Как развлечь гостей на собственных похоронах (СИ), стр. 3

Задержавшись, чтобы закрыть дверь, я вздрогнула, когда в отдаленном углу за полочками двинулась тень. От шока даже протрезвела немного. Как человек, который обычно в фильмах ужасов умирает первым, я медленно приблизилась, не отводя от места расширенных глаз. От предвкушения казалось даже сердце замерло.

Но никого там не было. И в других углах тоже. И за картошкой. Вообще голяк.

Обиженная на своё глупое разыгравшееся воображение громко захлопнула дверь в подвал и поднялась вслед за подругами.

Вечеринка была в самом разгаре. В доме не осталось ни единого трезвого человека. А потому было весело абсолютно всем. Ну, кроме соседей, конечно.

Улыбаясь, я рассматривала красиво выложенные по периметру двора тыквы, внутри которых в сумраке завораживающе пылали свечи. Их огоньки отражались в моих глазах, из-за чего мне казалось, что они фосфорятся в темноте, как у кошки.

Потянувшись к столику в беседке, я взяла один из прозрачных стаканчиков, наполненных каким-то алкоголем. Но донести его до довольной моськи так и не удалось.

Это произошло так внезапно, что улыбка не сошла даже тогда, когда я почувствовала неладное. Тут немного протрезвевшая я стояла и радовалась жизни, а тут уже пыталась удержать в вертикальном положении внезапно ослабшее тело. Просто в одно мгновение все звуки отошли на задний план. Меня словно поместили в большую банку. Причем с толстыми стеклами, потому что изображение перед глазами резко поплыло. С глухим стуком, который я так и не услышала, стакан выпал из моих ватных рук, а потом рядом со стаканом растянулась и я сама.

Моё сознание печально помахало мне ручкой, как и здравый смысл.

Потому что последнее, что я видела в размытой толпе — насыщенные красные глазища однозначно не земного происхождения.

Глава 2

Ещё никогда утро не было таким приятным. Я чувствовала такую легкость и бодрость, словно проспала недели две, не меньше. Хотелось прыгать, петь и плясать, как умалишенная. Хотя, по-идеи, после такого загула всем, чего хочется, должна быть смерть.

Блаженно потягиваясь, лениво разлепила веки.

И замерла с округленными до невозможности глазами.

Потому что, во-первых, нифига сейчас было не утро. Во-вторых, лежала я совсем не в тёплой постельке. А. в третьих, от того, какая надо мной стояла толпа, не было видно даже кусочка тёмного звездного неба.

Полупьяные морды с краснющими от переизбытка алкоголя и прочих интересных веществ в организме глазами нависли надо мной огромной светло-серой тучей. В буквальном смысле. Потому что эти лица были настолько бледными, что Эдвард Каллен нервно курит в сторонке.

Я нахмурилась, ощущая, как от дурного предчувствия сворачивается желудок.

- Что за чертовщина? - Пробормотала я. останавливая свой взгляд на перепуганной Лизке.

Но девушка продолжала молчать, выглядя так, словно кто-то умер. Катя рядом с ней — вообще ни рыба ни мясо.

Странное поведение подруг, да и всех остальных присутствующих, меня нервировало до тошноты. Я села, решительно настроенная выяснить причину массового беспокойства. Только почему-то взгляды толпы так и остались прикованы к тому же месту, где до этого лежала моя голова.

- Эй! Вы что. издеваетесь? Что за игнор? - Возмутилась я, изворачиваясь на месте.

И закричала так, что услышали, наверное, в Антарктиде.

Потому что, перевернувшись, я нависла над самой собой. Точнее, я практически лежала на своем же теле. Точнее, это как бы была я. но нет. Точнее, вторая я.

Чёрт возьми! Я была настолько ошарашена, что едва не умерла. Если только не уже...

Вскакивая на ноги, я принялась выхаживать вокруг «лежачей себя» и рассматривать склонившихся над ней, то есть, надо мной, людей. Никто из них так на меня внимание и не обратил. В смысле, на меня «ходячую». Все смотрели на растрепанный бледный предполагаемый труп, рядом с которым валялся перевернутый стаканчик с алкоголем.

Меня сковал такой ужас и паника, что я уверена, сердце сейчас бы просто вылетало из груди.

