Темный путь (ЛП), стр. 1

М. Дж. Патни

Темный путь

(Темное зеркало — 2)

Перевод: Kuromiya Ren

ПРОЛОГ

Франция, осень 1940

Тори почти добралась до места, когда из домика впереди раздались выстрелы. Леди Виктория Мансфилд в своем времени, она умела танцевать, вышивать и вести хозяйство не очень хорошо. Как маг и член Нерегуляров Мерлина, она научилась бросаться в укрытие, когда слышит выстрелы.

Она ударилась о землю и укрылась за кустом слева. Хорошо, что было темно. Подавляя страх, она выглянула из-за живой изгороди.

Пулемет стрелял залпами. Искры вылетали из дула, торчащего из окна на верхнем этаже. Оружие не целилось в нее, что было уже хорошо. Но оно целилось в маленький амбар, где были люди, которых она пообещала защитить.

А еще в 1940 она научилась ругаться. Она бормотала слова, которые потрясли бы ее родителей, граф и графиня Фейрмаунт были бы в ужасе.

Ей нужно было остановить этот дождь смерти, и скорее. Но как? Она не была воином. Она была невысокой шестнадцатилетней девушкой, выглядела младше своих лет. Она не знала, что делать с заряженным пулеметом.

Но она была магом, она могла тянуть магию и таланты своих друзей. Тори смотрела на маленький каменный дом. Он был старым и простым. В два этажа высотой. Наверное, снизу было две комнаты и сверху две.

Здание было темным, кроме комнаты, где стоял пулемет. Скорее всего, обитатели того места убежали, когда в их дом проникли.

Если она сможет попасть в дом и зайти за мужчин с пулеметом, она сможет… что-нибудь сделать. Все зависело от ситуации в доме.

Тори осторожно обошла дом, радуясь, что с собой был камень беззвучия. Он не делал ее невидимой, но шансов, что ее заметят, было меньше. А вот пули обмануть было сложнее.

Как во многих старых домах, окон тут было мало, и они были небольшими. Тори проверила заднюю дверь. Закрыто. На этаже выше было окно, в которое она могла пролезть. Оно тоже можно быть заперто, и Тори выбрала камень размером с мужской кулак на клумбе. Она сосредоточилась на своей особой магии.

Щелк! Она стала подниматься, скользя левой ладонью по каменной стене, пока не замерла рядом с окном. Она безуспешно попыталась открыть его.

Могла ли магия приглушить звон разбивающегося стекла? Она еще не пробовала, но должно было сработать. Магия зависела от сосредоточенности на конечном результате. У Тори было много сил.

Она думала о приглушении звука, на всякий случай дождалась залпа пулемета. Ударив камнем по створке справа, она порезала запястье об осколки.

Разбившееся стекло почти не шумело, но она хотела услышать, заметили ли ее. Хриплый смех звучал из дома. Заговорил мужчина. На французском, не на немецком. Мог работать на нацистов. Судя по звукам, они были пьяными и развлекались стрельбой по амбару, где прятались беспомощные люди.

Один из них говорил ехидно про убийство грязных евреев. Тори разозлилась так, что хотела себе ружье и уметь им пользоваться.

Но ее оружием была магия. Она ощутила за окном засов. Он не поддавался, и Тори легонько взорвала его силой. Замок открылся, но она покачнулась, ведь направила энергию не туда. Сила быстро иссякала.

Тори дернула створки и пробралась в темную комнату. Переведя дыхание, она осторожно создала самый тусклый огонек мага. Комната была простой спальней. Кровать была мятой, словно жители убегали в спешке. Это объясняло приоткрытую дверь, из-за которой было слышно голоса.

Тори угадала снаружи, дом был старым. Кривые балки поддерживали потолок. Хорошо.

Дверь вела в короткий коридор с лестницей и другой спальней впереди дома. Дверь в другую комнату была открытой, показывая трех мужчин в форме французской полиции, пулемет и бутылки вина или другого алкоголя.

Почти без плана она тихо шла к той комнате. Она только добралась до порога, когда мужчина обернулся и посмотрел на нее. Он неуверенно моргнул, но камень беззвучия не защищал от прямого взгляда.

