Мой план (СИ), стр. 60

— Тогда я останусь с тобой.

— Не доверяешь мне? — хихикнула она.

— Доверяю, — засмеялся я.

— Хорошо, — прошептала Алекс, подняв уголки губ, а я погладил её по щеке.

Вздохнув, я перевёл взгляд на пухлые губы. Я не знаю, каких сил мне стоит держать себя в руках, но с каждым разом становится тяжелей. Я, как и любой парень, смотрю на неё совсем другим взглядом. Тем, что заставляет разум вращаться в сексуальном направлении. Да и её невозможно не желать. Алекс из того типа, что приковывает внимание к себе моментально. И чаще всего это внимание основано на сексе. Конечно, она намного богаче внутри, но в подростковый период не каждые мужские гормоны будут думать о её прекрасном внутреннем мире, скорей фантазии начнут крутиться вокруг того, что у неё под одеждой. К счастью, я вхожу в число тех, кто думает о ней не только как об очередной галочке. Хотя я и галочки не ставил.

Приблизившись к ней, я получил нежный поцелуй и тёплую ладонь на шею, пока мои пальцы запутались в её волосах на затылке. И в этот раз мозг отключился, потому что я не успел заметить, как поцелуй перетек в тот, что может усадить её на мои колени без одежды. Найдя последние капли самообладания, я разорвал поцелуй и прижался к её лбу, закрыв глаза и покачав головой. Кажется, грохот моего сердца мог услышать каждый в радиусе мили. Ещё полминуты, и может произойти её ошибка и моя ошибка.

— Увидимся завтра?

— Хочешь, чтобы я ушла? — нахмурилась Алекс.

— Нет, но так я могу сделать то, о чём буду жалеть.

— А если я не буду об этом жалеть?

— Алекс, — вздохнул я, смотря в её глаза, — поверь мне, будешь.

— Откуда тебе знать?

— Ни откуда, но я не могу вот так.

— Как вот так? Может, я и мечтала вот так.

— Не говори ерунды.

— Поверить не могу, — покрутила она головой, открывая дверь, желая сбежать, но я поймал её запястье.

— Алекс, не обижайся на меня.

— Я не обижаюсь, Том.

После своих слов, она вытянула руку и поспешила к дому, а я, ударив руль, прорычал:

— Чёрт!

Отлично, я только отказал девушке, которую желаю всеми фибрами души, и она обиделась на меня. Набрав её номер, я наткнулся на голосовую почту. Да, она точно обиделась, потому что перевела меня на автоответчик. Хрен с ним, сообщение так сообщение. Быстро написав послание с текстом: «Ты можешь обижаться на меня, но когда-нибудь ты скажешь мне спасибо, потому что никто не мечтает о первом разе в машине. Я всё равно люблю тебя. Всему своё время», я нажал на кнопку отправить и где тут же заполучил пару галочек, говорящих о прочтении. Карандаш в левом углу заторопился, и я уже ожидал ссоры, но удивился, получив: «Прости меня, и я тебя люблю». Улыбнувшись, я покачал головой и выехал на дорогу. Алекс — это моя игра сапёр, где один неверный шаг может подорвать подо мной землю.

Глава 21

Алекс

— Ты вообще знаешь, какой сегодня день? — улыбалась Лизи, смотря на меня.

— Судя по тому, что сегодня мы вдвоём едим на футбольном поле — очень странный.

— Ты права, — закивала она, — мозговому штурму необходима подача морозного воздуха.

— Какому ещё штурму?

— У меня контрольная по математике.

— Она же была на втором уроке.

— Значит, теперь мне нужно охладиться, — захихикала она.

Закатив глаза, я покачала головой и откусила сэндвич, продолжая двигаться под песню Дженифер Лопез, которую услышала с Томом на фестивале. Теперь она изо дня в день играет хотя бы раз, а я желаю встать и начать танцевать. Кроме того, Лизи тоже её полюбила, потому что в который раз пританцовывает и смешит меня.

— Лиз, что за бревно? — хмурюсь я.

— Что? — ахает она, направив взгляд карих глаз на меня. На какую-то секунду я бы с удовольствием притворилась мёртвой, но уже поздно, подруга заметила, что я жива, по этой причине, я решила умирать, так с песней и добавила ещё.

— У Пиноккио движения пластичней, чем у тебя.

— Я покажу тебе Пиноккио, — говорит она, вручает остаток еды в мои руки, ставит песню на повтор и начинает выплясывать.

