Мой план (СИ), стр. 57

Спустя несколько часов, сон обходил меня стороной, я лишь ворочалась с боку на бок, открывая переписку с Томом и вспоминая его слова. Не выдержав, я поднялась и вылезла из окна, где спустилась по лестнице и поднялась по новой: в комнату Лизи.

— Это я, — прошептала я, залезая под одеяло подруги, которая сразу обняла меня.

— Всё хорошо?

— Ты даже не представляешь насколько, — заулыбалась я, показывая ей сообщение.

— Ты сказала ему? — удивлённо зашептала Лизи, переглядываясь между мной и экраном.

— Да.

— А…

— Он тоже, — хихикнула я, тут же ответив на будущий вопрос подруги, — он получил место в команде.

— Круто, — заулыбалась Лизи, — Боже, Алекс!

— Да, знаю, я совсем не думала, когда писала, но я люблю его.

Вздохнув, Лизи захихикала, крепко сжав меня в объятиях.

— Я так счастлива за тебя.

— Я тоже, — улыбнулась я.

Рассказав о проведённом вечере, я взахлёб упивалась воспоминаниями, в ответ Лизи улыбалась и внимательно слушала меня. Вскоре, мне удалось погрузиться в сон рядом с человеком, который разделяет первое место с Томом.

Глава 20

Том

Изо дня в день мама то и дело наседала мне на ухо или смотрела тем подозрительным взглядом, словно я маленький дьявол, нашкодил и теперь пытаюсь отмазаться. Грехов за моей спиной особе нет. Но матери чутко чувствуют своих детей, разве нет? Если не все, то моя определённо входит в число тех, кто знает всё наверняка, да я и сам даю не беспочвенный повод. На ужине я часто заседаю за телефоном, где могу общаться с Алекс, после тренировки задерживаюсь, потому что опять же заезжаю к Алекс, и в день, когда нет тренировки, я провожу всё с той же Алекс. Конечно, я не забываю про парней, но Дастин с Эллиотом любят трепаться о девочках, а Дилан закатывать глаза на откровенные рассказы. Уверен, будь у него предлог, он бы свалил от них при первой удобной возможности. Хотя, он порой это и делает без всяких причин.

Получив очередное сообщение от Алекс, а точней фото, где она, надув щёки и подперев одну рукой, держала яблоко, я улыбнулся, прочитав к нему подпись: «У нас снова война за телевизор, папа старается держать оборону, но уговоры Лизи в сочетании красивыми глазами — берут своё». Написав следом то, что ужины у них никогда не бывают скучными, я окунулся в несколько воспоминаний, когда мне удавалось присутствовать на них лично. Их смешные семейные перепалки лишь поднимают настроение, из-за чего не удаётся скрыть улыбку. Поверить не могу, что состою в отношениях с Алекс несколько недель, а уже успел познакомиться с её семьей, и в частности братом, готовым надрать мне задницу при первой удобной возможности. Если бы мне сказали, что всё будет именно вот так, то я бы скорей рассмеялся и ни за что не поверил, но не сейчас, когда рад подобному стечению обстоятельств. Да и вышло всё случайно, я видел ошарашенное лицо Алекс, она явно ожидала увидеть любого человека, но не папу и маму. Возможно, для знакомства с родителями рановато, но я всегда придерживаюсь своей позиции и это уже случилось. Кроме того, семья Алекс приняла меня буквально с распростертыми объятиями.

— Том, ты меня слышишь? — размахивающие руки перед моим лицом заставили вырваться из мыслей и поднять глаза, ибо я пялился в чёрный экран продолжительное время.

— Да?

Хмурясь, мама в смятении медленно опустилась на стул, не переставая смотреть на меня. Сделав короткий глоток воды, скорей для того, чтобы прочистить горло, она осевшим голосом обратилась ко мне.

— Ты что-то принимаешь?

— Что?

Не совсем доверяя услышанному, я вскинул брови, смотря на маму как на инопланетное существо.

— Мам, ты в своём уме?

— Я — да, что с тобой происходит?

— Ты о чём вообще?

— Ты сидишь в телефоне, а сейчас вовсе завис над пустым экраном, тебя постоянно нет дома, ты где-то до ночи пропадаешь…

— Мама, я пропадаю на тренировках, — перебил я.

