Попаданки рулят! (СИ), стр. 1

Янышева Ольга

Попаданки рулят!

«Пион, прежде чем стать цветком, был врачом богов»

Джорджио Батини

Глава 1

Наблюдая из окна, как распустились бутоны древовидного пиона, еле сдерживала себя, чтобы не покинуть общество кичливых представителей богатой прослойки российского населения, на приём которых меня притянул Константин.

Цветы куда интереснее, но! Для жениха сие мероприятие было важным, только поэтому я стояла молча, старательно держа язык за зубами…

«А всё потому, что сказала — «ДА»! — пожурила сама себя, не понимая, что вообще толкнуло меня согласиться на предложение коренного москвича. — «Наверное, причина в красивом ухаживании…» — усмехнулась про себя, вспоминая первое свидание с Демидовым.

Под «красивым» я подразумевала не букеты цветов и тонны сладостей, за которые потом приходится бедным несчастным девушкам расплачиваться в фитнес-зале! Нет! Наоборот!

Костя был несусветный жлоб, прикрывавший своё скряжничество, уверяя всех, что он домовитый.

Но мне было фиолетово.

Во-первых, кому-то давеча стукнуло тридцать лет и время, которого было катастрофически мало — тик-так — толкало на выбор пары, призывая ко скрещиванию, дабы произвести на свет подобие себя, а во-вторых, я — флорист. Тот момент на свидании, когда Костик остановился возле ларька с цветами, хмуро заявляя не ожидаемое «дорого», а: «Бедные цветы! Сколько их тут погибло!», при этом косясь на цену букетов, покорил меня.

Да, составление этих самых букетов — было моим бизнесом, как и тот ларёк, возле которого мы остановились… но только потому что уже около пяти лет я живу в Москве, этими самыми букетами заработав себе на однокомнатную квартиру! Живи я где-нибудь, где у меня была бы возможность разбить клумбы, заняться ландшафтным дизайном…

«Ох! Умерла бы, наверное, от счастья, будь у меня такой огромный особняк…» — снова вернувшись глазами к окну, стала всматриваться в длинный лабиринт из живой изгороди, с огромными, растущими прямо в середине этого небольшого ландшафта кустами китайского древовидного пиона «Красный гигант»!

— Юленька, — жеманно протянула жена начальника Костика и тётка моей подруги — Карины Васюковой, которая до сих пор не соизволила явиться на день рождение своего дядюшки, хотя обещала, что не оставит меня в компании этих снобов.

— Да, Антонина Леонидовна? — язык сломать можно!

— Смотрю на тебя и умиляюсь, — старательно изображала женщина восхищение, на деле же больше напоминая лизоблюда.

«По крайней мере именно так я их себе и представляла…»

— Ты такая красивая… — продолжала женщина, настораживая меня всё больше.

— Спасибо, — растянула я губы в улыбке, не понимая, к чему женщина ведёт. Такие, как госпожа Свистунова, просто так к лимите не подходят… тем более с похвалой.

— Тебе очень идёт этот цвет волос… сама выбирала? — будто издеваясь, спросила женщина, тронув рукой светлый локон, данный мне от природы.

— Нееет, — протянула я, вернув прядь на место. — Мама и папа такой родили.

— Да? Здорово. Пшеничный цвет волос очень идёт твоим тёмно-синим глазам… платье только слишком яркое выбрала…

«… сказала женщина в таком же красном, как моё платье, пиджаке!» — добавила мысленно, продолжая излучать приветливость.

— Спасибо. Учту на будущее.

— А где Константин? Ты его давно видела.

— Он с вашим мужем, Михаилом Юрьевичем, поднялся наверх, в кабинет. Видимо, какой-то вопрос требует безотлагательного решения.

— Он не подходит тебе…

— Что, простите? — от удивления я чуть бокал шампанского из рук не выронила.

— Костя… он… — женщина как-то сдулась, быстро бросив взгляд на парадную лестницу своего огромного особняка. — Если хочешь, сама поднимись и пойми, что Константин тебе не пара.

