Я страдаю по тирану (СИ), стр. 1

Анна Веммер

Я страдаю по тирану 

Глава первая

— Мне нужна эта работа, мне нужна эта работа! — повторяю я, глядя в зеркальную поверхность двери офиса.

Если повторить тысячу раз, подействует?

А если в сотый раз проверить, как я выгляжу? В шкафу с трудом нашлось что-то "кэжуал" стиля. Простые черные брюки, немного малые и оттого слишком обтягивающие, белая блузка, которую я выгладила с такой тщательностью, что теперь дышать на нее боюсь, замшевые туфли на высоком каблуке. Мама всегда говорила, что главное оружие красоты — чистые волосы, чистое лицо и улыбка, все остальное приложится. Остается только надеяться, что она была права.

Время уже пятнадцать минут девятого. В приемной никого, парень, который впустил меня, куда-то смылся. Я нервно постукиваю ногтем по циферблату часов. Собеседование же не отменят, если Архипов опоздает? Я пока не вижу других кандидаток, значит, шанс есть.

Как же бьется сердце! У самого горла, с каждым толчком порождая волны панической тошноты.

Мне нужна эта работа! Нужна! Зарплата секретаря гендира "АрхиГрупп" позволит мне окончательно расправиться с неприятностями, в которые я вляпалась. Никому, ни одной живой душе я не признаюсь, зачем мне нужны деньги, но если не найду работу… вернее, если не получу ЭТУ работу, потому что зарплата кассира или курьера меня не спасет, то конец Лесе Данковой.

Вокруг все такое дорогое, начищенное до блеска. Я неделю рылась в поисках инфы о компании. Реклама, продвижение, брендириование — только часть видимого бизнеса. Когда-то это было одно из самых первых рекламных агентств в стране, а теперь холдинг включает в себя и типографию, и модельное агентство, и еще Бог знает что. А властвует над всем этим…

Он врывается в приемную с такой скоростью, что я подскакиваю.

Владислав Архипов — генеральный директор "АрхиГрупп", владелец контрольного пакета акций, по слухам — тиран и та еще сволочь. Но сволочь платит сотку в месяц секретарше, так что мне придется стиснуть зубы и терпеть любой характер. А еще когда-то он дружил с моим отцом и, возможно, вспомнит меня. Только станет ли этот факт прибавкой в мою пользу?

У меня всегда как-то странно трепетало сердце в его присутствии. Только что я, шестнадцатилетняя, понимала? Ну, приходит какой-то приятель папы, здоровается, изредка окидывает меня задумчивым взглядом. Такие, как Архипов на таких, как я, не смотрели. А вот сейчас придется, потому что даже самый безобидный зверек, загнанный в угол, ожесточенно сражается за собственную жизнь.

За годы, что мы не виделись, он стал еще красивее. Хотя, пожалуй, несильно изменился: только приобрел больше лоска и заметно подкачался. Папа дружил со смазливым, хоть и умным, парнем. А сейчас передо мной стоит широкоплечий, спортивного сложения, брюнет. В идеально сидящем черном костюме, с кожаной папкой в руках. Смотрящий сверху вниз и позволяющий себе самую капельку изумления.

— Данкова? Богатой будешь, не узнал. Какими судьбами?

— Я… — Голос мне вдруг изменяет, хрипнет. — Я на собеседование. У меня назначено.

— Ко мне?

Он так недоумевает, словно не искал секретаршу и не давал объявление на сайте с вакансиями. Я его даже сохранила, чтобы, если даст заднюю, козырять доказательствами. Девушки презентабельной внешности, от двадцати до двадцати восьми лет, можно без опыта работы, с базовым английским языком. Я бы и на километр не подошла, если бы не соответствовала требованиям.

— Да. К вам. На должность секретаря.

Он вдруг ругается, и мои щеки заливает краска.

— Ну Ма-а-акс, ну деби-и-ил, — тянет Архипов.

Мне кажется, я сейчас грохнусь в обморок!

— Ладно, — он со вздохом проводит ладонью по коротким темным волосам, и я невольно засматриваюсь на мужчину, — через пять минут зайдешь. И кофе сделай. Черный, без сахара.