Только вот ведь задачка.

Прикоснувшись к своей груди, поняла, что ничего там больше не стучит. От слова совсем. Было так тихо и глухо, как в пустой коробке.

Тут-то меня накрыло не по-детски.

- Лиз? Лизка! Лизооок! - Нервно верещала я, прыгая вокруг замершей девушки.

Но она так и не обратила на меня никакого внимания. Шатенка продолжала таращиться на «лежачую меня» красными перепуганными глазами, с каждой секундой бледнея всё больше.

Тогда я потянулась к её руке, собираясь встряхнуть как следует...

И моя рука просто прошла сквозь подругу, утопая где-то в её локте.

Я сдавленно пискнула, подскакивая на месте и уставилась на свою конечность, как на привидение.

- Ребят... - Неожиданно протянул тихий мужской голос позади.

Я оглянулась и посмотрела на парня, что склонился над моим телом. Узнать его не смогла бы, даже находясь лицом к лицу, так как разрисован гость был от макушки до самых босых пят.

Он мрачно хмурился, хватаясь за свою лысую голову. От этого грим скелета исказился, делая его выражение зловещим и уж больно реалистичным.

Качественная работа. Но сейчас не о том речь.

- Тут такое дело... в общем,... поздно. - Запинаясь, пробормотал знакомый незнакомец.

Эти слова послужили спусковым крючком.

Толпа молниеносно ожила, забившись на месте, как пакет сосисок разом высыпанный в кипящую кастрюлю. Кто- то «охал» и «ахал», кто-то звучно ругался, кто-то впал в слезы, подвывая на весь двор.

Я же переводила взгляд со своего тела на парня, с парня на подруг, с подруг обратно на тело, и медленно оседала на землю, начиная осознавать весь ужас происходящего.

Лица Лизы и Кати в белесоватости могли посоревноваться с самой мукой. Девушки ухватились друг за друга, как за спасательные круги, открывая и закрывая рты с дрожащими губами. Я видела, что обе уже на грани истерики, но, в отличии от других, держались молодцом.

Делая глубокий вдох и выдох, Смирнова прикрикнула:

- Заткнитесь уже к чертям!

Толпа мгновенно замерла, словно кто-то нажал на выключатель. Даже слёзы враз высохли, оставляя лишь грязные разводы грима на лицах.

Всё-таки массовая паника заразнее чумы.

- Нужно вызвать скорую и... я позвоню Алевтине Владимировне. - Сдавленно проговорила Лиза, огромнейшим усилием воли отдирая себя от застывшей Кати.

Я смотрела на пелену слёз в их глазах и чувствовала, как моё мертвое сердце обливается кровью.

Кто же так над нами пошутил?

А следующие несколько часов я наблюдала то, к чему не смогла бы подготовиться никогда в жизни.

Приехала скорая. Ничего интересного для себя они, разумеется, не нашли. А что им делать с трупом? Разве что, можно устроить интересное хэллоуинское селфи на фоне последствий сего же праздника.

Потом прибыли криминалисты. Тут тоже ничего особо понятного вычислить не удалось. Просто внезапная остановка сердца. А от чего это дело произошло, сказать может только судмедэксперт.

Только вот ничего он толкового не скажет. В этом я стала уверена, как только вспомнила одну маленькую деталь. Очень значительную такую деталь.

Чёртовы красные глаза в толпе до того, как сознание вдруг померкло.

Я мгновенно напряглась, принявшись разглядывать местность вокруг.

Паника и ужас отошли на второй план. Убиваться насчёт того, что мне делать в этом мире невидимой жалкой оболочкой, решила отложить на потом. Сейчас нужно было узнать, какого чёрта я стала игрушкой неизвестного существа.

Надеюсь, гаду было весело, потому что мне что-то не очень.

Моё тело увезли вот уже как полчаса точно. Алевтина поехала следом, решительно настроенная выяснить, что за чертовщина здесь произошла. Гости разъехались в первую же секунду, не желая участвовать в чьей-то беде.

Остались только Лиза. Катя и ещё несколько из нашего круга. Они тщательно убирали сотворенный беспорядок, вылизывая каждый уголок так, словно от этой уборки зависти чья-то жизнь.

×
×