Мой план (СИ), стр. 27

Пока наш путь к дому Алекс с каждым минутой уменьшался, я ловил себя на мысли, что не желаю с ней расставаться. С ней весело, комфортно, она не трещит о том, какое платье вчера купила и между какими цветами лака не могла определиться в салоне красоты, меня до жути цепляет её простота и озорство. Хоть она и смущается, всё равно остаётся собой, если, конечно, она и есть такая простая, внешний вид может быть обманчивым, и как только я возьму её за руку, получу вынос головного мозга, чего совсем не желаю. Несколько дней назад я вообще не был готов начинать что-то в школе, а сейчас на соседнем кресле сидит девушка, которая меняет всё взмахом волос и заразительным смехом.

— Спасибо за вечер, — улыбнулась Алекс, когда мы подъехали к дому.

— Спасибо, что согласилась, — откликнулся с улыбкой я.

— Только из-за хот догов, — засмеялась она.

— Я ничего утверждаю о большем.

Покинув салон машины, Алекс ещё раз улыбнулась.

— Всё было настолько плохо, что ты скорее хочешь убежать от меня?

— Нет… не в этом дело.

— Тогда в чём?

— Боюсь наговорить глупостей, — пожала плечами Алекс.

— Хорошо, тогда у тебя есть возможность переосмыслить наши диалоги и попытаться вникнуть в их суть.

— В какую суть?

— В ту, которую ты не понимаешь.

— Том, ты снова говоришь загадками, — вздохнула Алекс.

— Алекс, ты трижды задавала или утверждала один и тот же вопрос, на который я давал тебе четкий ответ. Но ты пропускала этот чёткий ответ мимо, поэтому сегодня у тебя есть возможность подумать.

Зелёные глаза, в которых отражались отблески включённых фар, то и дело успевали моргать, смотря на меня. Кажется, что она уже начала пропускать каждое сказанное слово через тонкую воронку. Надеюсь, что ей всё же удастся добраться до главной сути, потому что я выражался достаточно понятно на один вопрос несколько раз.

— Алекс, — окрикнул женский голос с порога дома.

— Иду, — улыбнулась она, взглянув в сторону дома, после чего повернулась ко мне, — ещё раз спасибо за вечер, Том.

— Тебе тоже спасибо, — кивнул я.

Аккуратно хлопнув дверцей, Алекс побежала к дому, где как мне показалось, была её мама, и я успел зацепить её объятия с ней, после которых направился в свои стены.

Глава 8

Алекс

С каждой новой прокруткой слов Тома в голове, моя улыбка становилась шире и шире, и эта ночь стала самой длинной, но чертовски приятной, потому что я наконец-то поняла:

«— Ты подчиняешься нам».

«— Я не могу не подчиняться тебе».

Как я могла каждый раз упускать эти слова? Почему я такая глухая идиотка с мозгом размер, которого колеблется в диаметре муравья. И сегодняшнее утро я в волнительном предвкушении и содрогании собиралась в школу, где вновь увижу Тома. Я дважды попыталась нормально накрасить ресницы, не ткнув себе в глаз кисточкой, и только третья попытка обвенчалась успехом, от чего я ликовала. Одежда казалась бесформенной и в принципе не той, что приводило в бешенство. Собственный гардероб вдруг ни с того ни с сего перестал мне нравиться. Скорей всего я просто схожу с ума, потому что мечты оказались явью.

Он. Меня. Заметил.

С этими словами я прожила половину суток. Я держу всё внутри, даже Лизи не знает о вчерашнем вечере, потому что провела остаток дня с родителями. Знаю, она всё заметит и почувствует, даже если ей вырвут глаза и сердце. Мы чувствуем друг друга совершенно легко, и одновременно с желанием промолчать, я хочу рассказать. Я сама не знаю, чего ожидать, и боюсь того, что подруга заочно разочаруется в парне, который окрыляет меня. Её мнение мне очень важно, но ещё мы обе понимаем, что это уже моя задача и решение идти в ногу с выбором, будь это Том или кто-то другой. Семья и друзья примут мой любой выбор.

Стакан с соком ходил ходуном, когда я ковыряла свой завтрак, который казался бесконечным. Мама пристально следила за каждым моим действием с удивлёнными глазами. Она не видела, что в машине был Том, и думаю, что это спасло меня, а может и его. И сейчас её любопытство взяло верх:

— Алекс, что происходит?

