Космоунивер. Узнать тебя из сотен, стр. 1

Наталья Мамлеева

Космоунивер. Узнать тебя из сотен

Пролог

– Он мертв, – выдохнув, сказала я. – Его жизнь забрала чудовищная случайность.

– Случайность? Любите вы, люди, говорить о том, о чем не ведаете, – недовольно ответила Смерть и мотнула головой, будто отгоняя непрошеные мысли. – Но в одном ты права. Он умер. Тело уже не оживить, но душа… Душа – бессмертна. Она живет в прошлом, настоящем и будущем, каждый раз выбирая носителем новые тела. В прошлом вы всегда были счастливы, я радовалась, наблюдая за вами, а вот в будущем… Боюсь, что там ты совершишь непоправимую ошибку.

– Какую? – полюбопытствовала я.

– Неважно. Однажды в следующей жизни я тебя спасла, но, увы, я не всесильна. Мне не дано управлять человеческими мыслями. В моих возможностях лишь отправить тебя туда. Нужно лишь согласие, пусть даже робкое.

– Отправить куда? – недоуменно переспросила я, всеми силами пытаясь осмыслить слова Смерти. В голове что-то щелкнуло, и я недоверчиво просипела: – Вы хотите сказать, что я смогу увидеть Стаса вновь?

– Увидеть – не совсем верный глагол, – покачав головой, задумчиво проговорила женщина. – Почувствовать, пережить. Много подходящих слов. Что такое внешность? Лишь мгновение в вечности – оглянуться не успеешь, как уже и нет ничего, а вот душа… душа бессмертна. Стоит лишь сберечь тепло сердца, и оно подскажет тебе верный путь, направит тебя к тому, кому навеки отдано. Ты сможешь ощутить, помыслить, испытать. Стас будет твоим, таким знакомым незнакомцем. Он будет в другом теле, но с той же душой. Ты должна узнать его среди сотен других, выделить из толпы, отдать своё сердце и получить взамен его.

О чем она? Стас жив в другом мире? В другом теле? Но разве это будет мой муж?

Ответ пришел от сердца: да, это будет он. Разве я не узнавала его, когда он шел в толпе, еще незаметный? Ощущала его рядом. Тогда что же мне мешает его узнать среди сотен других?

– Стас… я смогу сделать его счастливым?

Теперь его счастье для меня – самое важное.

– Да, – задумчиво ответила Смерть. – Ты переместишься в другое тело со своими воспоминаниями. В тело девушки с той же душой, но дурными помыслами. В том времени ты решишься покончить жизнь самоубийством. Второй раз. В тот момент я тебя и отправлю, пока не случилось непоправимое. В этом мире тебя больше ничего не держит, ведь так? Он умер. Баланс нарушен, соединенные самим космосом души разорвались. В моих силах отправить тебя в будущее. На шестьсот лет вперед. Но ты должна будешь найти в том времени Стаса и признаться ему в любви в течение года. Если признаешься другому или не успеешь, – здесь она сделала театральную паузу, – ты умрешь в обеих жизнях.

– Как русалочка, – прошептала я и посмотрела на свои ладони. – Растаю пеной на воде…

Отказаться от собственного тела, начать другую жизнь, но жизнь, где будет Стас? А как же родители? Тяжелее всего терять дочь в возрасте двадцати одного года, когда практически выпустил её во взрослую жизнь. Как бы мне ни было их жаль, я буду эгоисткой: без Стаса моя жизнь не будет прежней.

– Умереть здесь? Мне кажется, я и так уже не живая. Я согласна на всё, только бы еще раз увидеть его глаза, – твердо ответила я.

С улыбкой она протянула мне руку. Я хотела закрыться от исходящего сияния, но под воздействием неведомой силы вложила свою ладонь и шагнула вперед, в зеркало.

Свет стал нестерпимо ярким, я зажмурилась, и последнее, что помнила перед потерей сознания, это слепящий водоворот.

Я будто заснула и пробудилась… на шестьсот лет позже.

Глава 1

– Быстрее! Бежим! – закричала я и, схватив подружек за руки, бросилась наутек от разъяренных ребят-ровесников со двора.

Девчонки были старше меня на год – им было восемь, но, в общем, ума не больше, чем у меня.

– Вита-а-а! Говорили тебе, не нужно было в драку лезть! – хныкала Лизка, потирая расцарапанную коленку и постоянно замедляя бег.

