Мой план (СИ), стр. 54

— Знаю, — кивнул Том.

— Папа просто слишком вежлив, чтобы позволить себе так говорить, поэтому, ответственность на мне, — улыбнулся Адам.

— Засранец, — рассмеялся папа, пока мама улыбнулась, обведя нас взглядом.

— Я сделаю ответную проверку, Адам, только она будет хуже, гораздо хуже, — довольно улыбнулась я, положив голову на плечо Тома.

— Дерзай, — усмехнулся он.

— Знай, что моя фантазия намного извращённей твоей.

— Я и так знаю. И я не думал, что в пятнадцать лет у тебя будет парень, где твои куклы, Алекс? Что за херня?

— Адам! — воскликнула мама, пока папа и Том смеялись.

— А что? — улыбался Адам, — у моей младшей сестры парень, а я в другом штате. Мне вообще это не нравится.

— А мне нравится, — кивнул папа, послав мне улыбку, — у Алекс хороший вкус. Ну, кроме тряпок.

— Папа, — недовольно пробубнила я, пока Том посмеивался рядом, получая вспышку моего недовольства и в свою сторону.

— Шучу, котёнок, мне нравится твоя стряпня в виде одежды.

— Очень смешно, — закатив глаза, я вздохнула и посмотрела на маму, — если бы у вас было два сына, папа был бы в экстазе.

— Да, я придумал это имя. Ты должна была быть моим Алексом. Что-то пошло не так, не понимаю, где я ошибся. Один играет в футбол, другой в бейсбол. Красота.

Получая уничтожающий взгляд от меня и от мамы, папа, рассмеялся ещё больше, получая поддержку в виде смеха от Тома и Адама.

— Ха-ха-ха, я переезжаю к Лизи.

— Шучу, я рад, что у меня есть котёнок, — тепло улыбнулся папа.

— Адам теперь твой котёнок. И Том тоже. Два котёнка, как ты и мечтал. Один футболист, другой бейсболист. Мечты сбываются. Я и мама с этой самой минуты отдельная семья.

— Полностью согласна, — улыбаясь, кивнула мама.

Передразнивая слова мамы, папа продолжал смеяться, но смотреть на нас с любовью. Знаю, он шутит, папа сам говорил, что хотел дочь, потому что сын у него уже есть. Но это не меняет того факта, что мой брат и мой папа решили разукрасить вечер своими шутками и подставами в перемешку с проверками. Не скрываю, Адам изначально расстроил меня своей жестокостью, но сейчас я понимаю, для чего он это делал: мы оба хотим, чтобы рядом были те, кто искренне ценит нас и сможет укрыть от бед как минимум два отпор словами. Когда-нибудь я тоже буду на этом месте, принимая его девушку. И мне бы не хотелось видеть рядом с братом стерву, я лично помогу ей взять ноги в руки и укатить подальше.

Глава 19

— Эван, ты не можешь мне ни помочь, — хмыкнула я, следуя за другом по школьным коридорам.

— В плане чего?

— Я должна быть там и Том не должен знать, что я там.

— Типо сюрприз?

— Да, — закивала я.

— Ладно, — засмеялся друг, — мы должны быть на поле в пять часов, успеешь?

— Конечно, — вновь закивала я, словно игрушечная собачка, которая плавно водит головой при движении машины, — там можно присутствовать?

— Можно, но при полной тишине.

— Он не должен меня видеть, Эван.

— Значит, спрячешься, в чём проблема?

— Ни в чём, — заулыбалась я.

— Тогда забились, — подставил кулак Эван, по которому я легонько ударила своим, — я отправлю тебе адрес. Не опаздывай, иначе тебя либо не пустят, либо заметят. Второе больше вероятно, и тогда твой сюрприз с треском канет в пропасть. И вообще, что за конспирация?

— Я сказала, что у меня курсы, но какие могут быть курсы? Я должна быть рядом с ним.

— Ты точно по самые помидорки, — усмехнулся он, — ладно, не опаздывай.

Я снова энергично закивала, провожая друга глазами и подпрыгивая на месте. Какие могут быть курсы, когда у моего парня такой важный момент в жизни? Я не знаю, какая девушка может сделать другой выбор: разве только та, что совершенно не заинтересована в любимом человеке. Я точно уверена, что ради него смогу бросить любое дело, лишь бы быть рядом. Том говорил, что они просто поиграют, но это не просто игра, это то, что может перевернуть собственную жизнь и направить её в новое русло. Он не показывал волнение или огорчение, когда я говорила про курсы, но поставлю себя на его место. Будь я начинающим дизайнером одежды, хотелось бы мне получить поддержку любимого человека в такой важный день? Однозначно да. Поэтому мой выбор яснее некуда. Я буду там любой ценой, даже если земля сойдёт с орбиты.