Он скрывается за дверями кабинета, а я в растерянности сижу на диване. Смотрю на кофемашину, она смотрит на меня, и никто из нас не понимает, что происходит. На ватных ногах я приближаюсь к жуткому агрегату, но нечеловеческим усилием воли заставляю себя собраться. У меня есть смартфон, интернет и гугл. Найти инструкцию к нужной машине — дело минуты, а кофе и все остальное несложно найти в шкафу.

Пожалуй, для первого раза у меня получается вполне сносный кофе. Я осторожно ставлю чашку на поднос, подхватываю свой файл с документами и вхожу в кабинет.

Мне нужна эта работа. Даже если придется умолять о ней на коленях!

* * *

Ну и зачем ему олененок? Вопрос из вопросов.

Вот она сидит напротив, в своей белой накрахмаленной блузочке, черных брючках, обтягивающих стройные ноги и упругую задницу. В вырезе рубашки видно бледную нежную кожу. Полные розовые губки подчеркивает бесцветный блеск. Ну и глаза. Как у олененка, такие чистые-чистые, невинные-невинные.

Он глазам не поверил, когда увидел Олесю Данкову в приемной, явившись на работу. Помощник что-то говорил о собеседовании с секретаршей, но Архипову в последний месяц было не до смазливых девчонок в офисном мини, поэтому он и назначил ей на самое раннее утро, когда половина офиса еще не соизволила явиться на работу, а вторая хоть и явилась, даже не успела допить утренний чай.

Но он, мать его, в жизни не мог подумать, что кандидаткой окажется Леся!

Он ее узнал-то не сразу, нескладная и застенчивая дочурка партнера за пять лет превратилась в настоящую красотку. Как же теперь ей объяснить, что она не подходит-то…

Так. Что там на собеседовании спрашивают?

Он едва не смеется, когда видит резюме. Уверенный пользователь ПК, знает офисную технику, бакалавр, студентка-магистрант на заочке. Господи боже, да она же всерьез верит, что будет работать здесь секретаршей!

Как бы ей так объяснить, что на ЭТОЙ должности оленята не нужны? Надо подумать, куда ее пристроить, раз нужна работа. К кадровичкам, что ли. У экономистов все переполнено, есть в плановом… ладно, пойдем очевидным путем.

— Леська, тебе деньги нужны? А чего отцу не позвонила?

Она мнется и отводит взгляд. Красивая. Подросла, избавилась от подростковой несуразности, стала похожей на мать, только еще краше и ярче.

— Мне нужен опыт работы в полевых условиях. Я не хочу, чтобы меня посадили за дальний стол и заставили подшивать личные дела, я способна на большее! Я хочу работать. Можете спросить меня что-нибудь по резюме, я не врала в нем.

А голосок-то как дрожит. Можно представить, как она перепугается, если он действительно спросит то, что обычно спрашивает у кандидаток на эту вакансию.

— Лесь, сама понимаешь, вакансия серьезная, должность ответственная…

Он прерывает решившую что-то возразить Данкову.

— Дело не в том, что ты не справишься. Я не сомневаюсь, что ты ответственная и умная девочка. Дело в том, что работа связана со стрессом. С командировками. С перелетами. А ты учишься, тебе нужно беречь силы. Давай я посмотрю, какие у нас есть вакансии на неполный день и позвоню в отдел кадров…

— Нет!

— Леся…

— Вы должны провести собеседование! И не можете мне отказать, если я подхожу по всем пунктам вакансии!

Вот упрямая-то. И зачем ей должность?

Хорошо. Хочешь по пунктам? Он демонстративно взял лист с распечатанной вакансией.

— Ладно, Лесь, — устало произнес он, — у меня нет времени тебя отговаривать. Хочешь официально, будет тебе официально. Знание этикета деловой коммуникации?

— У меня было три месяца практики секретарем начальника финансового отдела. Характеристика положительная. Я умею вести деловую переписку от имени руководителя, делать звонки, готовиться к встречам и совещаниям.

— Опыт протоколирования совещаний?

— Курсы стенографии и работа в предвыборном штабе, я брала интервью у кандидатов от партии на районных выборах, расшифровывала диктофонные записи.

— Презентабельный внешний вид.