Уроки трансфигурации: Суженый в академии, стр. 11

– Вы полностью здоровы, а уж о проклятии не идет и речи – ваша аура чиста и даже светится, будто вы влюблены. Мой диагноз таков: любовь вам противопоказана и любить вы не умеете. Свободны!

Несколько раз мне повторять не пришлось. Я быстренько поднялась, поправила одежду и поспешила на выход, запоздало размышляя над словами целительницы. О чем она вообще? Я и влюблена? Три раза посмеюсь!

Но в голове помимо воли всплыл образ айна Улианда. Нет-нет! Глупости это все!

Как и договаривались, мы с соседками отправились в библиотеку, которая находилась на последнем этаже под куполом. Библиотекарь у нас была специфическая – лесная фея размером с мой большой палец. Особенно забавно было наблюдать, как она перетаскивала с места на место огромные фолианты. Но чего ей не занимать, так это ответственности, кропотливости и педантизма. В библиотеке была идеальная чистота, а все книги стояли на своих полках в нужных разделах! А ты попробуй ослушаться фею и не поставить книгу на место, она же так закричит тебе в ухо своим фальцетом, что потом еще неделю будешь в берушах ходить, чтобы звуки окружающего мира не казались такими громкими.

И это я еще не говорю о могущественных проклятьях фей.

– Айна Люлю, – поздоровалась я, – мы ненадолго. Хотим посмотреть раздел живых существ.

– Вот пропуск до десяти вечера, – выдала фея, пролетая над столом. – Опоздаете – наказание.

Наказания в библиотеке были даже хуже, чем факультативы у профессора Свика, поэтому мы с подругами согласно закивали и направились в нужный раздел. Начался долгий и нудный поиск, за время которого мы даже успели немного рассориться и быстро помириться. Наши труды не увенчались успехом ни через два, ни через три часа. Время подходило к девяти, но нам так и не удалось ничего узнать. Ни в одном справочнике не было информации об эдифанах!

– Возможно, это действительно какой-то экспериментальный образец, – высказала общую мысль Лил, тяжело вздохнув. – Я уже так устала! Пойдемте отсюда.

– Подождите, – остановила Орсана и провела рукой по огромному фолианту, лежавшему на столе. – Тут не хватает одной страницы, как раз после ширангов 2.

Мы с Лил подошли к Орсане и взглянули на книгу – одна страница была вырвана, а сам фолиант был настолько старым, что если бы не поддерживающая магия, то рассыпался бы на глазах.

– Но что нам толку от вырванной страницы? – захныкала Лил. – Все равно ведь информации нет!

– Зато теперь мы можем предположить, что эдифаны все-таки не какой-то там эксперимент, – возразила я. – Значит, эта информация засекречена…

– …но наверняка есть в закрытом отделе, – закончила мысль Орсана, и я кивнула.

– Именно так! Но у нас туда нет пропуска, – со вздохом продолжила я. – Если только попросить преподавателя…

– Нет, секция на то и закрыта, что там запрещенные сведения, которые студентам знать рано, – возразила Лил, и мы с Орсаной закатили глаза.

– Конечно-конечно, – ответила я, а сама улыбнулась, продумывая, в кого трансфигурироваться на этот раз.

Но мне нужно будет время на подготовку.

Глава 6

В комнате мы долго спорили, чей облик принять, чтобы пробраться в закрытую секцию. Лил была категорически против этой идеи, напомнив, как я попалась в прошлый раз. А что нам еще оставалось? Нужно же разгадать загадку эдифана! Да и практическое занятие по истории на следующей неделе, нужно поторопиться, чтобы успеть все подготовить.

– Вы понимаете, что просто так получить доступ у айны Люлю не получится? – продолжила уговаривать нас дриада. – В этот раз просто одеждой преподавателя не отделаешься, нужно будет предъявить еще и пропуск.

– Это, действительно, проблема. Но ведь пропуск выписывает ректор, – задумчиво сказала я, проигнорировав недовольство Лил.

– Я за кандидатуру профессора Денима, – внезапно сказала Орсана, и я едва не подавилась.

– Ты с ума сошла! Он нас моментально раскусит.