Из-за стараний, которые подруга вкладывает в танцы, я начинаю задыхаться и закатываться слезами от смеха. На самом деле, Лизи ни капли не походит на деревяшку, её движения пластичны, энергичны и даже сексуальны, будь я парнем, то обязательно бы клюнула на такую рыбку.

— Лучше, Лизи, лучше, — подначиваю я, — больше грациозности, ты же хочешь стать женой испанца, а они горячие и любят себе подобных.

— Я покажу тебе хренов пожар, Алекс! — кричит она, кружа почти в середине пустого поля.

— Работай задницей, — продолжаю хихикать я, — больше страсти!

В итоге, с последним куплетом она отдаётся музыке полностью, выкрикивая слова и работая телом, а я заливаюсь смехом, смотря на этот концерт.

— Я должна завидовать твоему будущему мужу, Лиз, ты должна сделать меня лесбиянкой лишь одним танцем.

Тяжело дыша, она тыкает в меня пальцем и с широкой улыбкой на губах говорит:

— Он будет чертов счастливчик!

— Ну, не знаю, я танцевала лучше, — скучающе тяну я, дополняя слова зевотой.

— Что-то я не вижу на твоём пальце кольца от Тома.

— Он танцевал со мной, — хихикаю я, — думаю, этого достаточно.

— Черта с два, — улыбается Лизи, мотая головой в разные стороны, — кто это видел? Где доказательства? Держу пари, ты просто болтаешь.

— Сразимся в батле? — предлагаю я.

— Давай.

Песня вновь начинает играть заново, и на поле нас теперь уже двое. Две сумасшедшие, танцующие как в последний раз и смеющиеся так, словно их лёгкие готовы вывалиться изо рта, попутно награждая бессмертием, ведь смех продлевает жизнь. В итоге, танцы перерастают в то, что мы просто начинаем громко хохотать и дурачиться, в конце, Лизи прыгает мне на спину и мы, смеясь, идём к лавочкам. Точней, я иду, а она едет на мне. И когда мы обе вскидываем головы, замечаем наблюдателей: Том и Дилан стоят возле наших рюкзаков и смеются, смотря на нас.

— Привет, — хихикаю я, ставя на ноги Лизи, которая здоровается следом.

— Поздравляю, вы в танцах? — улыбается Том.

— Думаю, мы сразу в финале, — киваю я.

— Кубок ваш, — дополняет Дилан.

Притягивая меня к себе, Том тихо обращается ко мне:

— Мы можем поговорить?

— Конечно.

Краем глаза я замечаю, что Дилан начинает пританцовывать, пока Лизи смеётся над ним, это заставляет меня улыбнуться и даже хихикнуть, после чего я перевожу взгляд на Тома, который смотрит на меня.

— Что-то случилось?

— Нет. Хотя…

То, что Том тянет, мне перестаёт нравиться сразу. В голове тут же проносится вихрь со всевозможными разговорами. Мало того, что фраза «нам нужно поговорить» и так имеет свойство запугивать, а когда после неё начинают тянуть, кажется, что тебя ожидает не самое радужное. В горле моментально пересыхает, потому что я первым делом виню себя во всём и ищу то, что сделала не так. А я сделала. В последний раз я познакомилась с его мамой, которая пригласила меня на ужин, на следующий день, но его пришлось отменить из-за того, что на неё навалилось много работы. Как сказал Том, второй шеф взял больничный, и его маме пришлось брать сверхурочные часы, в итоге она пропадает на работе сутками. Я поверила, но сейчас, когда он тянет, мне уже кажется, что это была простая отговорка. И я перекладываю всё на то, что чуть ли не произошло в машине. Я не знаю, что тогда на меня нашло, но если бы не Том, то моя голова так бы и продолжала кружить в небесах. Но я и правда не понимаю, что в этом такого, разве это не естественно? Разве не этим занимаются подростки или влюблённые? Мы ведь влюблённые?

Приложив ладонь ко лбу, я смотрю на Тома, пока сердце сжимается в груди от страха. Я до ужаса боюсь, что он попросит взять паузу или разойтись. Слишком сильна моя привязанность, перетекшая из влюблённости в любовь.

— Том… — почти шепчу я, — ты пугаешь меня…

— Чем?

— Если сейчас ты предложишь остаться друзьями или взять паузу, то я…

×
×