Судный день (СИ), стр. 35

— Тогда жду тебя завтра у себя, — согласилась Падме. — Пока подберу тебе кого посильнее да смышленей.

— Отлично, и базой данных КК займешься сам, пока что, — добавила Ласка. — Я тебе покажу, что делать, а сама добью до конца разведбазу.

— Ок, тогда погнали?

— Ага!

Закончил я только в двенадцать. Вымотанный донельзя бесконечными прогонами ников, кланов и уровней через базу данных КК, я выбрал семь наиболее перспективных «засланцев», и отправил их Ласке.

— Неплохо, Саш! Лови, я еще полсотни новых выявила в этом долбанном нуборейде… — тут же ответила она.

— Блин, я спать! По тем, что я кинул, есть мысли?

— Ага. Одного я лично знаю. На редкость шаристый тип, поговорю прямо сейчас.

— Все, тогда до завтра, держи в курсе.

— Так, какой спать, я не поняла? Еще пятьдесят человек надо проверить!

— Сама и проверь.

— Я не поняла, мы задроты или кто? Ты что, реально спать собрался?! Дел еще вагон!

— Как вы меня достали, а?! — рыкнул я. — Мне в универ завтра!

— Ниэбет, слышал такое выражение? Надо сделать. Потом спи. Я буду договариваться, а ты мне еще хотя бы троих найди.

— Ты издеваешься?

— Я пошла. Жду через час еще три ника.

Я злобно выругался: вместо того, чтобы играть, уже который час сижу в базе данных, но в словах Ласки было здравое зерно. Поэтому пришлось, позевывая, сгонять за кофе и добывать последние три ника.

Бросив их Ласке в половину второго ночи, я вырубил комп и вырубился сам.

Глава 10. Конец шпионским играм

Глава 10. Конец шпионским играм

Утром меня ждала Вика с красными глазами.

— Падме просто фанатичка! — заявила она, перед тем, как поцеловать меня.

— Тоже мне — открытие, — тяжело вздохнул я.

— Ты что, тоже не спал?

— Ну, почему, часов пять успел урвать.

— Везет… Я только в два легла.

— Ну, так и я! Говорю же пять часов.

— Кому пять, а кому три!

— Пока голову помоешь, макияж, завтрак, и все, пора выходить!

— Да ну, а смысл? Я вот в семь встал, в семь десять вышел. Пять минут умыться, пять минут завтрак.

— А смысл в том, чтобы не показываться перед тобой страшной девицей с всколоченными волосами.

— Да, ладно, я же знаю, что ты не страшная!

— Ну, все равно, красивой быть приятно… — она мечтательно улыбнулась.

Мы запрыгнули в тралл, где я испытал небольшой шок, на заднем сиденье увидев Юлю. У нее тоже были красные глаза и злой-презлой взгляд, которым она одарила меня, на секунду заставил сердце привычно сжаться. Но тут Вика потянула меня на привычное место и я, обняв ее, испытал неимоверное облегчение. Юля — пройденный этап, и, слава Богу!

Но не так-то все оказалось просто!

— Привет, Сашуля! — воскликнула Юля через пару секунд, запечатлев на моей щеке ярко-красный поцелуй, от которого мои уши начали приобретать не менее яркий цвет.

— Привет, Юль, — протянула Вика, оборачиваясь к ней.

— Ой, Викусь, и ты здесь! Я и не заметила!

— А чего это ты моего парня целуешь? Давно никто патлы не трепал?

— Вик, да ты чего? Мы же с Сашкой сто лет знаем друг друга! Мы в Барлионе такое творили, что поцелуйчики — это так… — Юля махнула рукой, привалившись к перилам рядом с Викой.

— Да? Ничего такого раньше не слышала.

— Да и зачем тебе? — задорно улыбнулась Юля. — Это наш маленький секретик… — она заговорнищецки улыбнулась и игриво провела пальчиком по моему плечу.

Я дернул рукой, чувствуя, как готов провалиться сквозь землю и буквально выплюнул слова, рвущиеся наружу:

— Ты меня с мистером Хамаяши не путай, я с тобой в Барлионе фармом занимался, а не извращениями!

На лице Юли отразилась непередаваемый спектр эмоций: удивление, гнев, смущение, а под конец — понимание и затопившая все ненависть. Она с воплем:

— Так это был ты, гребаный ублюдок!!! — ударила меня по плечу и попробовала вцепиться в лицо, но я отшатнулся. — Сука, я уничтожу тебя, ушлепок… — Юля перешла на непечатные эпитеты.

