С Новым Годом! (СИ), стр. 16

Я с сожалением оглядела раму. Окно не открывалось. Коснулась холодного стекла, будто дотрагиваясь ладони любимого.

Сердце бухнулось в пятки, когда Миша коварно улыбнулся.

«Иди сюда…» — прошептала я одними губами.

Орлов отрицательно мотнул головой.

Все сомнения вернулись сразу же, поднимая бедное сердце и снова роняя его вниз.

«Почему?»

— Я тебя съем, моя Красная Шапочка… — глаза у Миши блестели так ярко, что я нервно хихикнула. Шотландец оценил мою пижаму. — Хочу тебя поцеловать… — глухо донёсся голос парня через стеклянную преграду.

Шагнув вперёд, прижалась к стеклу. Миша с готовностью ответил, касаясь губами стекла, где замерли мои губы.

— Даже отсюда чувствую, какая ты сладкая…

«Болтун — погибель женская, девочки!» — прерывисто сделав вдох, зарделась.

— Скоро увидимся… — тяжело вздохнул Орлов и исчез.

Я была готова его убить!

Когда ко мне пришли сёстры Михаила, чтобы поздравить с восемнадцатилетием, я уже немного отошла, но быстро завелась снова, едва девочки пригласили меня на прогулку в Глазго.

«У нас самый классный музей в городе!» — весело щебетала Софа, а я зубами скрипнула от досады.

Всё исчезло вмиг, едва я переступила порог галереи.

«Я», «Я», «Я», «Я»! Везде! На стенах, в рамах! Разная — чёрно-белая, цветная, оживлённая рукой любимого художника!

Я не фанат своей внешности, но глядя на себя, не могла от восторга рот закрыть.

«Он сотворил меня на холсте!»

Стрелочек в этот раз не было. Только подпись и стайки людей, переходящих от картины к картине.

Миша нашёл меня сам.

Я стояла, как заворожённая, перед шестнадцатилетней самой собой у ели, росшей возле моего дома. «Она» улыбалась и нежно трогала колючие иголки символа нового года, а в её волосах таяли снежинки.

— Искорка моя… С Днём Рожденья!

Обернувшись, бросилась в объятья любимого, желая только одного — по-настоящему и до самой капли своего существа стать его.

Первый сексуальный опыт получился волшебным. Я, как пьяная, не могла насладиться ласками и поцелуями Миши, требуя ещё и ещё. Даже небольшой дискомфорт не смог погасить моего энтузиазма.

«Да. Именно «Волшебный!» — это всё, что сейчас приходило на ум мне — жене идеального мужа.

17 лет…

Тоже двоякое ощущение.

Полёт на воздушном шаре над Красноярском — с одной стороны, и предстоящая разлука — с другой. Это был единственный раз, когда я не хотела своего дня рождения, страшась его приближения.

Потянувшись, перевернулась на бок, закругляясь с воспоминаниями.

«Вчера весь вечер умоляла Мишку ничего не делать. Если он… Блин! Когда я успела стать такой занудой?! Человек старается! Каждый год меня шокирует размахом своей фантазии, а я — неблагодарная козюля! Может, во всём виноваты гормоны? — Улыбнувшись, коснулась ещё пока плоского живота. — «Сегодня моя очередь дарить подарки!»

— Ты такая красивая, Искорка. Не двигайся. Сейчас.

«Нет-нет-нет! Только без сюрпризов!»

— Не открывай глаза.

— Миша, я тебя задушу, если ты мне что-нибудь подаришь.

— Никаких подарков, детка. Мы же договаривались! Я даже фунта не потратил… всё! Открывай!

Собравшись с духом, села на кровати, досчитала до десяти и только потом выполнила приказ Орлова.

На первый взгляд ничего страшного не заметила.

В центре комнаты стоял красивый брюнет с кисточкой в руке — всё.

Потом пригляделась.

«Спасибо…», «Спасибо…», «Спасибо…», «Спасибо…», «Спасибо…» — одно единственное слово повторялось снова и снова, очаровательно сливаясь в интерьере на обоях и некоторых участках мебели.

