Мой план (СИ), стр. 35

— Обучишь их английскому.

— Специально не буду этого делать.

Улыбаясь, я повисла на руке подруги и сладким голосом, перед которым сложно устоять протянула:

— Сделаешь, потому что любишь меня.

— Не люблю.

— Любишь.

— Нет, я — ромашка, и сегодня тебя не люблю.

— Ты не можешь меня не любить, это невозможно. Ты больше всех на свете любишь меня.

— Сомневаюсь, — состроив смешную гримасу, Лизи показала мне язык и, отобрав свою руку, которую я обвила своими, направилась в сторону дома.

Смотря вслед подруге, я довольно улыбалась.

— Всё равно любишь!

— Не-а, — хихикнула Лизи, и скрылась за дверью.

Упав на кровать, я посмотрела на пустой экран телефона, где так и не было ни одного нового сообщения, которого я так ждала. Том точно играет со мной в игры. Вновь прочитав пустой диалог из одного сообщения, я хмыкнула от бессилия и слабости. Глупо писать ему самой, да и что: «Привет, как дела? Что делаешь?», самый бессмысленный диалог с парнем, перед которым ты чувствуешь себя виноватой. Надеюсь, это ощущение взаимно, и сейчас он тоже читает нашу несуществующую переписку, гадая, что написать мне. Откинув телефон в сторону, я выглянула на улицу, посмотрев в окно Лизи, за которым было пусто.

Отвлеклась от мыслей от Томе я только тогда, когда перед глазами пестрил цвет фуксии, на который Лизи смотрела с непритворным отвращением, каждый раз морщя носик, когда я подносила ткань к ней. Я хорошо знаю, что любит подруга, и именно такое платье сделаю, она просто не сможет устоять, потому что любит минимализм и свободный фасон. Будь оно ярко салатовым цветом или же розовым, Лизи в любом случае не сможет устоять.

Периодически поднимая её с диванчика, я делала мерки и чертила выкройки будущего платья. Мне даже не нужно рисовать эскиз, я заочно знала, как оно будет выглядеть до самых мельчайших деталей. Через тройку часов единственное, что осталось сделать — подшить подол.

И через полчаса платье уже висело на примерку, а я довольно улыбалась, пока Лизи переодевалась.

— Ну? — начала я, — он всё ещё тебе не нравится?

— Алекс, так не честно, — захныкала Лизи за закрытыми дверями.

— Я же говорила, что ты не сможешь устоять, — захихикала я, — выходи уже.

Открыв дверцу, я наткнулась на лучезарную улыбку подруги, которая явно была довольна проделанной работой. Сделав пару кругов, она посмотрела в зеркало: тонкие бретельки на плечах плавно уходили в V-образный вырез на груди, аналогичный открывал и спину; мешковатость и свободность скрывали талию подруги, но по открытым плечам и ногам всё было вполне понятно, что с ней у Лизи всё в порядке.

— Ты права, ужасный цвет, — захихикала я, — пойдёшь домой в нём?

— Нет.

— Я тоже так думаю, потому что мне не нравятся стяжки по бокам, дома исправлю.

— Я передумала, иду в нём.

— Ты же в кедах, — поморщилась я.

— Всё равно смотрится круто.

— Ладно, — протянула я, — но ты должна сказать, что это красивый цвет.

— Что за условия? — фыркнула Лизи.

— Хочу это услышать.

— Господи, да, красивый цвет, — протараторила Лизи и скрылась за дверцей, где забрала свою одежду, сунув её в пакет.

Неторопливо бредя до дома, я подглядывала в сторону Лизи, котора периодически крутилась вокруг своей оси. Она от него точно в восторге, я же вижу, что сделала несколько ошибок, которые необходимо исправить. И как можно скорей, потому что в одежде не я люблю оплошностей. Тут всё должно быть идеально: каждая выточка и строчка. Возможно, я отношусь к этому слишком предвзято, но такова я.

— Принеси его мне, — вздохнула я, — я не могу смотреть на эти пробелы.

— Но Алекс, оно идеально!

— Нет, потому что там есть просветы.

— Ты слишком строга.

— Знаю, но оно ещё не идеально.

— Ладно, принесу, — нехотя выдохнула Лизи, в ту же секунду я наткнулась глазами на уже знакомую машину.