Вика толкнула ее, пока она пыталась достать меня, что привело к печальным последствиям.

Девушка, не ожидавшая толчка, отлетела к дверям, нога провалилась в углубление для ступеньки и Юля рухнула на пол, мгновенно сложившись пополам и заткнувшись. Мы, не сговариваясь, кинулись ее поднимать, но были встречены бесподобным набором матерных слов. Через минуту Юля встала, и мы убедились, что с ней все в порядке, а она нажала на кнопку экстренной остановки и, со словами:

— Ты, гондон, мне за все ответишь!!! — она убрала указующий на меня перст и покинула тралл, хромая на сломанном каблуке правой туфли.

— Эк ее пробило от упоминания японца, — отметила Вика и усмехнулась, глядя на меня. — Так ты, значит, извращениями в игре не занимаешься?

— Я — нет.

— Понятно… — девушка посмотрела вслед Юле. — А она, значит, шалит, хоть 21 и нет?

— Не в курсе, — пожал плечами я. — Ты к коллоквиуму подготовилась?

— Ты тему-то не меняй.

— Вик, я не готов обсуждать с тобой личную жизнь Юли, — улыбнулся я. — Просто потому, что я не в курсе, с кем и как она извращалась.

Она захихикала и заняла привычную позу, позволив себя обнять.

— Коллоквиум вместе пересдавать будем, — вздохнула она. — Если, конечно, чуда не случится.

— А чудо было так близко, — вздохнул я, глядя на 56 баллов за работу. — Всего-то пяти баллов не хватило до трояка…

— Эх, ты, нубас! — Вика показала свои семьдесят баллов.

— Если б мне твой вариант достался, и я бы лучше написал, — попытался отмазаться я.

— Просто признай, что ты глуп, и я разрешу себя поцеловать, — Вика вытянула губки и сделала ими поцелуйчики.

— Ладно, уговорила. Я юн и глуп, — согласился я и облапил ее, притягивая к себе.

Вика была нежная, вкусно пахла, и ее совершенно не напрягало то, что я не умел целоваться. Периодически у меня закрадывалась мысль, что это от того, что она и сама не слишком-то умеет. Зато ей нравилось вот так вот сбегать со мной на переменках и обжиматься в дальних закоулках.

Обнимая ее за талию, я чувствовал каждый сантиметр девичьего тела, доверчиво прижимающегося ко мне. Мои руки периодически сползали на попу, и тогда она пыталась чуть ли не в прямом смысле залезть на меня, поднимая ногу и обвивая ее вокруг моей. После этого она обычно шептала, что надо бы успокоиться, но продолжала целоваться не менее, а то и более страстно.

Пару раз я пытался запустить ей руку под джинсы, но она одергивала меня, обижено произнося:

— Нельзя, Саш! — после чего, как правило, раздавался звонок, и мы бежали на очередную пару.

Домой мы ехали, затаившись. Болтали о предстоящей операции, конечно, но я ловил себя на том, что мой взгляд все чаще и чаще останавливается на ее глазах и губах. Было что-то интимное в том, как она произносила слова так тихо, что расслышать их мог только я.

Заскочив в Викин подъезд, мы только до ее этажа поднимались полчаса, и у двери простояли никак не меньше.

— Все… давай… Топай… Домой… — шептала она между поцелуями, в десятый раз вызывая лифт и заталкивая меня в него. — И… Никаких… Мммм… Поцелуев… На прощание… Понял!?

— Мммм… Угу…

— Руки… тоже… убирай… Аааа… Черт… Ты издеваешься?!

— Да… Я что? Я просто…

— Ооооо… Черт… все… Хватит… — Вика отодвинулась от меня и прошептала. — Иначе я тебя прям тут изнасилую.

Я ухмыльнулся и тяжело вздохнул:

— Ладно, поеду… Жду в Барлионе!

— Давай! — Вика развернулась по направлению к квартире.

— «Кар-18»! — огорошил меня новостью Серега. — Блин… Ты домой не заходил?! Он же у меня где-то! Сейчас поймаем!

После десяти минут осматривания комнаты, «Спектр» засек наноробота и Серега воспользовался автоматической ловушкой.

— Вот и все! Тебя прям по всем фронтам лупят. Кто на этот раз?

— Снова Юля. Но я успел ей пару слов сказать, за что она обещала меня размазать.

×
×