«ОН ЗНАЕТ!» — Миша внимательно следил за моей реакцией, а я, под властью гормонов, не удержалась и скисла, обиженно поджав губы.

— Что? Тебе не нравится? — встревоженно спросил муж, быстро убирая кисточку и прыгая ко мне на кровать. — Блин. Так и знал, что этот минимализм тебе не понравится! Лучше бы полетели на острова отдыхать! Чёрт… но ты же сама просила. Я подумал, что «спасибо» за твой день рождения — как раз то, что нужно… и в рамках твоей просьбы.

С надеждой вскинув голову, прищурилась.

— Только за день рождения?!

— Ну… — глаза мужчины забегали. Он искал подвоха в моём вопросе. Боялся умалить моё существование и значение в его жизни. — Не только. За то, что ты со мной… за то, что стала моей женой… просыпаешься рядом… — Фантазия у любимого болтуна работала всегда, что надо! Он разошёлся. — Искорка! Да солнце встаёт только потому, что тебе надоело спать, и ты глаза скоро откроешь!

— АААААААА! — довольно взвизгнула, заваливая Мишу на спину и забираясь на него сверху. — Ура! Ура! Ура!!!!

— Что происходит? — перепугано протянул муж, обнимая меня за бёдра. — Ты так не радовалась даже тогда, когда я тебя в королевской кровати…

— Тц! — зажав рукой болтливой рот Орлова, улыбнулась от уха до уха. — Ты не знаешь!

— Чего не знаю? Это что? Месть?! Ты мне мстишь?

— Ага! — кивнула, запрыгав на муже, как егоза. — За семь дней рождений? За ожидание и нервотрёпку каждого вечера! Ты не знаешь… Ты не знаешь! А я до вечера не скажу!

Попробовав встать, рухнула на матрац.

Миша навалился сверху, придавливая меня своим телом.

— Я тебя сейчас свяжу и пытать буду, госпожа Орлова, — баритон мужчины завибрировал, будто превращая своего обладателя в одного из представителей семейства кошачьих.

— Тигр мой ненаглядный… я не сдамся, — вызывающе улыбнувшись, поцеловала Мишку в нос.

— Посмотрим! — муж провёл рукой по моим рёбрам, мягко щекоча, и я задохнулась от смеха.

— Нет-нет! Не надо! — извиваясь, запричитала быстро, всегда боясь этой пытки.

— Сдавайся, ужик.

— Нет! Пусти! — у меня слёзы на глазах выступили.

— Пока не скажешь…

— Я беременна! Беременна!

Всё резко прекратилось.

— А? Что? — Секунда, и Миша отскочил от меня на край кровати, как от прокажённой. — О, Господи! Я тебя нигде не придавил?!

От смеха я согнулась пополам.

— Тебе больно? — никак не мог взять себя в руки мужчина, впервые имея дело с беременностью в живую. Ни у его сестёр, ни у друзей детей пока не было.

— Дурашка… — потянувшись к любимому, с невероятной любовью приняла его объятья. — У нас только десять недель. Придавить малыша можно только если кишки мне выпустить.

— Фу! Алька, блин! — Миша вздрогнул. — Что за чёрный юмор?! Кошмар! Бр!!! На ближайшие девять месяцев забудь о нём, иначе муж у тебя будет седым и очень нервным! — Мужчина прижал меня сильнее, с нежностью заглядывая в глаза. — Ох! Алинка… Я буду папой… Спасибо, Искорка! Это самый удивительный день рождения! Даром, что не мой.

Мы захохотали, глядя друг другу в глаза с любовью.

«Это так просто — любить! Любовь не бывает случайной. Любовь осознанна, любовь — это усилие. Она — только твоё решение, хоть ты и редко успеваешь это осознать до того момента, когда уже слишком поздно. Господи, я благодарна тебе за свою любовь! — Прижавшись к широкой груди мужа, восторженно смотрела в окно, где солнце щедро одаривало своими лучами шотландскую землю, освещая светом мою Вселенную. — Спасибо! Я — самая счастливая из всех твоих Искорок!»

×
×