Мой план (СИ), стр. 5

Взгляд автоматом упёрся в человека, который тыкал в экран телефона с лёгкой улыбкой на губах, пока парни рядом с ним препирались и смеялись. Как я могу составить какой-то список, если в голове пустыня, по которой катаются клубки высохшей травы!?

После уроков, Лизи оживлённо болтала с Райном, шедшим рядом с ней и смотря на мою лучшую подругу преданными щенячьими глазами. Он точно в неё влюбился, у меня нет других объяснений, лишь один вопрос: как давно? Что произошло летом, чтобы перевернуть сознание Райна!? Возможно, что из-за собственной пелены влюблённости в Тома, я могла заметить это раньше.

— Что я должна придумать для Эвана? — хмыкнула я, пока Райн хихикал с Лизи.

— Ты о чём? — перевёл на меня взгляд карих глаз друг.

— Алекс заключила сделку, — сообщила подруга раньше меня, — они придумывают друг другу пять пунктов, которые нужно успеть сделать за неделю.

— И на что спор?

— Догадайся, — захихикала предательница.

— Да, я влюблена в Тома, и что с этого? Я же не виновата, что это произошло.

— Но ты же его даже не знаешь, Алекс! Это лишь твои мечтательные представления.

— Прекрати, Лиз, Алекс права, — оборвал её Райн, из-за чего мы обе вылупили глаза.

Он точно в неё влюблён.

— Это бред, — покрутила наконец головой Лизи, всматриваясь в лицо Райна, который редко с ней не соглашался.

— Не бред, — грустно улыбнулся друг, — сердцу не прикажешь. Оно само выбирает. И мы уже пришли, пока!

Со своими словами, Райн оставил нас напротив его дома, и пока Лизи растерянно глядела ему вслед, я выдернула телефон из кармана и написала ему сообщение: «Признайся ей, или это сделаю я». У меня больше нет и капли сомнения в своих догадках. Даже если у них ничего не получится, и я в принципе не уверена в том, что он нужный для подруги человек — они должны попробовать. В этот раз я хочу быть неправой, потому что Райн идеальная партия для Лизи: он уважает её, заботится, ценит и, чёрт возьми, влюблён в неё. Он сейчас в этом признался, хоть и столь завуалированно.

— И что это было? — заговорила Лизи, повернув ко мне распахнутые карие глаза, в которых читалось смятение.

— То и значит.

— Не понимаю.

— Да брось, Лиз, всё ты понимаешь.

Проморгавшись, она ещё раз посмотрела на дом Райна, за дверью которого не так давно скрылся парень, отчаянно влюблённый в неё.

— Я должна приготовить обед, — оповестила меня Лизи, со всех ног помчавшись к собственному дому, который соседствовал с моим.

— Как же, — тихо захихикала я сама с собой, — именно приготовить обед.

Когда спина лучшей подруги исчезла, я, наконец, поспешила к собственному дому, где желала упасть в кровать и попросить какого-нибудь шутника написать за меня список.

К вечеру мои мысли и идеи не сдвинулись с мертвой точки кукареканья под столом, хотя один пункт всё же был:

1. Переночевать в торговом центре.

Не знаю, как Эван это сделает, но мне плевать, он сам предложил, а я следую предложению и заключённому пакту. У нас есть семь дней, как в чёртовом звонке перед смертью, но в нашем случае — перед позором. Если этот позор поможет мне в знакомстве с Томом, то я выполню любое задание. Я никогда не была запуганной и трусихой: нужно долететь до Луны? Дайте мне ракету, и я это сделаю.

Новый пункт тут же созрел в голове, которая вышла из транса:

2. Прийти в школу в шотландке.

Тут же перечеркнув данный пункт, я написала заново:

2. Провести школьный день в национальном шотландском костюме.

Эван упоминал точность швейцара, а что он скажет на счёт чего-то поэкзотичней? Я лично возьму в аренду данный костюм с юбкой покороче, дабы он показал всю свою сексуальную необузданную натуру.

Три остальных пункта заставляли меня попотеть и растопить мозг, который и без того кипел. Время близится к ночи, а я смотрю на пару цифр впереди и не знаю, где достать ещё три.

Плюхнувшись на кровать от бессилия, я провыла в подушку и ещё раз напрягла мозги, когда в дверь постучали, а тёмная голова папы проскользнула в проём:

— Тебя же не укусил оборотень?