Взглянув в сторону Лизи, которая ничего не подозревала, я прикусила нижнюю губу. Лучше бы я ничего не скрывала. Благо, что она оставила быстрый поцелуй на моей щеке и поскакала к дому.

— Я дошью его завтра, — прикрикнула я, чтобы подруга услышала меня.

— Ура! — не поворачиваясь, визгнула Лизи, подняв руки к потемневшему небу и подпрыгнув от радости.

На трясущихся коленях, я поплелась к машине, из салона которой как раз выпрыгнул Том, окинув меня взглядом с головы до ног. Страх и волнение окунули сознание в свои воды.

Веди себя непринуждённо. Веди себя непринуждённо. Веди себя нормально, чёрт возьми, Алекс.

И так, как я хотела рвануть с места, чтобы упасть в его объятия, я не хотела никогда.

— Ты снова меня игнорируешь или придумаешь другую отговорку? — улыбнулся он, из-за чего я вновь закусила нижнюю губу, чтобы не захихикать, словно глупая девочка.

Глава 12

Том

Улыбка Алекс могла затмить целый свет, но она отчаянно пыталась удержать её и скрыть. Поджимая губы, она нерешительно сделала шаг навстречу, отведя взгляд в сторону, будто это как-то должно помочь. Я вижу, что она стесняется.

— Ты специально караулишь меня? — выдохнула она, встретившись со мной взглядом.

— Ты ведь игнорируешь меня, — пожав плечами я, сделал ещё несколько шагов, поравнявшись с девушкой, — остаётся только так.

— Том, тебя не было в школе несколько дней, я не могла игнорировать тебя.

— Хорошо, пусть будет так. Но я был в школе. И кстати, успел положить в твой шкафчик кое-что.

— Это был… — ошарашено выпучила зелёные глаза, Алекс пошатнулась на месте.

— Подожди, — перебил я, — с чего ты взяла, что меня не было?

Улыбаясь, я ждал ответ, но уже знал, что его не последует, потому что щеки Алекс залились краской, следом за ними покраснел нос. Посчитав это очень милым, я тихо засмеялся.

— Ты искала меня?

— Я не искала тебя! — тут же возмутилась она, скрестив руки под грудью.

— Ладно, но откуда ты знаешь, что меня не было?

— Потому что я не видела тебя.

— Хорошо, я приму это за оправдание. Можно вопрос?

Поморщив носик, Алекс согласно кивнула.

— Искала взглядом или вообще? — засмеялся я, не удержавшись. На самом деле, мне льстит и нравится любой вариант ответа из двух, потому что я видел её.

— Прекрати издеваться надо мной! — запищала она, шлёпнув меня по руке.

— Просто ты слишком мило врешь или ты всё-таки сильная? М? Алекс?

— Я не вру, Том, — захныкала она.

— Хорошо, ты получила мой подарок?

— Какой?

— Я только что сказал, — вновь рассмеялся я, игриво взъерошив шоколадные волосы на макушке маленькой врушки, — у тебя провалы в памяти?

— У меня ты в памяти! — воскликнула она, но тут же пожалела о сказанном, судя по метающимся глазам, — Боже, что я несу? Я не то имела в виду.

Смеясь, я смотрел на девушку перед собой, которая по какой-то причине теряет контроль над собой, становясь робкой, стеснительной и тихой в моём присутствии. Точней, тогда, когда мы вдвоём. Закрыв лицо ладонями, Алекс начала что-то бубнить и ругаться, но скорей всего сейчас она проклинала саму себя, смеша меня ещё больше. Теперь я точно уверен, что она не равнодушна ко мне. Если раньше я сомневался, то сейчас отрицать элементарное не имеет смысла.

— Так и?

— Что? — вздохнула она, — я и так уже наговорила лишнего.

— Ты получала мой подарок?

— Смотря, что ты имеешь в виду.

— Цветы, Алекс.

Шлёпнув себя по лбу, она закрыла лицо ладонями, начав размахивать головой в разные стороны.

— Нет?

— Том… я не знала, что это был ты…

— И? — протянул я, выгнув бровь.

— Я… в общем, я их выкинула.

— Выкинула?

— Да, Боже мой, я думала, что это был Дитон. И вообще, ты сам виноват!

От удивления, я покачал головой.

— А ты отлично делаешь виноватым меня, Алекс.

— Ты даже не оставил записки, намёка и чего-то ещё. И я не видела тебя. Ты же не мог сделать это на расстоянии.

×
×