой отец оказывается чокнутый Аполлон, и я должна помочь заточить нескольких сумасшедших Титанов, о нахождении которых мы, кстати, до сих пор не знаем, Кроме того, всё случившееся с моими мамой, бабушкой и дедушкой, — мой голос надломился, и я проглотила внезапно образовавшийся в горле ком. — И затем всё это с Атласом и Солосом, после чего всё пошло ко дну, и ты стал взбесившимся Богом и стал дурковать.