– Как не лезть?! – ужаснулась я, недовольно оглядываясь назад. – Так они же обзывались!

– Ну они же мальчишки! Пообзывались бы и отстали! – подтвердила Светка, и я нахмурилась, но шаг не сбавила, еще и подружек подгоняла.

Нет, это совершенно не в моем характере! Я боевая! Чуть что – сразу в нос! Только вот нос этот порой находится высоко, я дотягиваюсь только в прыжке, а потом больно падаю на пятую точку, да еще и тумаков получаю, а потом бегу. Так что бегала я еще лучше, чем дралась.

Вдруг Лизка резко остановилась, улыбнулась и крикнула, указывая куда-то вперед:

– Там Стасик! Он нам поможет!

– Точно поможет! – поддержала её Светка, тоже остановившись и утерев слезы.

Я промолчала, хотя встала рядом с подружками. Перед Стасом мне было стыдно за свою очередную выходку. Он был намного старше нас, ему было десять или около того, он был рослый и дрался хорошо, потому что занимался какой-то там борьбой.

В общем, был защитой, хоть и весьма ехидной. Потом ведь не отстанет со своими нравоучениями и подколками!

Мальчишки, бежавшие за нами, остановились и недовольного зыркнули на Стаса, за спину которого мы успели спрятаться. Они уже сделали шаг вперед, как подтянулись друзья нашего взрослого знакомого. Я разве что не рассмеялась, когда враги сверкали пятками.

– У-у, ну мы их и поколотили! – восторженно сказала я, сжимая поднятые кулаки и довольно улыбаясь. – Мы их палками, палками!

Светка с Лизкой, предательницы, смотрели на меня недовольно. А я ведь за них заступилась! Вот и Стас хмурился, собирался отчитывать.

– Виталия, – строго начал друг, смотря на меня сверху вниз грозным взглядом, – сколько раз я тебе говорил, что девочке не подобает драться?

– И мы ей говорили! – поддакнули подруженьки.

Я бы возразила, но под их взглядами скисла и насупилась. Вот и помогай людям после этого!

Сейчас Стас всё маме расскажет, а от той я непременно получу нагоняй. Хотя нет, Стас не такой. Он никогда не рассказывает о моих проделках взрослым. Он добрый и понимающий. А еще краси-ивый.

Тут я улыбнулась своим мыслям, очертив носком туфли на земле полумесяц. Пришлось признать его правоту.

– Много раз говорил, – подтвердила я, опустив голову и сложив руки в замок за спиной. Моя привычка, переданная от папы. – Но они же сами…!

– Даже если так, ты должна быть умнее и изворотливее, а еще хитрее. Кто ж тебя с такими разбитыми коленками замуж возьмет? – усмехнулся Стас, вызвав у меня волну смущения, которая, впрочем, быстро отхлынула.

Его светлые волосы падали на лоб, лица практически не было видно, так как я смотрела против солнца, но при этом я знала, что он самый совершенный.

– Ты и возьмешь! – уверенно заявила я, подставляя своё хорошенькое личико для лучшего рассмотрения.

Друзья Стаса рассмеялись, а он отчего-то смутился, что-то пробормотал и ушел. Надо мной еще долго хихикали девочки, а я продолжала глядеть вслед уходящему мальчишке. И чего они смеются?! Я же красивая! Вон какая красивая! Белые кудри, голубые глаза – вся в маму! А мама у меня лучшая!

И не успела я зайти домой, как моя самая лучшая мама вышла в коридор и всплеснула руками:

– Опять подралась!

Она вздохнула, оглядывая своё грязное белокурое чадо, которое по привычке сцепило руки в замок за спиной. Вслед за ней из кухни выплыла её лучшая подруга, с умилением осмотрев меня и успокоив родительницу:

– Не переживай, Марин, это пройдет.

– Здравствуйте, тетя Света, – улыбнулась я, удостоившись поцелуя в щеку.

С будущими родственниками нужно быть очень вежливой!

– Привет, Виталька, – кивнула женщина и обогнула меня, чтобы надеть обувь.

Она уже собиралась уходить?

– Твой Стас – мальчишка, и то не дерется! – констатировала мама и повторила вопрос моего знакомого: – И кто её такую замуж возьмет?

Мне хотелось сказать, что кандидата я уже выбрала, но вовремя захлопнула рот и решила под шумок смыться в свою комнату, всё равно ничего нового не услышу.

×
×