— Каждый день? Я не верю в это, у тебя тренировки три раза в неделю, а по нечётным неделям — четыре.

— И что?

— Я… я беспокоюсь, ты ведёшь себя странно…

— Как странно?

— Я уже сказала как.

— Я и раньше был с парнями.

— Не ври мне, Том, — резко отрезала она, выбив меня из колеи, удивив беспрекословным тоном, — я звонила Дилану вчера, вы не были вместе.

— Не были.

— Тогда что происходит? Ты связался не с той компанией? Пожалуйста, скажи мне, что ты не продаёшь наркотики и не принимаешь их, потому что я…

— Господи, мам, у меня просто есть девушка, — очередной раз, перебил я, потому что это становится каким-то сумасбродом.

Распахнув глаза, мама захлопала длинными ресницами, которым даже не нужна тушь, они и без неё те, что с картинки женских каталогов. Открыв рот, она, вероятно, хотела что-то сказать, но из-за того, что нужных слов не находилось — вновь закрыла его, в эту секунду на порог вошёл отец с улыбкой, которая сошла на нет, когда он увидел помрачневшее лицо мамы и моё, вытянутое от удивления. Поверить не могу, что собственная мать начала относить меня к шайке наркоманов или наркодилеров. Цирк, не более.

— Что происходит? — начал папа.

Словно не слыша вопрос отца, мама продолжала смотреть на меня, и через минуту молчания, она зашептала:

— Прости меня, сынок.

— Бывает, — пожал плечами я, опуская это недоразумение.

— Я просто беспокоилась…

— Я не в обиде, мам.

— Да что тут происходит? — снова вступил отец, переглядываясь между мной и мамой.

— Я только что приписала нашего сына к наркоманам, а у него всего лишь появилась девушка.

Скрыв лицо в ладонях, она начала трястись, и сердце было готово перекатиться в пятки, пока до ушей не донёсся тихий смех, плавно перетекающий в более открытый.

— Это какое-то безумие, — всхлипывала она, — Боже мой.

— Такое чувство, что мне за сорок, и на мне уже поставлен жирный крест.

— Я, кажется, сошла с ума, — продолжала всхлипывать мама.

— Да, действительно, тебе стоит сходить в отпуск, — вздохнул папа, — иначе ещё немного, и ты будешь ползать по стенам с прической безумного учёного.

— Когда ты нас познакомишь? — воодушевилась мама, утирая влагу под глазами.

— А не рановато?

— В самый раз, — улыбнулась она, — я очень хочу с ней познакомиться, Том.

— Ладно, — кивнув, я поднялся из-за стола и зашагал на выход, иначе от меня начнут требовать немедленного появления Алекс в этом доме. Я не знаю, хотела бы она познакомиться с моими родителями, но теперь мама не слезет с меня. Подхватив сумку и сунув ноги в кроссовки, я закинул на голову бейсболку и поплёлся на тренировку.

С одной стороны я понимаю маму, когда я последний раз приводил домой девушку? Никогда. Думаю, с такими темпами родители могли легко отнести меня к разноцветному берегу, но в таком случае это можно сделать и с Джаредом. Хотя, о похождениях брата скорей известно всему Бостону, а это даёт ему хорошее алиби, у меня же его нет, потому что я не хвастаюсь подобными забегами. Теперь я встрял на разговор с Алекс, которая неизвестно как отреагирует на моё предложение.

Что полностью помогло выбить все мысли, так это то, что я носился как угорелый по стадиону. Конечно, не только я один, но и вся остальная команда без исключений. Тут не было разделения на новеньких и стареньких, все выполняют одну и ту же работу. Как сказал тренер Дрибли: «Все в одной команде, а команда всегда держится вместе». Вот мы и держимся, умирая от жажды, потому что, несмотря на прохладные последние дня октября, жар в теле такой, будто сейчас самая середина июля. Я всегда любил тянущую боль в мышцах, она сулит лишь лучшую версию меня, а я живу принципом: «Единственный человек, с которым вы должны сравнивать себя — это вы в прошлом. И единственный человек, лучше которого вы должны быть — это вы сейчас».

— Так и? — подтолкнув меня локтем, Эван сделал большой глоток воды, опустошив половину бутылочки.

— Что?

×
×