— Хуже, — вздохнула я, грызя колпачок ручки.

— И что случилось? — улыбнулся он, заняв место на краю кровати.

— Я поспорила с другом, и теперь мы должны составить по пять пунктов друг для друга, которые нужно выполнить за неделю.

— Что написала?

— Какую-то фигню, потому что мой радиус воображения на стадии погребения.

— Добавь сюда: сходить в один и тот же вечер на свидание с тремя девушками в одном и том же месте, за одним и тем же столиком и выбирая одни и те же блюда.

— Па, ты шутишь?

— Нет, но хочу быть официантом в этот вечер, — тихо засмеялся он, — и пусть он не уходит, а прощается с ними прямо там.

— Как он это сделает? — засмеялась я.

— Это уже его проблемы, — пожал плечами папа, зашагав к двери, но когда хотел покинуть комнату, резко обернулся, — а какой приз?

— Эм, — поджала я губы, не зная как объяснить то, что на кону парень моей мечты.

— Кажется, я догадываюсь, — засмеялся папа и закрыл за собой дверь.

Я слишком предсказуема для близких.

Коснувшись листочка шариковой ручкой, я записала следующий пункт:

3. Сходить на свидание в один вечер с тремя девушками, не выходя из кафе, сидя за одним и тем же столиком, заказывая одно и то же блюдо

Мне представилась прекрасная возможность поиздеваться над кем-то и не чувствовать вины, ведь Эван может приготовить для меня чего похуже. И лучше я помру от смеха над ним, чем из-за позора, который он приготовил для меня. Моментально в голове появился ещё один пункт:

4. Быть моим рабом сутки

Этот пункт мне определённо по душе, ведь я могу делать с ним что захочу и когда захочу. Остался один — пятый и на него у меня абсолютно нет фантазии, придётся действовать на ходу. Хочется верить, что утром меня осенит самая гениальная идея, которая либо припишет ещё один пункт, либо вовсе изменит все пять.

Глава 2

Волнение подступало всё утро, для него была парочка поводов: каждый раз, когда я шагала в новый кабинет — боялась встретить там Тома, к этому ещё и подкатывала нервозность из-за Эвана, с которым у меня тоже было разное расписание сегодняшним днём. Его список может стать надгробной плитой позора для меня. А это означает только одно: Том даже скорбеть надо мной не будет, потому что мы так и не познакомимся. Моё имя для него станет известно посмертно. Я не наложила на себя крест, но кто знает тараканов Эвана!?

— Выйди из транса, — тормошила меня Лизи, и в это мгновение я ощутила влагу и холодок на носу, к которому тут же прикоснулась.

Мороженое.

— Чёрт, Лиз, какого фига? — поморщилась я, вытирая сладкое с лица.

— Тебе даже это не помогло, а я ведь тебе целую историю поведала, — обиженно пробубнила подруга.

— Какую?

— А вот теперь уже никакую, надо было слушать, — показала она язык и отвернулась.

— Где вообще Райн?

— Пошёл за соком. Ты даже не заметила его.

— Господи, прости, — вздохнула я, — просто волнуюсь из-за…

— Уже описалась в штаны? — весело затараторил мой повод для волнения, на который мы обратили взор.

— Всю ночь не спала, — закатила я глаза, пока Эван скинул рюкзак с плеча и упал рядом, — готова веселиться?

— Будто у меня есть выбор.

— Доставай свой список, Алекс, — встряхнул головой Эван, начав копаться в рюкзаке.

Вздохнув, я потратила полминуты на мольбу, после чего откапала листочек на дне сумки и ещё раз пробежалась по нему взглядом. Пятого пункта так и не появилось, а вот Райн и Алиша появились одновременно, приземлившись по разные стороны от Лизи и Эвана.

— Привет, — улыбнулась Алиша, — не против?

— Чем больше народу, тем веселей, — улыбнулась я, пока Лизи бегала глазами с улыбкой, которая то и дело подрагивала. Если остальные этого не видят, то для меня всё ясно как Божий день — она смущается. До моей лучшей подруги всё же дошло, что наш общий друг влюблён в неё. Думаю, что это было неизбежно: мы живем по соседству, тут лишь один вариант из двух — я или Лизи. Это какая-то банальная жизненная ситуация, либо вы — враги, либо однажды понимаете, что жить друг без друга не можете. В нашем случае второй вариант.

×
×