— Не сочтите за грубость, но личная жизнь Кости — не забота его работодателей, — старательно пыталась я до конца оставаться воспитанной, но кубанские корни давали знать о себе, распирая меня изнутри парой смачных, достаточно ёмких, но несомненно русских крылатых выражений, весьма разговорного жанра. — Мы как-нибудь сами разберёмся.

— Такая же упрямая, как и он! — проворчала женщина, тряхнув седой укладкой. — Я понимаю — ширма… но зачем тебе портить самой себе жизнь?! Неужели ты не хочешь детей?! А его связь с другой женщиной тебя не смущает?!

— Эээ… я вспомнила, что дома… цветы полить забыла. Извините. Потороплю своего жениха!

Ну, не собиралась я с дамочкой прямо у всех на виду выяснять суть да дело! И так в нашу сторону все пялились. Ни к чему устраивать цирк! Тем более, что поинтересоваться о «другой женщине» лучше у первоисточника!

«Давно с Костиком нужно было поговорить…» — думала про себя, поднимаясь по лестнице. — «Сама знаю, что поторопилась с этим «да», так ещё чужие бабульки будут настраивать меня против брака! Что за фигня?! Хотя… какой ей смысл встревать и наговаривать на моего домовитого жадину!» — услышав в кабинете Михаила Юрьевича возню, остановилась на месте… а, услышав стоны восторга дорогой подруги, напряглась.

За свои тридцать лет мне многое пришлось повидать, но предположение, мелькнувшее в мыслях, не давало сделать тот один единственный шаг, оставшийся до нужной двери, который явно собирался раскрыть мне глаза на это «он не подходит тебе».

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Дверь была приоткрыта.

Сделав пару глубоких вдохов, приблизилась к просвету, бросаемому сквозь получившуюся щель.

— Костик! Как же я скучала!!! — яростно шептала Карина, оставляя царапины на спине моего жениха, штаны которого болтались на коленях.

«Вот сволочи…» — внутри была такая пустота, что страшно становилось за свой эмоциональный диапазон.

Я была настолько шокирована от двойного предательства, наконец, увидев, кем является загадочная «другая», что впервые за свою жизнь не захотела дать отпор, до этого момента предпочитая честно выяснять отношения сразу.

«Да и зачем?» — мысленно усмехнулась, тихо прикрывая двери. — «Люди удовольствие получают, а тут я… как баба Яга не помеле залетаю? Неее… пусть радуются… предатели… в конце концов, им за меня девятый круг ада заплатит!» — двигаясь вниз по лестнице, до меня, наконец, дошло, для чего атеистам верить в Бога. — Да хотя бы для того, чтобы в душе царило чувство отмщения в его мирной форме — типа, есть высшие инстанции, которые всех твоих обидчиков раскидают по определённым «казематам».

— Юленька? — окликнула меня женщина, стоило только спуститься вниз. — Ты бледна… видела? Да?!

— Ещё нет, — лучезарно улыбнулась я, одним своим счастливым видом останавливая Антонину Леонидовну на полпути. — Но очень хочу. Уже полчаса как смотрю на ваш древовидный пион… и насмотреться не могу.

— Эээ… мы его из Китая привезли… когда отдыхали в Лоянь, провинция Хэнань. Там ещё такая легенда интересная была… мол Пион, прежде чем стать цветком, работал врачом при Богах…

— Что вы говорите!? — у меня даже скулы заболели от стараний казаться довольной жизнью. — Как интересно… Можно взглянуть поближе?

— Да, конечно, — кисло улыбнулась женщина, пропуская меня на террасу, которая вела прямо к саду. — Сама дойдёшь? Просто у меня гости…

— Естественно. Благодарю.

«Стерва…» — сделала я вывод, понимая, что жёнушка начальника Кости явно в теме, что там происходит. Непонятно, правда, каким образом… возможен даже сговор с очаровательной племянницей, но какое это теперь имеет значение?

В носу защипало от обиды.

Если твой жених падок до твоих подруг, совершенно всё равно сколько его там соблазняли, и как он, бедолажный, этим совращениям сопротивлялся! Измена, как тот факт, что «на лицо»! Если она имеет место быть, то тут только глаза выкалывай и память стирай! В ином случае, я никому, никогда, ничего не прощаю!

Застыв возле куста, наконец, сдулась.

×
×