— Всё в порядке, — кивнула я.

— Думаешь, от меня можно скрыть что-то важное?

— Но всё действительно в порядке, мам.

— Ты ведь… кхм… где ты вчера была?

— Боже, мам, ты серьёзно? — засмеялась я, — не переживай, мне только пятнадцать, я всё ещё могу пойти к алтарю девственно чистой.

— Алекс, — смущённо вздохнула мама, — порой твоя открытость и откровенность вгоняет меня в краску.

— Мама, если ты хочешь поговорить со мной о половом воспитании и сексе, то не нужно использовать метод пестика и тычинок, — хихикала я, вгоняя её в краску ещё больше, — мы же в двадцать первом веке живём. Всё в порядке, я не лишилась ума и не отдалась первому встречному.

— Господи, хорошо-хорошо, только давай закроем эту тему, — вскинув руки в воздух, она развела их в разные стороны с шоком на лице.

— Ты сама её начала.

— И сейчас сама закрываю.

— Очушенно, — кивнула я, — спасибо за завтрак. И да, вчера я была с другом. Не знаю, свидание это или нет, но я просто провела вечер в хорошей компании.

— Хорошо, — улыбнулась мама.

— Я рада, что мы поговорили на счёт секса, мам, — захихикала я, вновь заставляя её покраснеть, словно это мне тридцать с хвостиком, а не ей.

Оставив поцелуй на её щеке, я подхватила рюкзак и поспешила на выход, иначе после меня мама получит инфаркт и поседеет на нервной почве, а то и хуже — останется без волос.

Лизи и Райн уже ждали меня, громко над чем-то хохоча до такой степени, что по щекам лучшей подруги сбегали слёзы, а её ладонь избивала собственные ноги. Если так будет дальше, то Райн может брать быка за рога, потому что Лизи предпочитает смешных парней, а не спокойных, как это делаю я.

— Мы не будем тебя ждать, пойдёшь в школу в виде панды, — улыбнулась я, поравнявшись с друзьями.

— У меня хорошая тушь, — сквозь хохот продышала она.

— Не знаю, что ты ей сказал, но нам пора, — обратилась я к Райну, который заулыбался в ответ.

— Что с твоим лицом? — прищурив карие глаза, расплылась в хитрой улыбке Лиз.

— Что с моим лицом? — выгнув бровь, вздохнула я, ругая саму себя за то, что тело всё выдаёт.

— А вот это уже интересненько, — захихикала Лизи, — чем вчера занималась?

— Ерундой, — с именем Том.

— Какой ерундой? — продолжала свой допрос с пристрастием подруга.

— Господи, Лиз, я не знаю о чём ты, но смех прочистил тебе мозги, — хмыкнула я, встряхнув головой, — пошли уже.

— Ладно, ладно, — вздохнула Лизи.

Весь путь я то и дело поправляла лямки рюкзака, волнуясь перед предстоящим учебным днём, точней, перед встречей с Томом, которая может произойти в любой момент. Он просил поразмыслить над нашими диалогами, я выполнила его просьбу, наконец, всё поняв. И это понимание окрыляет меня, потому что я скорей парю над тропинкой, чем шагаю. Взгляд лучшей подруги хорошо ощущается, но голова настолько вскружена, из-за чего я не обращаю внимания ни на что и ни на кого, по этой причине я уже чуть ли не поцеловала какого-то мужчину, дверь и стену, что только забавляет мою лучшую подругу. Лизи явно понимает всё, в отличие от Райна, который смотрит на меня как на внезапно ослепшую. Знал бы друг, с кем я вчера была, и что он мне говорил, то у него могла отвалиться челюсть. Кроме того, Том не просто что-то говорил, он касался меня. Больше всего я не могу забыть его прикосновений: самых нежных, самых тёплых и самых желанных.

Каждый шаг, каждый урок и каждый час, я лишь думала о Томе. Я вообще ничего не слышала и не замечала вокруг, потому что голову и глаза закрывает пелена воспоминаний всего лишь одного вечера. Если так будет каждый раз, то собственный здравый рассудок и адекватность я оставляю за плечами прошлого очень быстро.

— Алекс! — махала перед моими глазами подруга.

— Что?

— Да что с тобой такое? — фыркнула Лизи.

— Я слишком много думаю, — хмыкнула я.

×
×