– Но это единственный выход избежать пропуска, сами подумайте. Люлю не будет проверять ректора, к тому же в него влюблена половина академии – вполне возможно, что пару раз поулыбаться ей хватит, чтобы она пропустила ректора без слов. Вы же знаете, как это происходит. К тому же ректор не принц, чтобы в него было запрещено трансфигурироваться.

Я призадумалась. Идея была здравой. Но получится ли?..

Вообще правила трансформации были весьма сложными. Если личности становились постоянными, то мы должны были регистрировать их в магдепартаменте. Так что «Джерома» я уже давно должна была зарегистрировать, но все сомневалась, что он действительно станет одной из моих личностей.

Трансфигурация – это неотъемлемая часть любого метаморфа, поэтому нам не могли запретить ее использовать, пока мы не преступили закон. Тогда нас ждали магические кандалы. До тех пор нам разрешалось делать все. Тут как в розыгрышах: поверил – сам дурак. Единственное табу накладывалось на членов королевской семьи, нельзя принимать даже приближенный образ, за это полагалась смертная казнь.

Наша магия нераспространенная, но различные службы во избежание ненужных последствий все равно перед важными разговорами или подписанием бумаг проверяли своего оппонента теми или иными личными вопросами. В академии этим часто пренебрегали, так как доверяли студентам – ну как доверяли, надеялись на нашу благоразумность. Нам просто невыгодно было портить с преподавателями отношения, еще учиться у них, да и наказания бывают весьма жестоки… В общем, местные преподаватели и бед с метаморфами, считай, не знали, пока не появилась я.

– Нет, – вынесла вердикт. – Это очень и очень плохая идея. Профессор Деним меня со свету сживет, если надругаюсь над его личностью. Он же шуток не понимает, если только это не его шутки. У меня есть другой план, но тоже с участием профессора.

– Что ты хочешь сделать?

– Старшекурсникам-выпускникам вход в закрытый отдел разрешен, – начала я, – значит, я могу пройти под личиной одного из них. Стоит лишь украсть волос одного из них и выписать пропуск на его имя у айна Денима.

– Как ты хочешь выписать пропуск? Айн Деним начнет задавать вопросы по проекту и потребует, чтобы ты описала, что именно тебе понадобилось в закрытом отделе, – возразила Орсана. – Сомневаюсь, что получится. Скорее ректор тебя раскусит, как щелкунчик орешек.

Брр. Орешком для его острых зубов быть не хотелось!

– Ты права. Значит, нужно пробраться в его кабинет и самим достать пропуск, предварительно сделав ключ.

– Слишком сложно, – со вздохом отозвалась Лилана.

– Однако все легче, чем попытаться обхитрить ректора, – возразила я, и девушки призадумались.

– С завтрашнего дня начнем подготовку и распишем план, – вынесла вердикт Орсана, – а пока всем спать.

Выспаться толком не удалось – Сава вел себя беспокойно, особенно без дополнительной еды. У него были лишь те пирожки, которые я принесла ему в обед. Поэтому пришлось выходить на работу, чтобы иметь возможность забежать в трактир и пополнить запасы еды.

У меня были сомнения, использовать ли внешность Джерома или создать новую, но в итоге решила, что вчера ничего такого не произошло, чтобы принимать кардинальные меры, поэтому я отправилась в облике уже знакомого мальчишки.

– А, Джером, – встретил меня айн Улаф и передал записку. – Тут тебе оставили. Но прочитаешь потом – сначала работа.

Я согласно кивнула и еще раз посмотрела на свернутую записку из дорогой белой бумаги с вензелем в углу. «АУ». Невольно улыбнулась, сунула записку в карман и, забрав велосипед, покатила по нужной улице. Сегодня работала быстро, так как очень хотелось узнать, что же мне написал айн Улианд. Злится или огорчен? Хотя какое ему дело до дворового мальчишки? Странное чувство, но мне хочется верить, что между нами есть какая-то связь.

Тьфу ты, Румария! Если между нами будет какая-то связь, то это выставляет айна Улианда в отрицательном свете. Очень и очень отрицательном. Но, может, это просто забота? Если он понял, что под личиной Джерома прячется миловидная девушка девятнадцати лет?