Он вскочил на ноги.

— Там девочка! Наверное, спряталась, когда вся семья убежала.

Второй обернулся и опасно улыбнулся.

— Достаточно взрослая, чтобы мы ее использовали.

Он бросился к Тори. Даже на расстоянии шести футов она ощущала запах алкоголя в его дыхании. Ее гнев вспыхнул снова. Они стреляли в невинных и были готовы напасть на девочку, какой они ее считали. Она сосредоточилась и притянула силу друзей, особенно талант Алларда.

Она собрала силы и взмахнула рукой в сторону балок.

— Хватит! — закричала она, опуская переднюю половину крыши.

Большие балки обрушились на мужчин и их жуткий пулемет. Тори откатилась, а крики мужчин резко оборвались. Оставшиеся балки крыши зловеще стонали.

Весь дом рушился!

Тори поднялась на ноги и побежала к другой спальне, выпрыгнула в открытое окно, пока крыша не рухнула на нее. Что-то задело ее левую руку, и она едва спохватилась, как упала на землю.

Из последних сил она успела повернуться и приземлиться безопасно. Она сжалась в комок, тяжело дыша. Ее левая рука ужасно болела, кровь пропитала рукав, но Тори хотя бы сбежала. А три стрелка — нет.

Она прижала голову к согнутым рукам, подавляя боль и ужас от осознания, что она убила или серьезно покалечила трех человек. Они были мерзавцами, но она не хотела быть в ответе за их жизни.

Она судорожно вдохнула. Она поклялась, что не вернется в будущее. Так почему она была тут?

Потому что у нее не было выбора.

ГЛАВА 1

Англия, июнь 1940

Путешествие во времени было не для слабых сердцем. Леди Виктория Мансфилд вытерла влажные ладони о юбку, представляя, как ее растерзает на кусочки, протащит сквозь зеркало и выбросит на сто тридцать семь лет назад, уставшую и голодную. Но домой можно было попасть только так.

Она посмотрела на друзей.

— Все готовы снова пройти сквозь зеркало Мерлина?

Послышался согласный гул с едким замечанием леди Синтии Стэнтон:

— Я хочу уже с этим покончить! — выделяющимся четче всех.

Элспет с соломенными волосами и похожая на фейри сказала Синтии:

— Раз тебе было сложнее всех перейти сюда, возьми меня за руку, и я попробую дать тебе немного энергии, чтобы переход был проще.

Синтия кивнула неблагодарно, как делала все, и взяла с одной стороны руку Элспет, а с другой — Алларда. Аллард, темноволосый наследник герцогства и сильный маг, ободряюще улыбнулся Синтии. Хоть он был очень красивым, Тори любила его доброту больше внешности.

Он переплел пальцы с Тори. Энергия вспыхнула между ними. Она всегда ощущала себя спокойнее и сильнее, когда они были вместе.

Последним Джек Рейнфорд сжал руку Элспет и закончил вереницу магов.

— Веди, Тори! — он пошевелил светлыми бровями. — Но если мы попадем не в тот век, я буду очень злой.

Она невинно улыбнулась.

— Хочешь провести нас сквозь зеркало, Джек? Я буду рада поменяться местами.

Он ужаснулся.

— Я останусь с магией погоды, спасибо. Это ты у нас эксперт в путешествиях во времени.

Мудрый выбор. Джек был лучшим магом погоды в Англии в 1940, может, лучшим и у них дома, в 1803. Но Тори лучше всего удавалось переходить через зеркало в другие времена и вести остальных за собой.

Тори улыбнулась в последний раз их друзьям из двадцатого века, которые пришли проводить их.

— Удачи и берегите себя.

— Если вернетесь, мы найдем вам кровати, — улыбнулся Ник Рейнфорд. Его семья была в родстве с Джеком Рейнфордом, и они с Джеком были светловолосыми и похожими. Они могли сойти за братьев.

Тори улыбнулась, но они знали, что вряд ли снова увидят друг друга.

Она повернулась к тупику туннеля и подняла правую руку. Хоть зеркало Мерлина не всегда было видно, Тори ощущала жжение его магии. Призвав все свои силы, она представила время и место прибытия.