Лизи и Райн подхватили меня под руки, вырывая из круговорота мыслей, но слушала я их не долго, потому что вновь вернулась к самобичеванию. Кажется, между этими двумя вновь случилось потепление, судя по оживлённому лепетанию под каждым ухом.

Дома я меняла одежду за одеждой, чтобы выбрать то, в чём буду на игре Тома. Это отбор, но игра, и надеюсь, что вскоре буду смотреть на него с трибун уже под раскаты голосов оживлённой толпы. Я даже не думаю о том, что он не пройдёт, он не может. Я верю в него больше кого-либо, в прочем, как и всегда.

Перебрав всё, я сузила глаза и обвела взглядом несколько образов на вечер, остановив на самом простом. Укорочённые брюки коричневого цвета раскрывали щиколотки, а молочный топ с открытыми руками и закруглённым вырезом плотно огибал талию, к счастью, я могу себе это позволить благодаря пробежкам, иначе Лизи могла закормить меня до фигуры шар. На губы лёг прозрачный блеск, на ресницы — тушь, а волосы получили лёгкие волны. Туфли на плоской подошве, цветом топленого молока тоже ожидали своего выхода, но пока оставались нетронутыми, потому что в моём запасе час.

Эван оставил сообщение с адресом, который я тут же узнала, потому что бывала там, на игре с Томом. Теперь мне ещё проще, потому что я знаю другой угол обзора — лучший угол обзора, но оттуда я не смогу появиться быстро, да и что скрывать, одной туда проникать страшней, быть пойманной на первой игре и получить административное наказание не входит в мои планы. Остается только прятаться за спинами других перешедших, и я питаю надежды на их большинство.

Возле пяти часов, ноги уже перебирались в направлении стадиона, где вдали я видела Эвана, ожидающего меня. И я не забыла про полную конспирацию в виде соломенной шляпы на голове, увидев которую, друг засмеялся.

— А очки не прихватила?

— Надеюсь, этого будет достаточно.

— Ладно, — хохотал друг, — но мы можем нарисовать тебе пару полосок под глазами как в спецназе, чтобы наверняка.

— Думаю, что с ними, меня как раз-таки увидят даже из космоса и ткнут пальцем.

— Уговорила, — кивнул Эван, — пошли, найдём тебе укромное место.

— Где Том?

— Уже переодевается.

— Надеюсь, он ничего не знает, — хмыкнула я.

— Ты бы ещё хлопушку принесла, чтобы по окончанию игры запустить конфетти в воздух.

— С удовольствием возьму на заметку.

Между скопившейся кучкой наблюдателей, занимающих трибуны, Эван нашёл место в самом центре, где я смешалась с толпой и сейчас вряд ли могла найти себя сама. Это то, что нужно. Для меня очень важно оставаться невидимкой до конца игры, поэтому, поблагодарив друга, я пожелала ему удачи и подхватила телефон, где написала сообщение Тому: «Знаю, удача тебе не нужна, потому что на поле не найдётся никого лучше тебя, но я всё равно её пожелаю. Удачи!». При всём желании написать в конце «Я люблю тебя», я оставила подобную затею, потому что непонятно каким образом на неё отреагирует Том, а волнение ему сейчас абсолютно не к надобности.

Люблю ли я его? Да. Я не сомневаюсь, я знаю, что хотела, хочу и буду хотеть только его. Но для подобных слов слишком рано, хотя, что значит рано? Нужно ценить каждое мгновение, и открыто говорить о чувствах, у нас может не быть другой возможности. Посмотрев на экран, где поступил ответ в виде благодарности, я решила отложить данные слова хотя бы на время после игры. Он не должен переживать или думать о чём-то другом, сейчас на первом месте игра.

Когда парочка команд появилась на поле, я нашла глазами Тома и Эвана. Белые брюки с чёрным лампасами по бокам, шли в сочетание с футболкой оттенком красного вина, в дополнение ко всему добавлялась такого же цвета бейсболка и чёрные кроссовки. Губы растянулись в улыбке, и я уже абсолютно не думая, набрала следующее сообщение, которое он прочитает только после игры: «Я люблю тебя, ты уже в команде».

×
×